Беседа с Богом молитва

Самое детальное описание: беседа с богом молитва специально для посетителей нашего ресурса.

Как мы общаемся с Богом посредством молитвы?

Чтобы понять природу Божьего общения с нами и нашего – с Ним, следует начать с некоторых ключевых принципов. Первый принцип заключается в том, что Бог говорит лишь правду. Он никогда не лжёт. В книге Иова 34:12 написано: «Истинно, Бог не делает неправды и Вседержитель не извращает суда». Второй принцип – Священное Писание содержит лишь Божьи слова. Греческое слово «графе», переводимое как «писание», используется в Новом Завете относительно ветхозаветных писаний 51 раз. Апостол Павел утверждает во 2 Тимофею 3:16, что эти слова буквально «богодухновенны». Слово «графе» также относится и конкретно к Новому Завету – Пётр называет послания Павла «писанием» во 2 Петра 3:16, как и Павел (в 1 Тимофею 5:18), цитируя слова Иисуса, которые мы находим в Луки 10:7, называет их «писанием». Таким образом, определив, что книги Нового Завета принадлежат к особой категории «писаний», мы можем прийти к выводу, что слова во 2 Тимофея 3:16 также относятся и к ним, следовательно, они владеют качествами, приписываемыми Павлом «всему писанию». Оно – «богодухновенно», и все его слова являются словами самого Бога.

Почему эта информация важна в вопросе о молитве? Определив, что Бог говорит лишь правду, а Библия содержит лишь Его слова, мы можем прийти к следующим двум логическим выводам относительно общения с Богом. Во-первых, Библия утверждает, что Бог слышит человека (Псалтирь 16:6; 76:2; Исаии 38:5), поэтому человек может рассчитывать на то, что, поддерживая должные отношения с Богом и обратившись к Нему, он будет услышан. Во-вторых, поскольку Библия является Словом Божьим, человек может быть уверен в том, что, поддерживая отношения с Богом и читая Библию, он буквально услышит слова Бога.

Должные отношения с Богом, которые необходимы для здорового общения между Ним и человеком, выражаются в трёх аспектах. Первый – это отказ от греха, или покаяние. В книге Псалтирь 26:9, например, содержится просьба Давида к Богу услышать его и не отворачиваться от него в гневе. Из этого мы узнаём, что Бог отворачивает Своё лицо от человеческого греха и что грех препятствует общению между Богом и человеком. Другой пример записан в книге пророка Исаии 59:2, где он говорит людям: «Но беззакония ваши произвели разделение между вами и Богом вашим, и грехи ваши отвращают лицо Его от вас, чтобы не слышать». Таким образом, если в нашей жизни присутствует неисповеданный грех, он будет препятствовать общению с Богом. Также важным для общения является смиренное сердце. Бог говорит следующие слова в Исаии 66:2: «А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим». Третий момент – это праведная жизнь. Она является преимуществом отказа от греха и особым образом влияет на эффективность молитвы. В Иакова 5:16 записано: «Много может усиленная молитва праведного».

Мы можем обращаться к Богу вслух, в уме или в письменном виде. Мы можем быть уверены, что Он услышит нас и что Святой Дух поможет нам молиться о том, о чём следует молиться. В Послании к Римлянам 8:26 записано: «Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными».

Относительно обратного общения Бога с нами, мы должны искать Его слова, обращённые к нам, в первую очередь в Писании. Нам не следует ожидать, что Бог всегда будет вкладывать мысли непосредственно в наш разум, чтобы вести к определённым действиям или решениям. Из-за человеческой склонности к самообману неразумно считать, что любая и каждая мысль, входящая в наш разум, исходит от Бога. Иногда Бог не отвечает нам непосредственно в Писании относительно конкретных вопросов в нашей жизни, и это может стать искушением искать откровение вне Библии в таких случаях. Тем не менее, чтоб не вкладывать свои слова в Божественные уста и/или не открывать себя для обмана, разумнее всего будет искать ответы, обратившись к библейским принципам, уже предоставленным нам Господом.

Также следует усердно молиться о мудрости в выводах, к которым мы приходим, ведь Бог обещал дать мудрость тем, кто о ней попросит: «Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, – и дастся ему» (Иакова 1:5). Каким образом мы общаемся с Богом посредством молитвы? Молитва – это разговор от нашего сердца к нашему Небесному Отцу, и, в ответ, Бог говорит с нами через Своё Слово, ведя нас Святым Духом.

При написании данного ответа на сайте частично или полностью использовались материалы сайта

Материалы размещены с разрешения правообладателя.

Владельцы ресурса Библия Онлайн, могут частично или вовсе не разделять мнение данной статьи.

Русская Православная Церковь Заграницей

Если желаешь молиться, то тебе нужен Бог, дарующий молитву молящемуся.

Ты самъ — храмъ Божій, не ищи другаго мѣста для молитвы: нужно только молитвенное настроеніе ума и сердца.

Богъ — не человѣкъ, чтобъ идти къ Нему въ известное мѣсто. Онъ всегда и вездѣ близъ есть. Если желаешь о чемъ-либо просить человѣка, спрашиваешь, что онъ дѣлаетъ, занятъ чѣмъ, или отдыхаетъ. Идя къ Богу, ничего такого развѣдывать ненужно. Гдѣ ни приступишь къ Нему и не призовешь Его, слышитъ. Скажи: помилуй мя, — и Богъ уже близъ есть.

Надобно предоставить Творцу нашего естества опредѣленіе полезнаго для насъ, и то съ радостію и полнымъ удовольствіемъ принимать, что Онъ одобритъ, не на видимость случающагося смотря, а на то, что оно благоугодно Господу.

Если ты имѣешь умъ очищеннымъ отъ нечистыхъ страстей, то будь ты на торжищѣ, будь дома, будь въ дорогѣ, будь въ судилищѣ, будь на морѣ, будь въ мастерской, — и гдѣ ты ни будь, вездѣ призвавъ Бога, можешь улучить просимое.

Люди слышатъ только этотъ звуковый голосъ, а Богъ прежде его слышитъ то, что вопіется внутри. Почему возможно и безъ вопіянія быть услышану, и ходя по торжищу молиться умомъ со всѣмъ усердіемъ, и сидя съ друзьями, или другое что дѣлая воплемъ крѣпкимъ призывать Бога,—внутреннимъ, разумѣю,—не дѣлая сего явнымъ никому изъ присущихъ.

Въ церковь ходить не всякому удобно, а молиться всякому и вездѣ можно. Ибо въ молитвѣ требуется не столько гласъ молитвенный, сколько мысль, къ Богу обращенная, не столько рукъ воздѣяніе, сколько души горѣ устремленіе, не столько положеніе молящагося, сколько настроеніе сердца молитвенное.

Когда бы мы съ надлежащимъ благоговѣніемъ приступали къ молитвѣ, помня, что съ Богомъ имѣемъ въ ней бесѣдовать, то узнали бы, еще прежде полученія просимаго, сколь великую пользу получаемъ отъ самой молитвы, яко молитвы. Человѣкъ научившійся бесѣдовать съ Богомъ въ молитвѣ, какъ должно бесѣдовать бесѣдующему съ Богомъ, будетъ наконецъ какъ Ангелъ: душа его отрѣшается при семъ отъ узъ тѣла, такъ помыслъ его бываетъ высоковосходенъ, такъ переносится на небеса, такъ не внимаетъ ничему житейскому, такъ становится предъ самымъ престоломъ царскимъ, хотя бы былъ бѣденъ, хотя бы слуга, хотя бы простецъ и неученый.

Ничто такъ не прилѣпляетъ къ Богу и не соединяетъ съ Нимъ, какъ слезы.

Если же, Его оставя, будешь всюду блуждать и кружиться умомъ, то отойдешь съ пустыми руками.

Не будемъ ограничивать молитву свою положеніемъ тѣла, но паче будемъ возсылать ее изъ горящаго сердца, со всякою тихостію, сокрушеніемъ умиленнымъ и слезами.

Изъ глубины сердца возводи гласъ, держа молитву свою сокровенною.

Не человѣкамъ молишься, но Богу, всюду сущему, прежде взыванія твоего слышащему, и тайны сердца твоего ведущему. Поелику самъ Онъ невидимъ, то хочетъ, чтобъ такова же была и молитва твоя.

Человеку безъ содействія Духа Святаго невозможно, какъ следуетъ, вести божественную беседу; почему прежде всего надо молиться, да благодать Его будетъ присущею намъ и наитствуетъ нашъ молитвенный трудъ, когда входимъ въ церковь или дома въ клеть свою, чтобъ преклонить колена и вознести къ Богу наши молитвы и моленія.
Намъ приступая къ Богу въ молитвахъ надлежитъ творить сіе со страхомъ и радостію: со страхомъ, боясь какъ бы не оказаться намъ недостойными молитвы; радости же исполненными при семъ надлежитъ намъ быть по причине величія чести, что нашъ смертный родъ удостоенъ такого и толикаго благоволенія Божія, что ему дано часто беседовать съ Богомъ, въ силу чего мы перестаемъ быть смертными и привременными;—по естеству мы смертны, чрезъ беседу же къ Богу переходимъ къ жизни безсмертной.

Нельзя темъ, которые къ Богу приступаютъ въ молитве и съ Нимъ беседуютъ, иметь смертныя души: ибо смерть души есть нечестіе и беззаконная жизнь; следовательно наоборотъ жизнь души есть служеніе Богу и житіе съ темъ сообразное: жизнь же преподобную и съ служеніемъ Богу сообразную уготовляетъ и дивно сокровиществуетъ въ душахъ нашихъ молитва.

Сердце святыхъ, чрезъ претерпѣніе ими прискорбностей за дѣло Божіе, пріобрѣтаетъ дерзновеніе взирать на Бога непокровеннымъ лицемъ, и просить Его съ упованіемъ. Велика сила дерзновенной молитвы. Потому попускаетъ Богъ, чтобы святые Его искушаемы были всякою печалію и также опытно изведывали помощь Его и то, сколько промышляетъ о нихъ Богъ, потому что въ слѣдствіе искушеній пріобрѣтаютъ мудрость.

Молитва истинная – та, которая ничем не отвлекаема и немечтательна, творимая прилежно, сокрушенной душой, собранным помышлением 1 ; молитва исправляется не высокими глаголами, но, скорее, благими делами. Колесницей молитвы является смиренномудрие. «Признаком смирения является молитва. Познав собственную немощь, мы призываем Божественную силу» 2 .

Девы! Имейте пред очами только Христа и Его Отца, озаряясь Духом. Если ты не беседуешь с Богом, когда молишься, то как будешь услышан Богом? 3 Молитва соединяет с Богом и делает молящихся родными Ему, являясь своего рода божественной беседой и мысленным средоточием всего наилучшего и наичестнейшего.

Молитва – это помощь в нашей жизни, беседа с Богом, забвение всего земного, восхождение к небесам, молитвой мы приближаемся к Богу. Когда мы молимся, то пребудем непоколебимыми 4 , если получим извещение, что предстоим Богу.

Молитва – это солнце мысленных очей души; то, что для тела солнечный свет, то для души есть молитва; молитва, творимая со тщанием, есть свет неугасающий и непрерывный для души и помышления 5 . Божественная молитва есть воистину небесное всеоружие, она одна может сохранить в безопасности предавших себя Богу. Молитва есть защитное лекарство от любых страстей. Молитва есть подаяние жизни, цвет внутреннего здоровья, внушающий надежду 6 . «Великое оружие есть молитва, великая безопасность, великое сокровище, великое пристанище, место прибежища» 7 .

Молитва – это спасительное лекарство, препятствие ко грехам, уврачевание недугов. Великое оружие – молитва! Она – сокровище неоскудевающее, богатство, никогда не растрачиваемое, тихая гавань, водворение тишины, корень и матерь бесчисленных благ, сильнейшая самого царствия 8 .

Молитва – «пристанище обуреваемым, якорь волнуемым, жезл колеблющимся, сокровище убогим, безопасность обогащающимся, прекращение недугов, хранительница здравия… всякой печали прогонительница, начало благодушия, причина непрестанного блаженства, матерь любомудрия 9 » 10 .

Молитва «не есть поддержка одним лишь грешникам, которая не нужна праведным, но находящимся в каждом состоянии подаёт она потребное: праведникам – охранение праведности, грешникам – оставление греховных наклонностей, праведников она вооружает против греха» 11 . «Мысленное воззвание праведных к Богу, в самих тайниках сердца звучащее громогласно, способно достичь божественного слышания: кто просит великое и молится о пренебесном, тот взывает и воссылает Богу молитву, которая бывает услышана» 12 . Бог «знает помышления всех и каждого, и, так же как мы получаем знания, слыша голос говорящего, так Богу говорит наша мысль, которую и прежде творения Он мог держать в уме. Итак, можно возносить молитву не голосом, но изнутри устремлять весь дух звуком мысли, сообразно непрекращающемуся возвращению к Богу» 13 .

«Молитва прежде всего есть то, когда возглашения произносятся с душевным трудом; молитва проявляется не силой голоса, но устремлением помышления; так и Моисей молился, поскольку ему, не издавшему ни звука, Бог говорит: что ты вопиешь ко Мне? 14 . Если люди могут услышать только звуки самого голоса, то ещё прежде того Бог слышит взывающих изнутри.

Значит, можно и без возглашения быть услышанным, и, идя по рынку, молиться умом с великим усердием, и сидя с друзьями, и делая всё что угодно, громким воплем, конечно, внутренним, призывать Бога, и этого не заметит никто из присутствующих» 15 .

«Не положением тела, ни силой голоса, но устремлением мысли мы совершаем молитвы, и не с шумом и криками, для наружности, оглушая ближних, но со всякой кротостью и сокрушением в помыслах, и внутренних слезах» 16 .

Из 106 слова монаха Антиоха Савваита 17

Занятие непрестанной молитвой необходимо всем и приносит великую пользу. Поэтому будем просить Бога и Отца нашего Господа Иисуса Христа дать нам духовное разумение, чтобы мы научились бодрствовать и бдеть, будем молить Его, чтобы совершилась в нас Его воля. Ведь об этом самом наш Бог и Спаситель, Духовный Свет, истинное Бытие заповедал нам молиться.

Итак, когда мы призываем Святую и Единосущную Троицу всесвятыми молениями и чистым умом, и готовностью воспринять Божественное единение, то и сами мы присутствуем и получаем добродетельные дары, Ею установленные. Молитва является высочайшей из всех добродетелей, будучи чистой, она приближает к Богу. Молитва есть произрастание кротости и безгневия. Молитва – источник радости и благодарности, защита от печали и от уныния. Итак, нужно оставить ум и голос во время молитвы беззвучными, тогда возможно молиться, так как молитва – это беседа к Богу. С сокрушением и в духе молитва делается пищей ума, как хлеб бывает пищей для тела. Блажен тот ум, который во время молитвы, не прерываясь, беседует с Богом; он яко орля, возносится в высоту и, полностью преображённый Божественным изменением, делается световидным. И когда мы станем на молитву, будем молиться об исполнении не нашей воли, как сказано, но воли Божией, как мы научены словами: «Да будет воля Твоя».

Желающий чисто молиться сначала должен молиться при содействии слёз, чтобы сокрушением укротить дикость души, и тогда он сподобится чистой молитвы. И настойчивая, непрерывная молитва, из-за направленности к Богу, восхищает ум от мирских забот и поставляет его пред Богом и, благодаря близости к Богу, наполняет его благоговением и кротостью. Без смиренномудрия молитве невозможно быть приятной Богу. Господь призирает на молитву смиренных и не отвергает моления их 18 . Поэтому желающий очистить своё сердце пусть всегда возгревает молитву памятью о Господе, только о ней непрестанно помышляет и ей занимается. Поскольку молитва не есть дело, которым иногда нужно заниматься, а иногда – нет, но ей всегда необходимо поучаться в хранении ума, даже если мы будем находиться вне соответствующих помещений.

Ср.: Иоанн Златоуст, свт. О непостижимом, против аномеев. Слово 5, 6.Patrologia Graeca (Греческая Патрология, далее PG. – Прим. ред.). 48, 744. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт. Творения. В 12 т. М., 1999. Т. 1. Ч. 2. С. 543].

Иоанн Дамаскин, прп. Диалог против манихеев, 86. PG 94, 1584A.

Ср.: Пс. 21:25, 64:2–3, 65:13, 115:5, 9 и т.д.

Ср.: Василий Великий, свт. Правила, кратко изложенные в вопросах и ответах. Вопросы 101, 102. PG 31, 1216 BCD. [Ср. также: Василий Великий, свт.Творения. В 2 т. М., 2009. Т. 2. С. 254 – 255].

Ср.: Иоанн Златоуст, свт. Беседа о том, что не должно разглашать грехов братий и молиться о вреде врагам, 5. PG 51. 338: «Свет помышлению и душе молитва, творимая с усердием, свет неугасаемый и немерцающий». [Ср. также:Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. Т. 3. Ч.1. С. 369].

Ср.: Иоанн Златоуст, свт. Слово на изречение: Помолитеся и воздадите Господеви Богу нашему (Пс. 75), 3. PG 55, 598. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт.Указ. соч. Т. 5. Ч. 2. С. 677 – 678. «О молитва, подательница жизни, сокровищница здоровья, цвет надежды» ].

Иоанн Златоуст, свт. Беседы на книгу Бытия, 30. На всей земле был один язык и одно наречие (Быт. 11, 1), 5. PG 53, 279. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт.Указ. соч. Т. 4. Ч. 1. С. 320].

Ср.: Ефрем Сирин, прп. О молитве // Творения прп. Ефрема Сирина / ред. К. Франдзуласа. Т. 5. Фессалоники: изд-во «Τὸ περιβόλι τῆς Παναγίας», 1944. Т. 5. С. 418. [Ср. также: Ефрем Сирин, прп. Слово о молитве //Ефрем Сирин, свт. Творения. М.: Изд. Отдел Московского Патриархата, 1994. Т. 3. С. 407].

Дословно по-гречески: «матерь философии». Любомудрие рассматривалось многими греческими святыми отцами как «практическая философия», значительно более душеполезная, нежели «философия теоретическая», связанная с трудами древнегреческих философов, составлявшая основу византийского образования. – Примеч. пер.

Иоанн Златоуст, свт. О непостижимом против аномеев. Слово 7, 7. PG 48, 768. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт. прп. Указ. соч. Т. 1. Ч. 2. С. 569].

Василий Селевкийский, прп. Слово 21. О хромом, сидящем у Красных ворот, 2. PG 85, 256C – 257A.

Василий Великий, свт. Беседа на 33 псалом, 18. PG 29, 377CD – 380A. [Ср. также: Василий Великий, свт. Творения. М., 1991. Т. 1. С. 308.

Климент Александрийский. Строматы. Кн. 7, VII. PG 9, 460C – 464A. [Ср. «Богу не нужно ждать, пока речь будет произнесена, чтобы понять ее, как это случается с переводчиками. Он понимает всю мысль разом. И все то, что нам сообщает речь, Богу говорит наша мысль, которая пришла нам в голову сейчас, но Ему была известна еще до сотворения мира. Молитва, таким образом, произносится и беззвучно, только лишь силою внутренней концентрации нашей духовной природы для выражения мысли, неуклонно направленной к Богу».Климент Александрийский. Строматы. /пер., ред. Е. В. Афонасина. СПб.: Изд-во Олега Абышко, 2003. Т. 3. Кн. 6 – 7. С. 221].

Иоанн Златоуст, свт. Пять слов об Анне. Слова 2, 3. PG 54, 686. [Ср. также:Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. Т. 4. Ч. 2. С. 794].

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Иоанн Златоуст, свт. Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа 19, 3. PG 57, 277. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. Т.7. Ч. 1. С. 219].

Данный текст был взят из 106 слова Антиоха, монаха обители святого Саввы, под заголовком «О молитве». Оригинал помещён в PG 89, 1756B – 1757B. Святителем Нектарием он приводится с незначительными сокращениями.

Источник: Нектарий (Кефалас), свт., митрополит Пентапольский. Собр. соч. Т. 5. Самопознание. Ч. 1. Религиозные исследования. Гл. 2. Разд. 5 / Афины: Митрополия Идры, Спетских островов и Эгины, Св.-Троицкий Эгинский м-рь, 2011. С. 166 — 177.

О чень часто перед человеком, только-только начинающим делать свои первые шаги на пути к Богу, встает вопрос: «А почему я должен молиться? Что такое молитва, об обязательности и необходимости которой так часто говорят верующие люди? Разве не достаточно просто верить, признавая существование Высшего Разума? Неужели во что бы то ни стало надо ежедневно читать какие-то малопонятные слова? Разве Богу нужна наша молитва?»

Действительно, Бог в нашей молитве не нуждается. В ней нуждаемся мы сами. И чтобы осознать всю первостепенную важность молитвы в духовной жизни человека, мы должны разобраться в том, что же такое молитва.

Молитва — это разговор человека с Богом. И этот разговор необходим для самого человека как выражение веры. Ведь отличительной особенностью христианства является невозможность рационалистической констатации факта существования Божества, признания возможности бытия Бога. Христианство говорит не просто о Боге. Оно раскрывает перед нами тайну Бога любящего, любящего человека настолько, что ради избавления нас от последствий греха Бог Сам, без всякого посредничества творения, становится человеком, в Себе Самом исправляя древнее повреждение человеческой природы.

Христианство — это религия любви, она учит, что Бог возлюбил нас еще до того, как мы стали достойны этой любви, возлюбил настолько, что ради любви к нам Он, став человеком, претерпел распятие на Кресте, ужасные муки и позорную смерть.

Но вера в такого Господа, несомненно, предполагает некий ответ на Его жертву. Невозможно просто констатировать факт жертвы со стороны Бога, нельзя просто признавать реальность Голгофского Креста, невозможно отмахнуться от такого дара. Можно либо озлобленно удалиться, отвернуться, заставить себя поверить, что это все неправда, либо, признав подлинность Евангельской истории, прийти ко Христу любящему и ответить на Его Божественную Любовь. Ответ на любовь может быть только один — любовь. Если я знаю, что Христос любит меня, любит меня жертвенной любовью, любит до смерти, я не могу в ответ не любить. Но любовь с необходимостью требует для себя выражения, и одним из свидетельств любви является необходимость общаться.

Когда юноша стремится как можно чаще встречаться с девушкой, подольше быть с ней, разговаривать или просто смотреть в ее глаза, окружающие могут сделать вывод — он любит эту девушку. Если мы любим Бога, то мы тоже хотим общаться с Ним, высказать Ему наши проблемы, пожаловаться на неприятности, порадоваться успехам, поблагодарить за подарки, как хочется любящим детям чаще общаться со своими родителями. И Бог, Сам разрешивший нам именовать Себя Отцом, дарует нам такую возможность в молитве.

Молитва — это ни что иное, как разговор с Богом, как раскрытие перед небесным Отцом своего сердца, и такой разговор есть первейшая потребность верующей души. В молитве мы приобретаем возможность поблагодарить Господа за все его милости, которыми Он постоянно одаривает нас — такая молитва называется благодарственной. Она диктуется обычным человеческим чувством справедливости. Если мы считаем своим долгом сказать «спасибо» любому, оказавшему нам помощь, то это правило справедливо и по отношению к Богу. Поэтому благодарственная молитва очень часто звучит в устах верующих христиан.

В молитве мы получаем возможность излить перед Богом наши прошения, попросить Его всесильной помощи, исходатайствовать все, необходимое для нашей жизни, то, что мы можем назвать «хлебом насущным». Это молитва просительная.

Но существует еще и молитва покаянная, в которой мы просим у Бога прощения за наши грехи и проступки, подобно тому, как непослушные дети, не исполнившие родительских пожеланий и советов, осознавая свою вину, просят у родителей прощения за причиненные неприятности и обиды. Точно так же и мы, когда преступаем заповеди Божии и совершаем грехи, именно в молитве приобретаем возможность попросить у небесного Отца прощения.

Молитва — первейшая потребность верующего человека, и отсутствие желания помолиться свидетельствует о многом. Ведь и внутри межчеловеческих отношений нежелание общаться свидетельствует об охлаждении любви.

Так и в духовной жизни нежелание молиться говорит о глубоком духовном кризисе, о глубокой духовной болезни, которая, как правило, требует длительного лечения. Поэтому, если мы чувствуем, что молитва наша становится холодной, что в нашем сердце отсутствует желание помолиться, мы должны спросить себя: почему так происходит, в чем причина нашего духовного кризиса, что нужно поменять в нашей духовной жизни, чтобы к нам вновь вернулась радость молитвы, радость богопредстояния, радость общения с Богом — нашим Творцом, Промыслителем и Спасителем, нашим небесным Отцом.

Наша прошлая беседа касалась важности такого явления в духовной жизни, как молитва. Ведь она является не чем иным, как вербальным, словесным выражением нашей веры, осуществлением необходимости верующего сердца петь, благодарить и славословить Бога, не чем иным, как разговором человека со своим Творцом.

Это великое таинство веры, это великое чудо: Творец неба и земли, Владыка бесчисленных созвездий и галактик, Царь всего мира, всего видимого и невидимого, позволяет нам, людям, у каждого из которых есть свои немощи, свои недостатки, обращаться к Нему и называть Его, Владыку и Вседержителя, пред Которым в благоговейном трепете падают ниц лики чистых бесплотных ангелов, просто «Отче наш» — «наш Отец». Что может быть проще этого обращения ребенка к самому дорогому и самому близкому существу?

Но, к сожалению, очень часто случается так, что мы обращаемся к Богу, выражаем Ему свои просьбы, но наша молитва не приносит плода. Для того чтобы молитва была спасительной, чтобы она, подобно зерну, упавшему на удобренную и возделанную землю, стала плодотворной, необходимо соблюдение нескольких условий.

Первым условием действенной молитвы является наше покаяние во грехах. Бывает так, что Господь готов нам ниспослать просимое, но наши грехи, тяжесть прегрешений, пусть даже неосознанных, превращается в огромную высокую стену, отделяющую нас от Бога и не позволяющую благодати достигнуть наших сердец.

Иногда простая человеческая гордыня, являющаяся матерью всех пороков, не позволяет человеку действительно сказать в молитве: «Господи, да, я осознаю, что по своим делам, по своему поведению я недостоин Твоих милостей, но, осознавая свою греховность, свое недостоинство, прошу: подай мне Твою милость». Эта же гордыня не позволяет просто сказать: «Господи, прости». А если мы не просим, то и не получаем. И выходит, что мы сами виноваты в том, что не исполняются наши прошения, принесенные ко Господу во время молитвы.

И для того чтобы исправить такое положение, необходимо усилие со стороны самого человека, необходимо осознать свои преступления против воли Божией и осмысленно попросить у Него прощения, подходя к Таинству Покаяния, к Таинству Исповеди, которые совершаются в Церкви и освобождают человека от греховного груза. Нужно кирпичик за кирпичиком разобрать стену греха, отделяющую нас от Бога. Тогда Сам Господь, принимающий каждую исповедь, разрушит преграду, услышит нашу молитву и подаст нам все необходимое.

Вторым условием действенности молитвы является примирение со всеми, кто нас обидел и кого обидели мы. Это необходимо потому, что, обращаясь к Богу, мы говорим не «Отче мой», а «Отче наш», ведь невозможно обращаться к Господу любви, пребывая во вражде с кем-то, потому что Сам Спаситель заповедал нам искать мира, прежде чем приступить к святому делу богообщения: «Если ты принесешь дар твой к жертвеннику (т. е. принесешь к небесному жертвеннику жертву славословия — молитву. — Прим. авт.), и там (т. е. становясь на молитву. — Прим. авт.) вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5:23–24).

Такого примирения требует обычное чувство справедливости. Если мы просим Бога простить нам наши грехи и ошибки, мы, в свою очередь, сами должны прощать тем, кто согрешил против нас, кто обидел нас.

Святые отцы, неоднократно говорившие о необходимости взаимного прощения, подчеркивали, что человеку, находящемуся во вражде со своими близкими, нельзя читать молитву Господню, «Отче наш», потому, что, произнося слова молитвы «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должникам нашим» — и не оставляя, т. е. не прощая обид всем согрешившим против нас, мы будем лукавить перед Господом, кощунствовать, позволяя себе обманывать Всеведущего Бога, произносить ложь во время молитвы.

Еще одним условием действенной молитвы является наше внимание. Мы сами должны быть внимательны к словам молитвы, которые возносятся в храме за общественным богослужением или которые мы произносим дома, стоя на келейной молитве. Но, к сожалению, часто случается, что мы, произнося молитву, читая составленные святыми отцами по Божественному вдохновению слова молитв и славословий, участвуем в молитве лишь устами, но не умом.

К таким людям обращены слова святителя Иоанна Златоуста: «Как ты хочешь, чтобы Бог тебя услышал, если ты сам себя не слышишь?» Мы должны стремиться собирать свое внимание на словах молитвы, стараться быть внимательными при чтении акафистов или канонов, а если наше внимание рассеивается, если мы ловим себя на том, что стоим не на молитве, а витаем мыслями неизвестно где, если замечаем, что в мечтах занимаемся чем угодно, но не святейшим предстоянием пред Богом и беседой с Ним, тогда нам необходимо понуждать себя, перебарывать собственную привязанность к мирской суете, вновь и вновь возвращать свои мысли, свое внимание к Тому, к Кому обращена наша молитва. И тогда Всемилостивый Господь, приняв наши молитвы и ходатайства, ниспошлет нам все необходимое и для этой временной жизни, и для вечного спасения.

Молитва истинная – та, которая ничем не отвлекаема и немечтательна, творимая прилежно, сокрушенной душой, собранным помышлением 1 ; молитва исправляется не высокими глаголами, но, скорее, благими делами. Колесницей молитвы является смиренномудрие. «Признаком смирения является молитва. Познав собственную немощь, мы призываем Божественную силу» 2 .

Девы! Имейте пред очами только Христа и Его Отца, озаряясь Духом. Если ты не беседуешь с Богом, когда молишься, то как будешь услышан Богом? 3 Молитва соединяет с Богом и делает молящихся родными Ему, являясь своего рода божественной беседой и мысленным средоточием всего наилучшего и наичестнейшего.

Молитва – это помощь в нашей жизни, беседа с Богом, забвение всего земного, восхождение к небесам, молитвой мы приближаемся к Богу. Когда мы молимся, то пребудем непоколебимыми 4 , если получим извещение, что предстоим Богу.

Молитва – это солнце мысленных очей души; то, что для тела солнечный свет, то для души есть молитва; молитва, творимая со тщанием, есть свет неугасающий и непрерывный для души и помышления 5 . Божественная молитва есть воистину небесное всеоружие, она одна может сохранить в безопасности предавших себя Богу. Молитва есть защитное лекарство от любых страстей. Молитва есть подаяние жизни, цвет внутреннего здоровья, внушающий надежду 6 . «Великое оружие есть молитва, великая безопасность, великое сокровище, великое пристанище, место прибежища» 7 .

Молитва – это спасительное лекарство, препятствие ко грехам, уврачевание недугов. Великое оружие – молитва! Она – сокровище неоскудевающее, богатство, никогда не растрачиваемое, тихая гавань, водворение тишины, корень и матерь бесчисленных благ, сильнейшая самого царствия 8 .

Молитва – «пристанище обуреваемым, якорь волнуемым, жезл колеблющимся, сокровище убогим, безопасность обогащающимся, прекращение недугов, хранительница здравия… всякой печали прогонительница, начало благодушия, причина непрестанного блаженства, матерь любомудрия 9 » 10 .

Молитва «не есть поддержка одним лишь грешникам, которая не нужна праведным, но находящимся в каждом состоянии подаёт она потребное: праведникам – охранение праведности, грешникам – оставление греховных наклонностей, праведников она вооружает против греха» 11 . «Мысленное воззвание праведных к Богу, в самих тайниках сердца звучащее громогласно, способно достичь божественного слышания: кто просит великое и молится о пренебесном, тот взывает и воссылает Богу молитву, которая бывает услышана» 12 . Бог «знает помышления всех и каждого, и, так же как мы получаем знания, слыша голос говорящего, так Богу говорит наша мысль, которую и прежде творения Он мог держать в уме. Итак, можно возносить молитву не голосом, но изнутри устремлять весь дух звуком мысли, сообразно непрекращающемуся возвращению к Богу» 13 .

«Молитва прежде всего есть то, когда возглашения произносятся с душевным трудом; молитва проявляется не силой голоса, но устремлением помышления; так и Моисей молился, поскольку ему, не издавшему ни звука, Бог говорит: что ты вопиешь ко Мне? 14 . Если люди могут услышать только звуки самого голоса, то ещё прежде того Бог слышит взывающих изнутри.

Значит, можно и без возглашения быть услышанным, и, идя по рынку, молиться умом с великим усердием, и сидя с друзьями, и делая всё что угодно, громким воплем, конечно, внутренним, призывать Бога, и этого не заметит никто из присутствующих» 15 .

«Не положением тела, ни силой голоса, но устремлением мысли мы совершаем молитвы, и не с шумом и криками, для наружности, оглушая ближних, но со всякой кротостью и сокрушением в помыслах, и внутренних слезах» 16 .

Занятие непрестанной молитвой необходимо всем и приносит великую пользу. Поэтому будем просить Бога и Отца нашего Господа Иисуса Христа дать нам духовное разумение, чтобы мы научились бодрствовать и бдеть, будем молить Его, чтобы совершилась в нас Его воля. Ведь об этом самом наш Бог и Спаситель, Духовный Свет, истинное Бытие заповедал нам молиться.

Итак, когда мы призываем Святую и Единосущную Троицу всесвятыми молениями и чистым умом, и готовностью воспринять Божественное единение, то и сами мы присутствуем и получаем добродетельные дары, Ею установленные. Молитва является высочайшей из всех добродетелей, будучи чистой, она приближает к Богу. Молитва есть произрастание кротости и безгневия. Молитва – источник радости и благодарности, защита от печали и от уныния. Итак, нужно оставить ум и голос во время молитвы беззвучными, тогда возможно молиться, так как молитва – это беседа к Богу. С сокрушением и в духе молитва делается пищей ума, как хлеб бывает пищей для тела. Блажен тот ум, который во время молитвы, не прерываясь, беседует с Богом; он яко орля, возносится в высоту и, полностью преображённый Божественным изменением, делается световидным. И когда мы станем на молитву, будем молиться об исполнении не нашей воли, как сказано, но воли Божией, как мы научены словами: «Да будет воля Твоя».

Желающий чисто молиться сначала должен молиться при содействии слёз, чтобы сокрушением укротить дикость души, и тогда он сподобится чистой молитвы. И настойчивая, непрерывная молитва, из-за направленности к Богу, восхищает ум от мирских забот и поставляет его пред Богом и, благодаря близости к Богу, наполняет его благоговением и кротостью. Без смиренномудрия молитве невозможно быть приятной Богу. Господь призирает на молитву смиренных и не отвергает моления их 18 . Поэтому желающий очистить своё сердце пусть всегда возгревает молитву памятью о Господе, только о ней непрестанно помышляет и ей занимается. Поскольку молитва не есть дело, которым иногда нужно заниматься, а иногда – нет, но ей всегда необходимо поучаться в хранении ума, даже если мы будем находиться вне соответствующих помещений.

Ср.: Иоанн Златоуст, свт. О непостижимом, против аномеев. Слово 5, 6. Patrologia Graeca (Греческая Патрология, далее PG. – Прим. ред.). 48, 744. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт. Творения. В 12 т. М., 1999. Т. 1. Ч. 2. С. 543].

Иоанн Дамаскин, прп. Диалог против манихеев, 86. PG 94, 1584A.

Ср.: Василий Великий, свт. Правила, кратко изложенные в вопросах и ответах. Вопросы 101, 102. PG 31, 1216 BCD. [Ср. также: Василий Великий, свт. Творения. В 2 т. М., 2009. Т. 2. С. 254 – 255].

Ср.: Иоанн Златоуст, свт. Беседа о том, что не должно разглашать грехов братий и молиться о вреде врагам, 5. PG 51. 338: «Свет помышлению и душе молитва, творимая с усердием, свет неугасаемый и немерцающий». [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. Т. 3. Ч.1. С. 369].

Ср.: Иоанн Златоуст, свт. Слово на изречение: Помолитеся и воздадите Господеви Богу нашему ( Пс. 75 ), 3. PG 55, 598. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. Т. 5. Ч. 2. С. 677 – 678. «О молитва, подательница жизни, сокровищница здоровья, цвет надежды» ].

Иоанн Златоуст, свт. Беседы на книгу Бытия, 30. На всей земле был один язык и одно наречие ( Быт. 11, 1 ), 5. PG 53, 279. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. Т. 4. Ч. 1. С. 320].

Ср.: Ефрем Сирин, прп. О молитве // Творения прп. Ефрема Сирина / ред. К. Франдзуласа. Т. 5. Фессалоники: изд-во « Τὸ περιβόλι τῆς Παναγίας », 1944. Т. 5. С. 418. [Ср. также: Ефрем Сирин, прп. Слово о молитве //Ефрем Сирин, свт. Творения. М.: Изд. Отдел Московского Патриархата, 1994. Т. 3. С. 407].

Дословно по-гречески: «матерь философии». Любомудрие рассматривалось многими греческими святыми отцами как «практическая философия», значительно более душеполезная, нежели «философия теоретическая», связанная с трудами древнегреческих философов, составлявшая основу византийского образования. – Примеч. пер.

Иоанн Златоуст, свт. О непостижимом против аномеев. Слово 7, 7. PG 48, 768. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт. прп. Указ. соч. Т. 1. Ч. 2. С. 569].

Василий Селевкийский, прп. Слово 21. О хромом, сидящем у Красных ворот, 2. PG 85, 256C – 257A.

Василий Великий, свт. Беседа на 33 псалом, 18. PG 29, 377CD – 380A. [Ср. также: Василий Великий, свт. Творения. М., 1991. Т. 1. С. 308.

Климент Александрийский. Строматы. Кн. 7, VII. PG 9, 460C – 464A. [Ср. «Богу не нужно ждать, пока речь будет произнесена, чтобы понять ее, как это случается с переводчиками. Он понимает всю мысль разом. И все то, что нам сообщает речь, Богу говорит наша мысль, которая пришла нам в голову сейчас, но Ему была известна еще до сотворения мира. Молитва, таким образом, произносится и беззвучно, только лишь силою внутренней концентрации нашей духовной природы для выражения мысли, неуклонно направленной к Богу». Климент Александрийский. Строматы. /пер., ред. Е. В. Афонасина. СПб.: Изд-во Олега Абышко, 2003. Т. 3. Кн. 6 – 7. С. 221].

Иоанн Златоуст, свт. Пять слов об Анне. Слова 2, 3. PG 54, 686. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. Т. 4. Ч. 2. С. 794].

Иоанн Златоуст, свт. Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа 19, 3. PG 57, 277. [Ср. также: Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. Т.7. Ч. 1. С. 219].

Данный текст был взят из 106 слова Антиоха, монаха обители святого Саввы, под заголовком «О молитве». Оригинал помещён в PG 89, 1756B – 1757B. Святителем Нектарием он приводится с незначительными сокращениями.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Нектарий (Кефалас), свт., митрополит Пентапольский. Собр. соч. Т. 5. Самопознание. Ч. 1. Религиозные исследования. Гл. 2. Разд. 5 / Афины: Митрополия Идры, Спетских островов и Эгины, Св.-Троицкий Эгинский м-рь, 2011. С. 166 — 177.

Беседа с Богом молитва
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here