Да исправится молитва моя значение

Самое детальное описание: да исправится молитва моя значение специально для посетителей нашего ресурса.

Литургия эта так названа потому, что для причащения верующих употребляется преждеосвященный и напоенный Кровию Христовою Агнец. Этот Агнец освящается обыкновенно на предшествующей литургии Василия Великого или Иоанна Златоустого.

Литургия эта совершается по средам и пятницам Великого поста и в первые три дня Страстной седмицы.

Учреждение этой литургии относится к первым векам христианства, но в том виде, в каком она дошла до нашего времени, письменно изложил ее святой Григорий Великий, папа Римский, называемый Двоесловом, живший в VI веке по Рождестве Христовом, — до отпадения Западной Церкви от Восточной.

Вечерня на литургии Преждеосвященных Даров — до малого входа совершается по обыкновенному чину.

После пения гимна Свете тихий чтец посреди церкви читает две паремии: одну — из книги Бытия, повествующую о сотворении мира, грехопадении Адама и Евы и несчастных его последствиях, другую — из Притчей Соломоновых.

После первой паремии священник, стоящий пред престолом, появляется в царских вратах, держа в руках кадило и стоявшую пред Святыми Дарами свечу, осеняет крестообразно народ и возглашает:

Свет Христов просвещает всех!

Этими словами священник указывает на тот Божественный Свет, который в Ветхом Завете, до пришествия Иисуса Христа на землю, просвещал, среди языческой тьмы Богоневедения, ветхозаветных праотцов и пророков.

При этом благословении предстоящие преклоняются до земли, изъявляя тем свое благоговение к Превечному Свету, просвещающему все концы земли.

После второй паремии три певца отделяются от хора и, став пред царскими вратами, поют следующие стихи из 140-го псалма Давида:

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею, жертва вечерняя.

Перевод: Да направится молитва моя, как фимиам, пред лице Твое, воздеяние рук моих — как жертва вечерняя.

Господи, воззвах к Тебе, услыши мя: вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе.

Перевод: Господи! к Тебе взываю: поспеши ко мне; внемли голосу моления моего, когда взываю к Тебе.

Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих.

Перевод: Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих.

Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех.

Перевод: Не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым для извинения дел греховных.

Внегда — когда.
Непщевати — думать, придумывать, считать.
Вина — извинение, оправдание.

Самая литургия Преждеосвященных Даров начинается ектениями об оглашенных. После ектений открываются царские врата и вместо Херувимской песни хор поет:

Ныне силы небесныя с нами невидимо служат: се бо, входит Царь славы, се, жертва тайная совершена дориносится. Верою и любовию приступим, да причастницы жизни вечныя будем. Аллилуиа.

Во время пения этой песни Святые Дары переносятся с жертвенника на престол, причем все предстоящие преклоняются до земли, воздавая тем должное поклонение Телу и Крови Христовой. При этом перенесении Святых Даров поминовения членов Церкви не бывает, так как оно сделано было на той литургии, когда освящались Святые Дары. По великом входе следует приготовление верующих к причащению, самое причащение, благодарение за причащение и конец литургии, по порядку литургии свт. Иоанна Златоуста.

Давид же пребывал в пустыне в неприступных местах и потом на горе в пустыне Зиф. Саул искал его всякий день; но Бог не предал Давида в руки его!
(1 Цар. 23: 14)

Псалмы Царя и Псалмопевца Давида – опыт его духовной жизни, осоленной скорбями и напастями. Немало из них написано во время разнообразных жизненных испытаний и даже после случавшихся в его жизни грехопадений, осмысленных потом и раскаянных. Многие из псалмов Давида начертаны после избавления от напастей, а иные и вовсе писаны в изгнании. Но именно потому, что родились они в исстрадавшемся верующем сердце, сохранившем при всех испытаниях праведность и преданность Богу, Давидовы псалмы удостоились наития Святого Духа. И, будучи Боговдохновенными, имеют силу напоевать благодатью и наши сердца. Надо лишь приложить малый труд по прочтению этих псалмов.

И об одном из таких псалмов – псалме 140 – мы и поговорим сегодня. А точнее сказать, мы, используя своевременный повод – время Великого поста, попытаемся осмыслить богослужебное употребление этого псалма на Литургии Преждеосвященных Даров в виде песнопения «Да исправится молитва моя».

По мнению толкователей, 140-й псалом написан Давидом в тот период, когда царь Саул, опасаясь потери власти, замыслил убить Давида (см.: гл. 19–24 1 Цар.). Потрясенный до глубины души замыслом тестя – Давид был женат на дочери Саула Мелхоле, – он вынужден был спасаться бегством, хотя и был невиновен, ибо не имел никакого помысла свергать царя. Соответствующими мыслями и ощущениями и наполнен весь псалом. Давид просит Господа услышать его молитву. Осознавая свою невиновность, он просит избавить его от сети, которую ему приготовили; просит, чтобы в эту сеть попали сами устроившие ее, а он был избавлен. С другой стороны, Давид признает свою греховность, просит Господа положить хранение его устам, дабы не озлобляться на противника, просит не позволить его сердцу уклониться к самооправданию. Давид понимает, что хоть и не виновен в том, в чем его обвиняют, но достаточно и прочих его грехов, чтобы понести от Господа наказание.

Такова общая смысловая композиция этого псалма. Если мы обратимся теперь к песнопению «Да исправится молитва моя», то заметим, что в нем использована лишь первая часть 140-го псалма. Структура расположения стихов псалма в этом песнопении и его место в Литургии Преждеосвященных Даров позволяет нам увидеть некоторые новые смысловые аспекты псалма применительно уже к нашей духовной жизни.

Во-первых, обращает на себя внимание тот момент, что песнопение «Да исправится молитва моя» построено в виде прокимна, то есть сначала исполняется основной стих – собственно «Да исправится молитва моя», а затем он чередуется с другими тремя стихами. В конце вновь пропевается основной стих. Ранее в константинопольской соборной традиции это песнопение было прокимном, чтец пел его с амвона, а духовенство сидело в алтаре. И уже значительно позже «в студийской монашеской традиции, вытеснившей к концу XII века соборную константинопольскую, “Да исправится молитва моя” перестало быть обычным прокимном, во время его исполнения постепенно утвердился обычай народного коленопреклонения и священнического каждения».

Во время пения «Да исправится…» следует преклонить колени. Обратим внимание на то, что это коленопреклонение в литургийном ряду находится между двумя другими подобными моментами. Коленопреклонение совершается перед «Да исправится…» – при возгласе «Свет Христов просвещает всех» – и вскоре после «Да исправится…» – на важнейшем «Ныне силы небесные». Здесь указание на важнейший смысловой ряд в литургийном пространстве. В этом ряду первое коленопреклонение связано с обращением к оглашенным, готовящимся принять святое крещение. Это обращение, имеющее значительный вероучительный смысл. Последнее коленопреклонение связано с важнейшим моментом Литургии, когда переносятся Святые Дары. Ну а с чем связано коленопреклонение во время песнопения «Да исправится молитва моя»?

Структура прокимна, присущая этому песнопению, позволяет нам говорить о его особенном нравоучительном характере. Он состоит в том, что первый и основной стих песнопения указывает на важнейшее дело христианина, дело, сопровождающее всю его жизнь, – на молитву. Стихи, «проложенные» между основным, – указание на моменты, которые способствуют преуспеянию в молитве либо, напротив, препятствуют сему. Это своего рода духовный многослойный «пирог», в котором основной слой обретает свой истинный «вкус» лишь в сочетании с прочими.

В главном для христианина духовном делании – молитве – основной фактор успеха – внимание. Если есть оно, а вместе с ним есть и благоговение, и покаяние, то молитва будет возноситься к Богу, как дым кадильный, благоухающий и стремящийся непрестанно ввысь. Если внимания нет, то молитва «стелется» по земле, подобно дыму Каиновой жертвы, и такая жертва, как мы помним, не была угодна Богу. При этом, как это ни парадоксально и ни печально, подобная «Каинова» жертва – неизбежный временный удел всякого христианина, ибо нерассеянная молитва – «жертва вечерняя», то есть является плодом многолетних и усиленных трудов. И получаем мы этот плод нередко лишь к «вечеру», то есть ближе к закату жизни.

Это основной лейтмотив песнопения. В нем – указание цели. Далее следуют вышеупомянутые моменты в «проложенных» стихах.

Здесь указание на качества, которыми обладает настоящая молитва и которые мы должны для своей молитвы приобретать. И во-первых, речь об искренности и покаянном характере молитвы. Вот как говорит об этом великий Златоуст: «Что же выражает Псалмопевец словами: “Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня”? Он разумеет здесь внутреннее воззвание, которое произносит сердце воспламененное и дух сокрушенный, которое произнося и Моисей был услышан. Как человек, взывающий голосом, напрягает всю свою силу, так и взывающий сердцем напрягает весь ум свой. Такого воззвания требует Бог, воззвания, которое происходит от сердца и не дозволяет поющему зевать и развлекаться».

Во-вторых, нельзя не заметить: во второй части стиха – та же мысль, что и в первой, только изложенная другими словами. И это не в последнюю очередь говорит нам о необходимости в молитве постоянства. Кто хочет достичь нерассеянной молитвы, должен молиться постоянно. Неслучайно призывает апостол: «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17). Постоянство в молитве – то же, что капля, которая точит камень. Подобно маленькой ничтожной капле, которая со временем разрушает даже твердыню камня, наши немощные, но постоянные молитвенные потуги способны разрушить греховную сердечную коросту и ввести молитву в сердце, где она становится по- настоящему сильной и действенной.

Ничто так не расхищает из сердца молитвенный плод, как постоянно открытые уста. Потому и Премудрый призывает: «Для слов твоих сделай вес и меру, и для уст твоих – дверь и запор» (Сир. 28: 29). «Дверь ограждения» и «хранение» своим устам мы должны просить у Бога, поскольку привыкли держать свои уста открытыми и говорим много лишнего. Никакой иной грех так не «легок» и не «приятен», как пустословие. Он способен быстро «сгладить» плохое настроение, аккуратно «прикрыть» лень. Он, как ничто иное, доставляет нам много «приятных минут», но при этом отнимает нечто очень важное – пусть небольшой, но все же благодатный плод, который обретает наше сердце после нашей немощной, но все же молитвы. А потому христианину, искренне молящемуся об исправлении молитвы, «яко кадило», также искренне следует бороться с пустословием, многословием и, разумеется, сквернословием. «Тогда только следует говорить, когда слова полезнее молчания», а это, согласимся, нечасто случается.

Этот непростой, как кажется, стих содержит достаточно простую мысль: «Не уклони сердце мое к словам лукавым для измышления извинения во грехах». Как самоосуждение для человека – великое благо, так самооправдание – великое зло. Вот как говорит об этом святитель Иоанн Златоуст: «Ты, возлюбленный, когда согрешишь, говори: я согрешил. Нет ничего справедливее такого оправдания. Таким образом ты умилостивишь Бога; таким образом и сам себя сделаешь более медленным на те же грехи. А если станешь отыскивать пустые предлоги и освобождать душу от страха, то усилишь в ней расположение снова предаваться тем же грехам и много прогневаешь Бога».

Грех естественным образом порождает в душе чувство вины и ощущение неизбежности наказания. Возникает желание куда-то от этого спрятаться. Когда человек не вполне понимает значение покаяния, тогда и возникает самооправдание как попытка спрятаться от ответственности. Самооправдание порождает для человека существенное зло: чем более человек сам себя оправдывает, тем более осуждается Богом. А потому тот христианин, кто стремится к нерассеянной и плодотворной молитве, должен избегать самооправдания, ибо просить Бога о милости и одновременно привлекать на себя Его осуждение – то же, что одной рукой что-то строить, а другой все тотчас же разрушать.

Воздевание рук во время молитвы – очень древняя внешняя форма обращения к Богу, хотя в современной богослужебной практике она используется священниками нечасто. Основная мысль этой формы-образа – дать возможность человеку как можно сильнее выразить устремленность его к Богу и Небу. Выразить и затем – по принципу перехода от внешнего к внутреннему – помочь устремиться к Богу его уму, его сердцу и воле. Песнопение «Да исправится молитва моя» именно об этом. Это молитва о том, чтобы наше внешнее благочестие пришло наконец в гармоничное единство с нашим внутренним миром. И, наверное, поэтому оно так полюбилось нашим православным людям.

Во время каждой вечерни исполняется «Да исправится молитва моя…». Данные стихотворения из 140 псалма Давида. Когда наступает время Великого поста, то они исполняются на Преждеосвященных Дарах. Данная литургия проходит в среду и пятницу, а также во время Страстной седмицы. Но только в первые три дня. Согласно традициям при таком песнопении те, кто молится, должен стать на колени, а люди, которые поют, размещаются в центре церкви к солее.

Что касается происхождения данной молитвы, то музыка была написана П. Г. Чесноковым. Он являлся русским хоровым дирижером, а также композитором и профессором, который преподавал в Московской консерватории. Кроме этого, Павел Григорьевич считался известным регентом, который написал книгу «Хор и управление им». Этим выдающимся человеком было создано более 400 хоров.

Послереволюционный период Чесноков стал руководителем Государственной академической хоровой капеллы, работал хормейстером в Большом театре.

Для некоторых людей слова этой молитвы непонятны или они неправильно их трактуют. Например, первую строчку они понимают как «пусть будет поправлена», но это не так. На самом деле здесь говорится об исправлении обязанностей человека, его должности, а не о том, что ему надо что-то поправить. Человек исполняет свои обязанности твердо, согласно обычному заведенному порядку.

«Воздеяние руку моею» — это говорится о том, что человек поднимает руки кверху во время чтения священного текста, чтобы донести свое «горе» до Престола Всемогущего. Собственно, во время пения многих молитв священнослужители возносят руки вверх.

«Жертва вечерняя» показывают на то, что эта песня исполняется в вечернее время.

Далее в этом каноне понятные слова, но при этом глубокие и их можно спеть только сердцем.

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею, жертва вечерняя. Господи, воззвах к Тебе, услыши мя: Вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе. Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих. Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех.

Чтобы эта молитва помогла человеку покаяться в грехах, то ему необходимо идти в церковь с открытой душой, настроившись на истинное покаяние. Не стоит утаивать свои грехи. В церкви человека никто не осудит. Важно помнить, что только истинным покаянием можно заслужить у Бога милость.

К тому же не нужно себя оправдывать, то есть, говоря о содеянном, смягчать мотивы. Это неправильно. Необходимо постараться полностью открыться. Люди, которые, придя на службу, боятся открыться перед священником и поэтому утаивают свои грехи. Если человек пришел на службу и при этом решил что-то утаить, то ему лучше не посещать храм, поскольку с такими намерениями ему не простится ни единый грех, а только добавится еще один. Поэтому стоит постараться открыться и тогда человеку простится любой его проступок.

Слушать онлайн «Да исправится молитва моя» П. Чеснокова:

Опубликовал Елена Панцерева в блоге «Елена Панцерева». Просмотры: 9138

Не знаю, как случилось, что в Белом Зале Политеха я никогда не была. Так проходила моя концертная жизнь в Петербурге и Ленинграде. И тут, вдруг, я вижу объявление о концерте православной и светской музыки именно в этом, так пока и не открытом для меня месте.

Вот оно, прекрасное Белое здание

Великолепная лестница предваряет вход в Белый Зал

Мужской хор Санкт-Петербургской Православной Духовной академии с концертом «Да исправится молитва моя». Регент – иеродиакон Матфей (Шаров ). Писать о музыке очень сложно, практически человеку неподготовленному и невозможно. У меня сложилось всего несколько слов.

Регент- иеродиакон Матфей (Шаров)

Какое правильное решение, что концерт духовных песнопений сопровождает ведущий. В нашем случае это был о. Илия Макаров. И он вел нас от молитвы к молитве, рассказывая о двойных смыслах, о школе молитвы, о поиске себя в Боге. Мальчики-хористы – все молоденькие, просветленные. Странно и интересно замечать, как меняются их лица во время молитвы. Вышли и выстроились все разные – симпатичные и не очень, красивые и просто интересные, всякие, – но запели, настроились, потекла молитва от «Днесь благодать Святаго Духа нас собра», через «Заутреннюю Песнь», «Хвалите имя Господне» , «Свете Тихий», «Блаженны» к «Стихирам Пасхи»… – и лица поющих и молящихся стали меняться. Одухотворенные, пронизанные светом, они все стали прекрасны!

Звучит П.И. Чайковский «Да исправится молитва моя», солисты: Иван Тарасов, диакон Глеб Санюк, Сергей Кочнев

Епископ Гатчинский Амвросий считает, что музыка имеет огромное влияние на душу человека:
«В церковном песнопении главное – не музыка. Конечно, мы всячески должны стремиться к тому, чтобы оно звучало чисто, очень качественно с точки зрения техники. Но если мы будем преследовать только эту цель, это не будет церковным пением, потому что в церковном пении нужно преподать то слово, с которым обращается Христос через Свою Церковь к молящемуся. И это слово должен услышать каждый, и старый, и молодой, и образованный, и не очень, – люди совершенно разного склада души, разного образования».
О. Илия провел нас, слушающих, через отдельные молитвы, буквально взрезая смысловые пласты. Казалось бы, такая знакомая фраза: «научи меня оправданиям Своим»… Что подразумеваем мы, а что может быть на самом деле? Первый смысловой уровень, лежащий на поверхности: мы пытаемся оправдаться в глазах Божиих, а глубже – научи меня видеть правду Твою, научи меня жить по этой правде, дай мне для этого разум и силу.

И еще он сказал одну интересную мысль: идите к молодым в церкви, не всегда нужно искать жизненный опыт и седины, главное в служителе Церкви – это молитвенный опыт. И не удивляйтесь, когда молодой священник понимает и «открывает» именно вас, как сказала одна замечательная прихожанка, ему это было дано через молитву… Поэтому восклицания: как он сумел, откуда в этом почти мальчике… просто должны перейти в понимание, как много Господь открыл этому человеку именно через его искреннюю молитву. И лица хористов меняются во время пения тоже через молитву. Невозможно петь так, как они поют, как расставил акценты о. Матфей, и оставаться приземленными людьми. Если человек хоть раз сумеет воспарить в молитвенном восторге, он изменится.

Казачья песня «Не для меня придет весна». Тут уже главную партию ведет о. Матфей

О служении церковного хора:
«…они, хор, должны даже не поддерживать молитву, потому что часто люди заходят в храм и они не имеют этой молитвы. Они еще не раскрыли в себе этот дар. И хор призван обнаружить в человеке этот дар, заставить его над чем-то задуматься, а потом обратиться к Богу со словами молитвы, или просто с плачем, или просто постоять в тишине и почувствовать, что они находятся в каком-то особом месте, в неземном месте, что Церковь – это рай Божий на земле, что это небо на земле, как говорил приснопамятный митрополит Вениамин (Федченков). Поэтому хор имеет огромную ответственность перед Богом за то служение, которое он совершает. И каждый участник этого хора должен прекрасно осознавать, что он в данном случае есть проповедник. Он глашатай той красоты неземного мира, которая, преломляясь через нашу греховность, через наше несовершенство, по дару Божественному, дару Творца передается земному человеку через эти прекрасные гармоничные звуки, созданные тем же Творцом. Хор и каждый участник хора в этом случае являются некими проводниками, а не просто исполнителями».

Видео (кликните для воспроизведения).

А каждый слушатель становится соучастником и сомолитвенником. Это совместная работа человеческих душ.

Песнопение «Да исправится молитва моя…» звучит на каждой литургии Преждеосвященных Даров в течение Великого поста. Ничего подобного нет ни на так называемых полных литургиях, более привычных нам, ни на вечерне, которая составляет основу Преждеосвященной литургии. Комментирует священник Феодор ЛЮДОГОВСКИЙ.

Канонарх:
Да исправится молитва моя,
яко кадило пред Тобою,
воздеяние руку моею,
жертва вечерняя.
Хор:
Да исправится молитва моя…
Канонарх:
Господи, воззвах к Тебе, услыши мя,
вонми гласу моления моего,
внегда воззвати ми к Тебе.
Хор:
Да исправится молитва моя…
Канонарх:
Положи, Господи, хранение устом моим,
и дверь ограждения о устнах моих.
Хор:
Да исправится молитва моя…
Канонарх:
Не уклони сердце мое в словеса лукавствия,
непщевати вины о гресех.
Хор:
Да исправится молитва моя…
Канонарх:
Да исправится молитва моя,
яко кадило пред Тобою…
Хор:
…воздеяние руку моею,
жертва вечерняя.

Греческий текст
Ὁ ἱερεύς:
Κατευθυνθήτω ἡ προσευχή μου,
ὡς θυμίαμα ἐνωπιόν σου,
ἔπαρσις τῶν χειρῶν μου,
θυσία ἑσπερινή.
Ὁ Χορός:
Κατευθυνθήτω ἡ προσευχή μου…
Ὁ ἱερεύς:
Κύριε, ἐκέκραξα πρὸς σέ,
εἰσάκουσόν μου,
πρόσχες τῇ φωνῇ τῆς δεήσεώς μου
ἐν τῷ κεκραγέναι με πρὸς σέ.
Ὁ Χορός:
Κατευθυνθήτω ἡ προσευχή μου…
Ὁ ἱερεύς:
Θοῦ, Κύριε, φυλακὴν τῷ στόματί μου,
καὶ θύραν περιοχῆς περὶ τὰ χείλη μου.
Ὁ Χορός:
Κατευθυνθήτω ἡ προσευχή μου…
Ὁ ἱερεύς:
Μὴ ἐκκλίνῃς τὴν καρδίαν μου εἰς λόγους πονηρίας
τοῦ προφασίζεσθαι προφάσεις ἐν ἁμαρτίαις.
Ὁ Χορός:
Κατευθυνθήτω ἡ προσευχή μου…
Ὁ ἱερεύς:
Δόξα Πατρὶ καὶ Υἱῷ καὶ Ἁγίῳ Πνεύματι
καὶ νῦν καὶ ἀεὶ καὶ εἰς τοὺς αἰῶνας τῶν αἰώνων. Ἀμήν.
Ὁ Χορός:
Κατευθυνθήτω ἡ προσευχή μου…
Ὁ ἱερεύς:
Κατευθυνθήτω ἡ προσευχή μου,
ὡς θυμίαμα ἐνωπιόν σου…
Ὁ Χορός:
…ἔπαρσις τῶν χειρῶν μου,
θυσία ἑσπερινή.

Перевод иером. Амвросия (Тимрота):
Канонарх:
Да направится молитва моя,
как фимиам, пред лицо Твоё,
возношение рук моих –
как жертва вечерняя.
Хор:
Да направится молитва моя…
Канонарх:
Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня,
внемли гласу моления моего,
когда я взываю к Тебе.
Хор:
Да направится молитва моя…
Канонарх:
Поставь стражу, Господи, к устам моим,
и дверь ограждающую для губ моих.
Хор:
Да направится молитва моя…
Канонарх:
Не уклони сердце мое к словам порочным
измышлять оправдания грехам.
Хор:
Да направится молитва моя…
Канонарх:
Да направится молитва моя,
яко фимиам пред лицо Твоё…
Хор:
…возношние рук моих –
как жертва вечерняя.

Песнопение «Да исправится молитва моя…» звучит на каждой литургии Преждеосвященных Даров, т. е. по средам и пятницам в течение Великого поста и в первые три дня Страстной седмицы. Ничего подобного нет ни на так называемых полных литургиях (святителей Иоанна Златоуста и Василия Великого), более привычных нам, ни на вечерне, которая, собственно говоря, и составляет основу преждеосвященной литургии.

Текст молитвы «Да исправится…» представляет собой первые четыре стиха 140-го псалма – одного из тех псалмов, которые поются на «Господи, воззвах». Однако там, ближе к началу вечерни (и, соответственно, к началу литургии Преждеосвященных Даров), стихи псалма читаются в обычном порядке, перемежаясь со стихирами, которые берутся из Триоди и Минеи.

Здесь же никаких стихир нет; первым в исполнении солиста звучит 2-й стих 140-го псалма (Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею, жертва вечерняя), хор повторяет этот стих, после чего солист поет 1, 3, и 4-й стихи псалма, а хор после каждого стиха поет в качестве припева «Да исправится молитва моя…»

«Да исправится…» поется при открытых царских вратах. Священник стоит перед престолом и кадит его, затем переходит к жертвеннику, на котором стоят Дары.

После пения «Да исправится…» совершается молитва преподобного Ефрема Сирина с поклонами.

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою. Помышления уподобляет благовонным курениям, потому что они тонки и приносятся Богу единым умом. Воздеяние руку моею, жертва вечерняя. А дела, представляемые под образом рук, уподобляет жертве, потому что они имеют как бы более доблести в сравнении с мысленными приношениями. Говорит же: жертва вечерняя, потому что в добрых делах упражняться должно до конца.

Толкование на псалмы.

Да исправится молитва моя яко кадило пред тобою: воздеяние руку моею, жертва вечерняя

«Да возносится молитва моя, как фимиам, пред Тобою». Другой (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.): «да поставится молитва моя, как кадило пред тобою» (ταχθήτω). Третий (неизвестный, см. Ориг. Экз.): «да уготовится» (έτοιμασθήτω). «Поднятие рук моих – да будет (как) жертва вечерняя». Другой (неизвестный, см. Ориг. Экз.): «дар вечерний» (δωρον). Третий (неизвестный, см. Ориг. Экз.): «приноше­ние вечернее» (προσφρὰ).

Чему хочет научить нас пророк, говоря о жертве вечер­ней? В древности было два жертвенника: один сделанный из меди, другой – золотой; первый был всенародный, назначенный почти для всех жертв народа; а последний находился в свя­тилище, за завесою. Но, чтобы сказанное нами было яснее, поста­раемся изложить этот предмет с начала. У иудеев в древ­ности был храм, длиною в сорок локтей, а шириною в двадцать. Десять локтей этой длины отделялись внутри завесою, и отделенная часть называлась: святое святых; а находившаяся вне завесы – просто: святое. И все сияло золотом.

Некоторые говорят, что и верхняя доска (того жертвен­ника) была скована из золота. Туда один первосвященник входил однажды в год; там находился и кивот, и херувимы; там и стоял золотой жертвенник, на котором приносился фимиам, и который не для чего иного был устроен, как только для фимиама. Это происходило однажды в год. Во внешнем же храме находился жертвенник медный; на нем каждый вечер был приносим и сожигаем агнец. Это назы­валось жертвою вечернею, потому что была и утренняя жертва, и дважды в день надлежало зажигать жертвенник в храме, кроме других жертв, приносимых от народа. Священникам было повелено и постановлено законом, когда никто не прино­сил, собственно от себя приносить и сожигать одного агнца утром и одного вечером; первая жертва называлась утреннею, а последняя вечернею. Так делать было заповедано Богом, Который этим внушал, что должно служить Ему непрестанно, и при начале и при конце дня.

Такая жертва и такой фимиам были всегда благоприятны Богу; а жертва за грехи была иногда благоприятна, иногда и неблагоприятна, смотря по тому, к добродетели или к пороку расположены были приносившие ее; напротив, то, что прино­силось не за грехи других, но как узаконенное священнодей­ствие и обычное служение, всегда было благоприятно. Итак Псал­мопевец просит, чтобы молитва его была такова, как эта жертва, не оскверняемая никакою нечистотою приносящего, как этот фимиам чистый и святой. Таким прошением он научает и нас приносить молитвы чистые и благовонные. Такова правда; напротив, грех зловонен. Вот почему, показывая зловоние греха, он же говорит: «ибо беззакония мои превысили голову мою, подобно тяжелому бремени отяготели на мне» (Пс.37:5).

Так же мы должны рассуждать и касательно уст и языка, и их должны соблюдать недоступными для порока и та­кими употреблять на молитву. Если тот, кто имеет золотой сосуд, не решится обратить его на низкое употребление по при­чине драгоценности вещества его, то тем более мы, имея уста драгоценнее золота и жемчуга, не должны осквернять их бесстыдными, гнусными, поносительными и бранными словами. Не на медном и не на золотом жертвеннике ты приносишь фи­миам, но на гораздо драгоценнейшем, – в храме духовном. Там бездушное вещество; а в тебе обитает Бог, ты – член и тело Христа.

Беседы на псалмы. На псалом 140.

Да исправится молитва моя яко кадило пред Тобою: воздеяние руку моею, жертва вечерняя

С молитвою соединил Пророк упражнение в добродетели. Ибо сие означает «воздеяние рук»; потому что руки даны нам на делание. Пророк умоляет, чтобы молитва возносилась, подобно курению фимиама, и была также благоуханна, а равно и распростертие рук уподоблялось жертве вечерней. Упомянул же о жертве вечерней, а не утренней, потому, что находился в бедствиях и скорбях, а бедствие подобно тме и ночи.

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею жертва вечерняя

Да исправится молитва моя яко кадило пред тобою: воздеяние руку моею, жертва вечерняя

Псалом представляет молитву к Богу о спасении от врагов. Да будет моя молитва так же угодна Тебе, Господи, как угодна вечерняя жертва и фимиам, приносимые пред Тобою по закону Моисея. Давид, очевидно, находился вне Иерусалима, когда не мог приносить Богу узаконенной жертвы и место последней занимают теперь его устная молитва и воздеяние рук к Господу.

Господи, воззвах к Тебе, услыши мя; вонми гласу моления моего.

При пении этих стихов молящиеся преклоняют колена, а священник, стоя пред престолом, совершает каждение.

Затем, сразу же после этого, вечерня заканчивается молитвой святого Ефрема Сирина: «Господи и Владыко живота моего» и начинается главная часть Преждеосвященной Литургии.

В первые три дня (понедельник, вторник и среду) Страстной недели, после этой молитвы читается Евангелие, а в другие дни сразу произносятся ектении: сугубая, об оглашенных[15] и о верных (две малые ектений), как и на обычной Литургии.

По окончании этих ектений, т.е. во время великого входа, вместо «Иже Херувимы» хор поет «Ныне Силы Небесныя с нами невидимо служат».

Во время пения этой песни Царские врата открываются. Совершается каждение алтаря.

По окончании первой половины этой песни, после слова «дариносится», совершается перенесение Преждеосвященных Даров с жертвенника на престол (великий вход): священник в предшествии свечи и диакона с кадилом выходит через северные двери на солею с дискосом на главе и Чашей в руке и, ничего не произнося, молча вносит их в алтарь и ставит на антиминсе, заранее раскрытом на престоле. После этого Царские врата закрываются, а хор оканчивает прерванное пение. Ввиду того, что на этой Литургии не бывает освящения Даров, пропускается все, что имеет отношение к этому священнодействию. Поэтому после великого входа и произнесения священником молитвы «Господи и Владыко живота моего» совершаются только три последние части Литургии верных: приготовление верующих к Причащению; Причащение священнослужителей и мирян; благодарение за Причащение с отпустом. Все это совершается так же, как и на полной Литургии, с некоторыми изменениями применительно к значению Литургии Преждеосвященных Даров.

Заамвонная молитва читается другая. В этой молитве священник от лица верующих благодарит Бога, удостоившего их достигнуть дней поста для очищения души и тела, и просит, чтобы Он помог совершить добрый подвиг поста, сохранить неизменной православную веру, явиться победителем греха и неосужденно достигнуть поклониться святому Христову Воскресению.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 9809 —

| 7400 — или читать все.

«Да исправится молитва моя»

Священник Димитрий Выдумкин

Давид же пребывал в пустыне в неприступных местах и потом на горе в пустыне Зиф. Саул искал его всякий день; но Бог не предал Давида в руки его! (1 Цар. 23: 14)

В сякое истинное открытие, достающееся открывателю, как правило, весьма непросто, становится затем легкодоступным достоянием всех последующих эпох. Когда-то очень давно поняли, что огонь можно извлекать из соприкосновения двух камней, хотя для этого надо было потрудиться. Сегодня мы получаем огонь легким движением спички. Когда-то изобретение электрического света родилось после непростых научных опытов Яблочкова и Эдисона. Сегодня мы включаем этот свет элементарным щелчком клавиши. Меняются формы – от примитивных к более совершенным, но суть остается той же.

То же самое происходит и в духовной жизни человечества. Духовный опыт одного человека, когда этот человек свят, опыт, дающийся трудами и скорбями, становится достоянием многих поколений и эпох, источником великого блага для бесчисленного количества людей. Как достижение тех ученых мужей, что открыли электричество, одарило нас светом в любое время суток и всеми сопутствующими благами, так духовный опыт великих духоносных мужей становится источником благодатного света и спасения для всех тех, кто приобщается ему.

Посмотрите на Царя и Псалмопевца Давида. Его псалмы – опыт его духовной жизни, осоленной скорбями и напастями. Немало из них написано во время разнообразных жизненных испытаний и даже после случавшихся в его жизни грехопадений, осмысленных потом и раскаянных. Многие из псалмов Давида начертаны после избавления от напастей, а иные и вовсе писаны в изгнании. Но именно потому, что родились они в исстрадавшемся верующем сердце, сохранившем при всех испытаниях праведность и преданность Богу, Давидовы псалмы удостоились наития Святого Духа. И, будучи Боговдохновенными, имеют силу напоевать благодатью и наши сердца. Надо лишь приложить малый труд по прочтению этих псалмов.

И об одном из таких псалмов – псалме 140 – мы и поговорим сегодня. А точнее сказать, мы, используя своевременный повод – время Великого поста, попытаемся осмыслить богослужебное употребление этого псалма на Литургии Преждеосвященных Даров в виде песнопения «Да исправится молитва моя».

По мнению толкователей, 140-й псалом написан Давидом в тот период, когда царь Саул, опасаясь потери власти, замыслил убить Давида (см.: гл. 19–24 1 Цар.). Потрясенный до глубины души замыслом тестя – Давид был женат на дочери Саула Мелхоле, – он вынужден был спасаться бегством, хотя и был невиновен, ибо не имел никакого помысла свергать царя. Соответствующими мыслями и ощущениями и наполнен весь псалом. Давид просит Господа услышать его молитву. Осознавая свою невиновность, он просит избавить его от сети, которую ему приготовили; просит, чтобы в эту сеть попали сами устроившие ее, а он был избавлен. С другой стороны, Давид признает свою греховность, просит Господа положить хранение его устам, дабы не озлобляться на противника, просит не позволить его сердцу уклониться к самооправданию. Давид понимает, что хоть и не виновен в том, в чем его обвиняют, но достаточно и прочих его грехов, чтобы понести от Господа наказание.

Такова общая смысловая композиция этого псалма. Если мы обратимся теперь к песнопению «Да исправится молитва моя», то заметим, что в нем использована лишь первая часть 140-го псалма. Структура расположения стихов псалма в этом песнопении и его место в Литургии Преждеосвященных Даров позволяет нам увидеть некоторые новые смысловые аспекты псалма применительно уже к нашей духовной жизни, что мы и попробуем сейчас сделать.

Во-первых, обращает на себя внимание тот момент, что песнопение «Да исправится молитва моя» построено в виде прокимна, то есть сначала исполняется основной стих – собственно «Да исправится молитва моя», а затем он чередуется с другими тремя стихами. В конце вновь пропевается основной стих. Обратившись к литургическим источникам, мы действительно находим данные о том, что ранее в константинопольской соборной традиции это песнопение было прокимном, чтец пел его с амвона, а духовенство сидело в алтаре. И уже значительно позже «в студийской монашеской традиции, вытеснившей к концу XII века соборную константинопольскую, “Да исправится молитва моя” перестало быть обычным прокимном, во время его исполнения постепенно утвердился обычай народного коленопреклонения и священнического каждения».

Во время пения «Да исправится…» следует преклонить колени. Обратим внимание на то, что это коленопреклонение в литургийном ряду находится между двумя другими подобными моментами. Коленопреклонение совершается перед «Да исправится…» – при возгласе «Свет Христов просвещает всех» – и вскоре после «Да исправится…» – на важнейшем «Ныне силы небесные». Случайно ли это? Не думаю. Здесь указание на важнейший смысловой ряд в литургийном пространстве. В этом ряду первое коленопреклонение связано с обращением к оглашенным, готовящимся принять святое крещение. Это обращение, имеющее значительный вероучительный смысл. Последнее коленопреклонение связано с важнейшим моментом Литургии, когда переносятся Святые Дары. Ну а с чем связано коленопреклонение во время песнопения «Да исправится молитва моя»?

Структура прокимна, присущая этому песнопению, позволяет нам говорить о его особенном нравоучительном характере. Он состоит в том, что первый и основной стих песнопения указывает на важнейшее дело христианина, дело, сопровождающее всю его жизнь, – на молитву. Стихи, «проложенные» между основным, – указание на моменты, которые способствуют преуспеянию в молитве либо, напротив, препятствуют сему. Это своего рода духовный многослойный «пирог», в котором основной слой обретает свой истинный «вкус» лишь в сочетании с прочими. Хотите убедиться в том, что это так? Тогда пойдем дальше.

1. «Да испра́вится моли́тва моя́, я́ко кади́ло пред Тобо́ю, воздея́ние руку́ мое́ю – же́ртва вече́рняя».

В главном для христианина духовном делании – молитве – основной фактор успеха – внимание. Если есть оно, а вместе с ним есть и благоговение, и покаяние, то молитва будет возноситься к Богу, как дым кадильный, благоухающий и стремящийся непрестанно ввысь. Если внимания нет, то молитва «стелется» по земле, подобно дыму Каиновой жертвы, и такая жертва, как мы помним, не была угодна Богу. При этом, как это ни парадоксально и ни печально, подобная «Каинова» жертва – неизбежный временный удел всякого христианина, ибо нерассеянная молитва – «жертва вечерняя», то есть является плодом многолетних и усиленных трудов. И получаем мы этот плод нередко лишь к «вечеру», то есть ближе к закату жизни.

Это основной лейтмотив песнопения. В нем – указание цели. Далее следуют вышеупомянутые моменты в «проложенных» стихах.

2. «Го́споди, воззва́х к Тебе́, услы́ши мя: вонми́ гла́су моле́ния моего́, внегда́ воззва́ти ми к Тебе́».

Здесь указание на качества, которыми обладает настоящая молитва и которые мы должны для своей молитвы приобретать. И во-первых, речь об искренности и покаянном характере молитвы. Вот как говорит об этом великий Златоуст: «Что же выражает Псалмопевец словами: “Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня”? Он разумеет здесь внутреннее воззвание, которое произносит сердце воспламененное и дух сокрушенный, которое произнося и Моисей был услышан. Как человек, взывающий голосом, напрягает всю свою силу, так и взывающий сердцем напрягает весь ум свой. Такого воззвания требует Бог, воззвания, которое происходит от сердца и не дозволяет поющему зевать и развлекаться».

Во-вторых, нельзя не заметить: во второй части стиха – та же мысль, что и в первой, только изложенная другими словами. И это не в последнюю очередь говорит нам о необходимости в молитве постоянства. Кто хочет достичь нерассеянной молитвы, должен молиться постоянно. Неслучайно призывает апостол: «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17). Постоянство в молитве – то же, что капля, которая точит камень. Подобно маленькой ничтожной капле, которая со временем разрушает даже твердыню камня, наши немощные, но постоянные молитвенные потуги способны разрушить греховную сердечную коросту и ввести молитву в сердце, где она становится по- настоящему сильной и действенной.

3. «Положи́, Го́споди, хране́ние усто́м мои́м, и дверь огражде́ния о устна́х мои́х».

Ничто так не расхищает из сердца молитвенный плод, как постоянно открытые уста. Потому и Премудрый призывает: «Для слов твоих сделай вес и меру, и для уст твоих – дверь и запор» (Сир. 28: 29). «Дверь ограждения» и «хранение» своим устам мы должны просить у Бога, поскольку привыкли держать свои уста открытыми и говорим много лишнего. Никакой иной грех так не «легок» и не «приятен», как пустословие. Он способен быстро «сгладить» плохое настроение, аккуратно «прикрыть» лень. Он, как ничто иное, доставляет нам много «приятных минут», но при этом отнимает нечто очень важное – пусть небольшой, но все же благодатный плод, который обретает наше сердце после нашей немощной, но все же молитвы. А потому христианину, искренне молящемуся об исправлении молитвы, «яко кадило», также искренне следует бороться с пустословием, многословием и, разумеется, сквернословием. «Тогда только следует говорить, когда слова полезнее молчания», а это, согласимся, нечасто случается.

4. «Не уклони́ се́рдце мое́ в словеса́ лука́вствия, непщева́ти вины́ о гресе́х».

Этот непростой, как кажется, стих содержит достаточно простую мысль: «Не уклони сердце мое к словам лукавым для измышления извинения во грехах». Как самоосуждение для человека – великое благо, так самооправдание – великое зло. Вот как говорит об этом святитель Иоанн Златоуст: «Ты, возлюбленный, когда согрешишь, говори: я согрешил. Нет ничего справедливее такого оправдания. Таким образом ты умилостивишь Бога; таким образом и сам себя сделаешь более медленным на те же грехи. А если станешь отыскивать пустые предлоги и освобождать душу от страха, то усилишь в ней расположение снова предаваться тем же грехам и много прогневаешь Бога» .

Грех естественным образом порождает в душе чувство вины и ощущение неизбежности наказания. Возникает желание куда-то от этого спрятаться. Когда человек не вполне понимает значение покаяния, тогда и возникает самооправдание как попытка спрятаться от ответственности. Самооправдание – то же, что стремление страуса уйти от опасности через погружение головы в песок. Это смешно, но не только. Самооправдание порождает для человека существенное зло: чем более человек сам себя оправдывает, тем более осуждается Богом. А потому тот христианин, кто стремится к нерассеянной и плодотворной молитве, должен избегать самооправдания, ибо просить Бога о милости и одновременно привлекать на себя Его осуждение – то же, что одной рукой что-то строить, а другой все тотчас же разрушать.

Видео (кликните для воспроизведения).

Воздевание рук во время молитвы – очень древняя внешняя форма обращения к Богу, хотя в современной богослужебной практике она используется священниками нечасто. Основная мысль этой формы-образа – дать возможность человеку как можно сильнее выразить устремленность его к Богу и Небу. Выразить и затем – по принципу перехода от внешнего к внутреннему – помочь устремиться к Богу его уму, его сердцу и воле. Песнопение «Да исправится молитва моя» именно об этом. Это молитва о том, чтобы наше внешнее благочестие пришло наконец в гармоничное единство с нашим внутренним миром. И, наверное, поэтому оно так полюбилось нашим православным людям.

Да исправится молитва моя значение
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here