Ференц лист молитва

Самое детальное описание: ференц лист молитва специально для посетителей нашего ресурса.

Сочинения: Опера или Замок любви (1825, Париж); оратории Легенда (1862), Христос (1866) и др.; мессы Эстергомская (Гранская, 1855), Венгерская коронационная (1867); кантаты; Реквием (1868); для оркестра 1857); симфония комедии» Данте (1856); поэм Мазепа 1851), Прелюды Орфей, Тассо (все 1854), Прометей 1855); Ленау (1860) и др.; для фортепиано (1856, 1861), Пляска смерти (1859), Фантазия народные темы (1852) и др.; для фортепиано соната циклы пьес: Поэтические гармонии Годы странствий рапсодий; Венгерские исторические портреты; Испанская рапсодия; Этюды высшего исполнительского мастерства, концертные этюды, вариации, пьесы форме, вальса, марши и др.; для голоса песни Г. Гейне, И. В. Гёте, В. Гюго, М. Ю. Лермонтова и др., инструментальные пьесы, камерно-инструментальные ансамбли; транскрипции (главным образом для фортепиано) собственных произведений других композиторов, Этюды Паганини.

Сохраняйте ноты себе или играйте по ним в режиме онлайн.

«Ференц Лист — Молитва» (gebet) ноты со словами в формате pdf скачивайте бесплатно и без регистрации. На этой странице вы можете найти ноты из категории «Ноты для вокала». Если у вас возникают проблемы с просмотром файлов, то перейдите по ссылке.

  • 22-03-2018, 19:11
  • Просмотры: 283

Да будет совершен Божий Человек,
ко всякому доброму делу приготовлен.

2 Тим. 3:17

Когда мне было лет 12-13, я посмотрел кинофильм «Прелюдия славы» о необыкновенно талантливом юном музыканте, шагавшем по ступеням совершенства и признания. Сказать «посмотрел» — неточно. Я прослушал этот фильм, прожил его, пережил! Уже не помню, какая киностудия его выпустила, да и подробности сюжета выветрились с годами из памяти. Но никогда не забуду того впечатления, того потрясения, порыва, которые я испытал, впервые услышав звуки симфонической поэмы Ференца Листа «Прелюды». Героические, ликующие, жизнеутверждающие звуки, сродни бетховенским волевым темам! Во мне, мальчишке первых послевоенных лет, душа так радостно откликалась надежде, которую дарила такая музыка: через преодоление жизненных ненастий — к победе! Через тернии — к звёздам! От земли — к небесам, от дисгармонии мирского бытия — к высшей гармонии!

Это потом, спустя много лет, я прочитал у французского писателя-романтика Альфонса Ламартина, от стихотворения которого отталкивался Лист, создавая свой шедевр, программные слова: «Разве не представляет наша жизнь ряда прелюдий к неведомому гимну, первую торжественную ноту которого возьмёт смерть? Любовь является волшебной зарёй для каждого сердца; но в чьей судьбе первое блаженство счастья не было разрушено порывом бури, чьи чарующие иллюзии не были развеяны её суровым дыханием, чей алтарь не был разбит смертоносной молнией? И чья душа не искала — после подобных потрясений — мира и покоя деревенской жизни, чтобы заглушить свои воспоминания? Но человек не может долго предаваться блаженному покою на лоне природы, столь пленяющему его вначале, и, лишь раздаётся боевой сигнал трубы, спешит он. на свой опасный пост, чтобы в битве вновь обрести всю полноту самосознания и восстановить целиком свои силы».

Я думаю, что и жизнь самого Листа представляла собой такой ряд прелюдий к неведомому гимну, а в основе лежала вечная, ненасытная жажда совершенства. Жажда идеала. Не случайно одна из симфонических поэм композитора так и называется — «Идеалы».

Первые идеалы были связаны с первой, юношеской любовью. Молодой маэстро как иностранец не был принят в Парижскую консерваторию и после частных уроков у Паэра и Рейхи сам стал домашним учителем музыки. Его юной ученицей была прекрасная Каролина, дочь графа Сен-Крик. Юноша идеализировал её. Казалось, и к нему неравнодушны.

Мечтам не суждено было сбыться, но уже тогда в сердце молодого Листа таилось обещанием то главное, что потом составит смысл его жизни. 16-летнему Ференцу его отец Адам сказал перед смертью:

— Будь осторожен с женщинами, Фери. Не давай распоряжаться твоей жизнью.

Фери в ответ рассмеялся и, успокаивая отца, показал ему книгу:

— Моей карьере музыканта может угрожать только вот это.

На обложке книги написано: «Следуя за Христом».

И всё-таки драма первой любви глубоко ранила юношу. Потрясённый потерей Каролины (граф увёз её из дома, уроки, а значит, и встречи прекратились), Ференц хочет уйти в монастырь. По Парижу распространяется слух о смерти музыканта. В газете «Летуаль» даже печатают некролог. А Ференц тем временем спешит за утешением к священнику Бардену. Аббат призывает молодого человека к «умеренной набожности», а приятель-органист Кретьен Юран — к затворничеству, самоотверженной религиозности, подобающей истинному католику. Потом не раз в годы личных драм и разочарований Лист будет обращаться к религии. Но и она не спасает, если к ней прибегать как к лекарству; не спасает, если не овладевает всей душой, не становится способом жизни – самой жизнью, исполненной глубокой веры в Спасителя.

Всё для души — благодеянье,
И даже болъ, когда извлёк
Не озлобленье из страданья,
Но просветленье и урок.

Знал Лист и счастливую любовь, годы жизни с Мари д»Агу, рождение детей: сына Даниеля, дочерей Бландины и Козимы. И всё-таки недоставало Листу чего-то главного для счастья.

Некогда Пушкин сказал: «На свете счастья нет, но есть покой и воля». Блок уточнил: «Уюта нет, покоя нет», «Покой нам только снится». Остаётся воля. Но воля не разрешает боли, не устраняет проблем, если замыкает человека на себе самом, если он не задумается о другой, высшей воле и не воскликнет: «Да будет воля Твоя!»

Кажется, Ференц Лист пытался «услышать» эту волю в вечной жажде совершенства. Ни страсть, ни дом, ни семья этой жажды не утоляли. Но можно достичь совершенства в музыке, в исполнительском искусстве. Однажды он услышал на концерте в Париже непревзойдённую игру гениального Паганини. Вот образец, ориентир!

Непрестанной неутомимой работой Лист добился почти невозможного: стал первым, никем не превзойдённым пианистом Европы. И не только для своего времени — он так и остался до нынешнего дня эталоном пианистического мастерства.

От чёрной деки до педали
По пять часов, как врач, я слушал
Жuзнъ затённую рояля,
Его непознанную душу.
Я изучал его природу
И, как Мефисто, в обольщенье
Просил, чтоб он мне душу продал
В обмен на вечное служенье.
И всё ж познал я вкус победы,
И совершенства приближенье
Я наконец в игре изведал!
Но — не было преображенья.

Тревога артиста не утихала. Ему мало было такого совершенства! Тогда, быть может, оно — в композиторском творчестве? Похоже, вдохновение и расчёт на равных владеют маэстро, когда он создаёт рапсодии и баллады, этюды и симфонические поэмы, песни и романсы, бесчисленные транскрипции и обработки произведений Баха и Бетховена, Шумана и Вагнера, Шуберта и Верди. Конечно, это творческий подвиг: переложить для фортепиано все девять симфоний Бетховена и органные сочинения Баха.

Но ощущал я в те минуты
Струной какой-то тайной, тонкой,
Что это тоже шаг к чему-то,
Да, только шаг, ступенька только.
. Прошли и сны мои, и грёзы
Любви, за ними — грозы страсти,
И чары чардаша, и слёзы
О Венгрии, и годы странствий.

Великий пианист, композитор, интерпретатор шаг за шагом продвигался к высшему — к духовному просветлению, преображению. И только вера, к которой Ференц Лист шёл всю жизнь, помогла ему создать подлинные шедевры духовной музыки, такие, как «Эстергомская Месса», «Месса по случаю коронации», «Реквием», «Легенда о святом Станиславе», «Крестный путь», «Христос». К ним примыкают «Поэтические и религиозные гармонии». Если в знаменитых «Годах странствий» Лист посвятил первую тетрадь образам природы и связанным с нею чувствам, вторую тетрадь — искусству (итальянской живописи, скульптуре, литературе: «Сонеты Петрарки», «По прочтении Данте» и др.), то в третьей тетради взор Листа обращён к небесам и явственно звучит утешение («Ввысь сердца. », «Ангелус», «Бывают слёзы от дел» и др.).

Но не всё так просто в жизни, и не по прямому пути идёт душа человеческая. Это только в учебниках пишут, что некий художник сначала недопонимает, потом осознаёт и, наконец, принимает и приветствует (революцию, например). Вечный соблазн, вечная тревога не покидали Листа, заставляли его падать и подниматься снова и нередко, заглядывая в собственную душу, обращаться к творческому осмыслению образов зла. Отсюда — «Мефисто-вальс» (целых три таких вальса!), симфония «Фауст». Конечно, в этом Лист не одинок. Музыкальное воплощение нечистой силы мы находим и у Шумана (оратория «Фауст»), и в балетной музыке Адана, и у Вагнера (увертюра «Фауст»), и у Бойто (опера «Мефистофель»), и, конечно, у Гуно, в его знаменитой опере. «Мефистофельская» линия Листа нашла своё продолжение и развитие у Рихарда Штрауса, Скрябина, Шостаковича. Слышу нечто подобное и у Шнитке, болезненно ощутившего дьявольское нашествие на двадцатое столетие, словно выросшее из «Шабаша ведьм» Берлиоза в его «Фантастической симфонии» или из гениальной «Ночи на Лысой горе» Мусоргского.

Удивительно, но тема мечтательного Фауста становится у Листа темой Мефистофеля, только звучит в искажённом виде, с издёвкой и иронией, пародируя первоначально светлый и возвышенный образ. Композитор показывает, что сатана использует любой соблазн для того, чтобы заполучить душу человека, играет на его благородных стремлениях и мечтах. И лишь тема Маргариты в симфонии — вне посягательств Мефистофеля, словно музыкант и философ стремится подчеркнуть неизменную, непобедимую чистоту «вечно женственного». Вспоминается тютчевское: «И даже клевета не смяла воздушный шёлк её кудрей. »

Заключительный хор симфонии «Фауст» поёт хвалу вечно-женственному началу. Вспомним и финал «Фауста» Гёте, вторую его часть: «Всё быстротечное — символ, сравненье. Цель бесконечная здесь в достиженье. Здесь – заповеданность истины всей. Вечная женственность тянет нас к ней» (перевод Б. Пастернака).

Листу особенно близка была мысль о том, что любовь и милосердие женщины приближают её к Деве Марии. Ведь она, олицетворение благородства и чистоты, она, дарительница жизни, своей любовью возвышает окружающих. Здесь нельзя не вспомнить Владимира Соловьёва, да и Пастернак неспроста сказал: «Я ранен женской долей. след поэта — только след её путей, не боле. »

Каролина Витгенштейн не без основания говорила своему другу: «Ты, Ференц, — и Фауст, и Дон Жуан, и святой Франциск Ассизский». Но именно о ней Лист написал: «Ей я обязан всем тем духовным, что есть во мне».

Лист чувствовал, что всё пережитое и всё созданное им, все борения его души, все скитания по миру — это ряд прелюдий к преображению, к истинной жизни, когда человек душевно и духовно совершенствует себя, высветляет и просветляет, через покаяние открывает новое небо и новую землю и всецело принимает Христа как своего Спасителя.

Отец Салус из францисканского монастыря готовит Листа к посвящению в низший духовный сан (впоследствии Листа не вполне корректно стали называть «аббатом»). После пострига Ференц продолжительное время живёт на горе Монте Марио в монастыре Мадонны Розария. Там — творчество и молитвы, и прозрение, и чувство близости к высшему, небесному идеалу. В его музыкальных опусах, во всей его жизни одна тема, постоянно трансформируясь, в конце концов утверждается победно: жажда совершенства, преображения, единения с Господом.

Я представляю себе великого музыканта. Конечно, помогают воспоминания, например — Владимира Стасова, музыкального критика, идеолога «Могучей кучки»: «Я увидал его почти 60-летним стариком со смиренным, сильно католическим видом, в аббатском длиннополом и мрачном одеянии. Но голова его не потеряла прежней густой своей гривы, а в глазах сверкал всё прежний блеск, сила и тонкое выражение. Когда он начинает с вами говорить, руки его сложены на груди, точно он хочет потереть их одну около другой — жест, который часто приходится видеть у католических смиренных патеров; но только стоит ему воодушевиться в разговоре — и аббатский жест пропадает, движения теряют свою благочестивую узость и монашескую приниженность, наклонённая вперёд голова поднимается, и он, точно стряхнув с себя монашескую декорацию, снова становится сильным, могучим: перед вами прежний, гениальный Лист — орёл. »

Но я вижу и иного Ференца. Вот он в кабинете. Старая гравюра на стене «Святой Франциск на волнах». Железная кровать. Распятие. Кувшин с водой и тазик для умывания. Разбросанные по полу книги и ноты. О чём он задумался? Может быть, вспоминает прожитое — долгие и пёстрые годы проходят перед глазами. Ему за семьдесят. Как там сказано в 89-м псалме? «Дней лет наших — семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет; и самая лучшая пора их — труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим. »

Вспоминается беззаботное детство Венгрии, В Доборьяне, самое начало обучения игре на фортепиано под руководством отца. И, конечно, первый публичный концерт в Шопроне, когда ему было всего девять лет. А потом — Вена: разве можно забыть занятия композицией у знаменитого Антонио Сальери, добродушного и строгого? Скольким помог. Бетховена, а потом и Шуберта, как и его, учил — ни крейцера за уроки не брал. Что за чушь некоторые мелют — мол, отравитель, злодей! Молва всегда скорее склонна к дурному, чем к хорошему.

Как радостно всякий раз вспоминать встречу с Бетховеном! Гениальный маэстро пришёл послушать его, одиннадцатилетнего мальчишку, и да же предложил ему тему для импровизации. А потом, после концерта, расцеловал на глазах у публики.
Дальше — Париж. И музыка, и слава, и любовь. И бесконечные гастроли. Помнится и Россия. Тогда в Елизаветграде одна обаятельная девушка — кажется, её звали Мария Лазич – вдохновенно играла ему. Он оценил её виртуозность и поэтическое чувство, перед отъездом написал в её альбом музыкальную фразу. Когда же это было? Так давно, в 1847 году. Больше тридцати лет назад. А ещё всплывает в памяти Веймар — Веймарская школа, которую он возглавлял. И, конечно, родная Венгрия (хотя, к своему стыду, он не знает венгерского, ибо всю жизнь скитался по миру). Он основал там первую музыкальную академию. А ещё перед глазами — дорогие лица: Берлиоз, Шуман, Шопен, незабвенный Вагнер.

Прав был блаженный Августин: «заблудшие ходят кругами». Ференц многое понял. Свои ошибки, падения на долгом пути к главному. Всё это — только прелюдии.
Маэстро шепчет: «Domine поп sum dignus» — «Я недостоин, Господи». Это любимое его изречение. Ведь он всё помнит, а Господь всё видит.

Не случайно свой «Реквием» маэстро завершил — в «Libera те» («Освободи меня») — изображением Страшного суда, в противовес обычному завершению мольбой о прощении. И только заключительные такты органа пытаются успокоить волны не стихающих человеческих страстей. Да, в конце 1860-х он писал этот «Реквием» в память об умерших детях и матери. Но сейчас он осознаёт его глубже, примеряя к себе. Так делали его предшественники, его учитель Сальери в своём потрясающе могучем и страшном «Реквиеме» и, конечно, любимый Моцарт.

Я вижу Листа таким в его обители и уже словно шепчу его устами:

На Монте Марио я выбрал
Обитель. Предо мной долины
Ладонь, прорезанная Тибром,
Как линиею жизни длинной.
Но не туда, а к синим Высям
Глаза, u ныне от клавира
Душа не столь уже зависит,
Сколь от невидимого мира.
Молюсь, небесным звукам вторя,
И сквозь меня проходят теми
Вселенских вечных ораторий.
Я слышу горние поэмы.

Считали, что «сольфеджио» — скучный предмет?! Бывая на моей страничке, вы поймете, что это далеко не так. Что «сольфеджио» бывает интересным и веселым! Уважаемые коллеги! Эту страничку я создаю специально для преподавателей теории музыки. Я хочу делиться здесь своими наработками и опытом, для того, чтобы педагоги могли использовать что — то в своей работе. Я работаю в школе более 30 лет . Сольфеджио — мой любимый предмет.

Подобно многим другим композиторам-романтикам, Ференц Лист в своем творчестве сполна отдал дань жанру программной миниатюры. Пьесы объединялись в циклы, наиболее масштабным из которых стали «Годы странствий». Но были и другие фортепианные циклы: «Венгерские исторические портреты», «Поэтические и религиозные гармонии», цикл «Рождественская ёлка», который композитор посвятил своей внучке Даниэле Бюлов. Некоторые из фортепианных пьес, созданных Листом, объединены общим заглавием – «Утешение». Такое название носят шесть миниатюр.

Стремление зафиксировать и воплотить в музыке тонкие движения души типично для искусства романтизма, но чтобы понять, почему возникают именно «Утешения», нужно знать, каким человеком был Ференц Лист. Русский пианист и дирижер Александр Ильич Зилоти, который был лично знаком с ним, брал у него уроки, вспоминал о Листе как об исключительно обаятельной и благородной личности, восхищался его душевной красотой. Такая личность проявляет себя в «Утешениях» – поэтичных пьесах, исполненных любви, в которых автор словно берет на себя страдания слушателя. Есть в этих миниатюрах и нечто от размышлений о смысле жизни, о бренности всего сущего, которые были так близки композитору, принявшему в конце жизни духовный сан.

Из шести «Утешений» Ференца Листа наибольшую известность приобрело «Утешение» № 3 ре-бемоль мажор. Источником вдохновения при создании его послужило созерцание вечернего пейзажа на озере Комо в Италии, которое композитор посетил вместе со своей возлюбленной Марией д’Агу. В этой пьесе, сочетающей кажущуюся простоту с глубоким смыслом, воплощаются характерные черты стиля Листа, в частности – привнесение в инструментальную музыку некоторых особенностей музыки вокальной. Итальянское belcanto являлось в понимании Листа одним из выражений совершенства красоты – ведь в нем природная прелесть человеческого голоса сочетается с искусным мастерством, поэтому черты вокальной кантилены нередко появляются в фортепианных произведениях Листа. Не является исключением и «Утешение» № 3: в ее светлой кантиленной мелодии в конце каждого построения возникают мелодические украшения, подобные тем, которые имели место в итальянской опере.

Роднит «Утешение» с вокальной музыкой и форма, напоминающая куплетную. Во втором «куплете» фиоритуры, украшающие мелодию, становятся еще более развернутыми – и более сложными, чем это возможно в вокальной музыке. Куплетность в «Утешении» претворяется в виде двухчастной формы – повторенной, с элементами варьирования, причем оно затрагивает в большей степени фактуру в первом восьмитактовом периоде. Следующее построение оказывается значительно расширенным благодаря интенсивному развитию – тонально-гармоническому и мотивному. Таким образом, в пределах фортепианной миниатюры проявляются черты, характерные для сонатности. В развитии основной темы из второго ее элемента возникает новый образ: пентатонический мотив, родственный интонациям фиоритурных украшений, проводится в замедленном виде и в более узком – квартовом – диапазоне, порождая «покачивающуюся» мелодию, излагаемую восьмыми, напоминающую колыбельную. В дальнейшем он возникает в пьесе неоднократно: он звучит в ля мажоре, а перед завершением коды проводится в основной тональности. Именно этот мотив, играющий ту же роль, что побочная партия в сонатной форме, становится в пьесе выражением главной ее идеи – утешения. Появление «мотива утешения» в коде сближает ее с сонатной репризой.

Проявились в «Утешении» № 3 и характерные черты тонально-гармонического «языка» Ференца Листа. К таковым относится, например, терцовый тональный план произведения: ре-бемоль мажор, фа мажор, ля мажор с последующим возвращением в основную тональность (ре-бемоль мажор), причем «мотив утешения», в котором «сконцентрирован» главный образ произведения, проводится по ходу музыкального развития во всех этих тональностях. Еще один интересный момент, встречающийся не только у Листа, но и у других композиторов-романтиков (например, у Роберта Шумана) – гармонизация тонического звука аккордом, относящимся к группе двойной доминанты (в данном случае терция тонического трезвучия, с которой начинается кантиленная мелодия, гармонизуется вводным септаккордом к доминанте). Такая гармонизация подготавливает фа минор, который, в свою очередь, подготавливает фа мажор – тональность, в которой возникнет «мотив утешения».

Таким образом, на примере «Утешения» № 3 можно наблюдать, как в пределах фортепианной миниатюры проявляются такие черты творчества Листа, как формообразующая роль гармонических средств и возникновение новых музыкальных образов из одной темы. Такими средствами создается пленительный образ утешения искусством, а может быть и красотой природы. Композитор утверждал, что при исполнении этой пьесы нельзя «грести в триолях на веслах сквозь вечернюю тишину», и требовал текучего движения, в котором звуки фигурации растворяются в гармонии, воплощая умиротворенность природы.

Считали, что «сольфеджио» — скучный предмет?! Бывая на моей страничке, вы поймете, что это далеко не так. Что «сольфеджио» бывает интересным и веселым! Уважаемые коллеги! Эту страничку я создаю специально для преподавателей теории музыки. Я хочу делиться здесь своими наработками и опытом, для того, чтобы педагоги могли использовать что — то в своей работе. Я работаю в школе более 30 лет . Сольфеджио — мой любимый предмет.

Franz Liszt — Liebestraum (Грёзы любви),
Consolations (Утешения) 2-3.

1. La chapel de Guillaume Tell
2. Au lac de Wallenstadt
3. Pastorale
4. Au bord d`une source
5. Orage
6. Vallee d`Obermann
7. Eglogue
8. Le mal du pays
9. Les chloches de Geneve

Очень хорошее исполнение, вглубь. В `Грозе` темп немного непривычный, но тоже хорошо. Она
с таким философским характером получилась — не просто разбушевавшаяся стихия, как у
Бермана и Чиколлини, а `размышляющая`. И `Женевские колокола` тоже в таком ключе. Все
`водные` пьесы замечательно исполнены. Спасибо.
Тетрадь первая. Год первый. Швейцария.
1. Часовня Вильгельма Телля
2. На Валленштадском озере
3. Пастораль
4. У родника
5. Гроза
6. Долина Обермана
7. Эклога
8. Тоска по родине
9. Женевские колокола
Запись 1977 года.
Воту нас ноктюрны поштучно. Поопусно. Без номеров. Соогласен.

А годы странствий, которые, действительно, годы, — в одну тетрадь.

Я ищу долину Обермана. Хрен! Смотри Годы странствий, да еще знае, какая тетрадь.

Воту нас ноктюрны поштучно. Поопусно. Без номеров.
Соогласен.

А годы странствий, которые, действительно, годы, — в одну тетрадь.

Я ищу долину Обермана. Хрен! Смотри Годы странствий, да еще знае, какая
тетрадь.

Музыкант, достигший вершины мирской славы – и ставший монахом… Венгр, слабо знавший венгерский язык – и ставший символом венгерской музыки… Жизнь Ференца Листа словно соткана из противоречий – что как нельзя более отвечало его страстной натуре.

Первым учителем музыки для Ференца Листа стал его отец – чиновник в администрации князя Эстергази. Он же позаботился о начале его исполнительской карьеры: с 9-летнего возраста «маленький чудо-музыкант» покоряет своим искусством знатных слушателей… Но отец понимает, что не может дать многое талантливому сыну – и везет мальчика в Вену, где Ференц не только вызывает восторги публики, но и учится фортепианной игре у К. Черни, теории – у А. Сальери.

Видео (кликните для воспроизведения).

Свои первые произведения Ф. Лист создал в подростковом возрасте. Была среди них и опера – «Дон Санчо, или Замок любви» – но не этот жанр определил творческий облик композитора. На первом плане всегда была для него фортепианная музыка – очень часто программная. Композитор словно стремится «схватить» и зафиксировать в звучании фортепиано все богатство мира, в котором он живет – будь то литература (соната-фантазия «После чтения Данте»), живопись («Обручение» по картине Рафаэля), природа («У родника»).

Но назвать Ф. Листа исключительно композитором-пианистом – как Ф. Шопена – все же нельзя: его симфоническое творчество не уступает фортепианному. В определенной степени это связано с его исполнительским стилем. Этому пианисту, который – по свидетельству современников – мог за один концерт разбить три рояля, словно было тесно в рамках своего инструмента: фортепиано звучало у него, как оркестр, не случайно он создавал фортепианные транскрипции симфонических произведений и фрагментов из опер. Симфоническое же его творчество тоже тяготеет к программности – нередко философской («Прелюды», «Фауст-симфония», «От колыбели до могилы»). Стихия страсти, проявляющаяся здесь не в меньшей степени, чем в фортепианной игре, сметает границы сонатно-симфонического цикла, рождается новый жанр – симфоническая поэма.

Как истинный сын эпохи романтизма, Ф. Лист испытывал глубокое благоговение к национальным корням: 19 «Венгерских рапсодий», Венгерские национальные мелодии для фортепиано, фортепианный цикл «Венгерские исторические портреты», симфоническая поэма «Венгрия»…

Жизнь Ференца Листа могла бы стать сюжетом приключенческого романа. В ней было все: слава, встречи с другими гениями – Г. Берлиоз, Ж. Санд, романтическая любовь, ставшая вызовом обществу, противостояние филистерской косности, подлинные трагедии – например, ранняя смерть сына и дочери… и наконец – принятие духовного сана в 54 года. Впрочем, ни это обстоятельство, ни жизненные невзгоды не мешали творчеству – ни композиторскому, ни исполнительскому. Свой последний концерт Ференц Лист дал в 1886 году – за 12 дней до смерти.

(1867–1948) На рубеже XIX-ХХ столетий в итальянской опере возникло новое направление – веризм. Вслед за писателями-веристами композиторы-веристы стремились отразить в своих творениях жизнь, как она есть, не стесняясь говорить о самых неприглядных ее сторонах – преступлениях, социальной несправедливости. Веристы не создавали эпических полотен, а если и обращались к переломным моментам истории, то лишь затем, чтобы […]

(р. 1963) «Композитор, которому принадлежит веское и самобытное слово в развитии отечественной музыкальной культуры», – так говорил Тихон Николаевич Хренников о своем ученике Владимире Николаевиче Купцове в прошлом веке. Нынешний век показал, что он был прав. Будущий композитор появился на свет в городе Бирске, расположенном в Башкортостане, а когда мальчику было три года, семья переехала […]

(1901–1983) Даниил Александрович Амфитеатров – композитор, которого можно назвать «гражданином мира». Уроженец Российской империи, он на протяжении своего жизненного пути побывал в разных странах. Родина Даниила Амфитеатрова – Санкт-Петербург, он появился на свет в интеллигентной семье. Отец будущего композитора – Александр Валентинович Амфитеатров – прославился как писатель-прозаик, поэт, драматург, публицист, литературный критик. Его перу […]

Ewa Kwiatkowska (suslix) добавила:

FLAC+CUE, обложки для «Симфония к «Божественной комедии» Данте; Соната «По прочтении Данте» » (Berlin Philharmonic, Daniel Barenboim, conductor, piano):

Ewa Kwiatkowska ( suslix ) обновила ссылку на след. произведения:

Симфония к «Божественной комедии» Данте (Dante-Symphony, Symphony to Dante’s ‘Divine Comedy’, 1855-1856)
I. Inferno (21:03)
II. Purgatoire
III. Magnificat (29:51)

Rotterdam Philharmonic Orchestra
James Conlon, conductor

http://files.mail.ru/95014E4A1D1B11E28096003048C4F1D4

Багатель без тональности (Bagatelle sans tonalite) (2:40)
Траурная гондола (La lugubre gondola, S.200, 1882) (6:57)
Alfred Brendel, piano

Фонтаны виллы дЭсте (Les Jeux d’eau a la Villa d’Esta) (7:20)
исп.Jeno Jando

Серые облака (Nuages gris) (3:29)
исп. Святослав Рихтер

Чардаш смерти (Csardas macabre, S224) (7:30)
Исторические венгерские портреты № 4 (Historical Hungarian Portraits, S205-Teleki Laszlo) (2:47)
Leslie Howard, piano

Предлагаю всем послушать филосовский фортепианный цикл Ф.Листа «Поэтические и религиозные гармонии» — отражение духовных исканий музыканта-мыслителя, который призывал к обновлению музыки путем внутренней связи с поэзией. В этом новаторском для своего времени сочинении впервые проявилась двойственность мироощущения Листа — с одной стороны он — артист-виртуоз, победитель, с другой — аббат, морализирующий проповедник, пророк искусства, романтический апостол. Цикл адресуется не просто к музыкантскому и пианистическому, но говорит о духовной сути, о вечном конфликте земного и небесного, жизни и смерти, скорби и радости любви, хаосе и гармонии. Цикл этот редко исполняется целиком, что обедняет его содержание. Интересно, что в преддверии 200-летнего юбилея композитора маэстро Альдо Чикколини — непревзойдённый по тонкости интерпретатор Листа выбрал для юбилейных концертов именно это сочинение. На сладкое — популярный 2й концерт.

Цикл «Поэтические и религиозные гармонии» создавался первоначально в 1830е годы (первая редакция опубликована в 1834). Но окончательное оформление замысел получил в период «мудрого пианизма» между 1845 и 1852гг.(вторая редакция издана в 1853 году), когда вновь совершенствовались многие сочиненные ранее произведения: венгерские рапсодии, этюды, годы странствий. Три пьесы: «Призыв», «Благословение Бога в одиночестве» и «Гимн любви» — были созданы Листом с октября 1847 до января 1848, в период пребывания в имении Вороницы у Каролины Витгенштейн.

3. «Благословение Бога в одиночестве». В «Благословении Бога в одиночестве» гимническая сфера превалирует. Восторженное провозглашение здесь достигает своего апогея. Сомнения уходят на второй план. Этой пьесе цикла присущ декламационный характер: сближение музыкальной фразы с речевыми интонациями, «широкий, разговорный метр». Не случайно периодически появляется тема из начала второй части (такты 51-53; 67-69), а раздел piu sostenuto quasi preludio тематически и тонально связан с «Ave Maria». «Благословение Бога в одиночестве» в конечном итоге превращается в характерную для Листа проповедь на весь мир. Но Гармония, установленная в третьей части рушится с первых же аккордов четвертой.

5. «Pater Noster». Выходом из неизвестности снова становится церковный канон. Православный прототип этой молитвы – «Отче наш». Часть чрезвычайно кратка и максимально проста по своему музыкальному языку: тональность C-dur, хоральный склад фактуры, ясный ритмический рисунок. Эта пьеса – переложение произведения для мужского хора в сопровождении органа.

6. «Гимн ребенка при пробуждении». Две следующие части: «Гимн ребенка при пробуждении» и «Погребальное шествие» (№№6, 7), — снова представляют собой пару противоположностей «жизнь — смерть», которая присутствовала в третьей и четвертой частях. Взаимосвязь шестой и седьмой частей подчеркнута и тональным родством (As (шестая часть) – f (седьмая часть)). В шестой части также постоянно появляется тональность E — dur, являющаяся знаком сферы Любви (первая часть (E) — > шестая часть (As и E) – > восьмая часть (e — E), девятая часть (gis — As) – > десятая часть (E)). Первоначально пьеса также являлась хоровой и была переложена Листом впоследствии для рояля.

7. «Погребальное шествие». Композитор дает этой пьесе подзаголовок «Октябрь 1849». Это большая фортепианная поэма памяти борцов венгерской революции. Начинается «Погребальное шествие» медленным вступлением: равномерные тяжелые удары колокола в басах, густые диссонантные гармонии со стонущими интонациями рождают в воображении картину народных толп. Крещендо оркестровой мощности приводит к резким, словно трубным кличам. На фоне затухающего тремоло зловещим эхом откликаются повторы аккордов. Форма пьесы – сонатная; медленный темп (adagio) низкий регистр и минорный лад (f-moll) усиливают мрачное звучание основной темы, которую сопровождают мерные аккорды, олицетворяющие тяжелую поступь целого народа. Как светлое воспоминание, в верхнем голосе возникает лирическая тема (As — Dur), она постепенно драматизируется и подводит к центру пьесы (обширному эпизоду, заменяющему разработку), после которого основная тема звучит триумфально (как слава героям), подготавливая героическую коду. Исходом противопоставления двух начал является, как и в «первом круге пьес» (№№3-4-5), обращение к каноническому тексту: ««Miserere», по Палестрине».

8. «Miserere», по Палестрине». Пьеса отличается простотой мелодического и гармонического языка, который приближается к стилю мастеров старинной полифонии. Показательным является отсутствие обозначений размера, своеобразная «утрата временных ориентиров». Это словно обращение к вечности. Следует заметить, что здесь использован текст 50-го псалма (покаянный псалом, выражающий глубокое сокрушение о содеянном грехе и усердную молитву о помиловании). Показательно, что в христианстве он является частью общей исповеди.

9. «Andante lagrimoso». Пьеса написана по стихотворению Ламартина «Слеза или утешение». Трагизм второй сферы – Скорби – трансформируется здесь, изживается в слезах. Не случайно, часть написана в тональности gis-moll, которая относится к противоположной сфере.

Harmonies poetiques et religieuses. Поэтические и религиозные гармонии (1845-1952) — 81:12

I. Invocation. Призыв (7:14)
II. Ave Maria. Аве Мария (6:48)
III. Benediction de Dieu dans la solitude. Благословение бога в одиночестве (16:54)
IV. Pensee des morts. Размышление о cмepmu (12:59)
V. Pater Noster. Отче наш (3:01)
VI. Hymne de l’enfant a son reveil. Гимн ребенка при пробуждении (5:29)
VII. Funerailles»October 1849″. Погребальное шествие «Октябрь 1849» (11:55)
VIII. Miserere, d’apres Palestrina. Mизерере, no Палестрине (3:49)
IX. Andante lagrimoso. Анданте лагримозо (6:03)
X. Cantique d’amour. Гимн любви (7:00)

Альдо Чикколини, фортепиано
9-10.IV.1990, Париж

Евгений С. (serval) обновил ссылку на mp3 в более высоком битрейте (вместо 256 Kbps — 320 Kbps):

http://files.mail.ru/9450A44C04F14FA3A1449994345EA4DA

Файл: «Ференц Лист — Поэтические и религиозные гармонии (Альдо Чикколини).rar»

Концерт для фортепиано с оркестром N.2 ля-мажор (18:50)

Альдо Чикколини, ф-но
Оркестр Романской Швейцарии
Дирижер Ференц Фричай
8/02/1956

Лист был одним из величайших пианистов XIX века. Его эпоха была расцветом концертного пианизма, Лист был в авангарде этого процесса, имея безграничные технические возможности. До сих пор его виртуозность остаётся ориентиром для современных пианистов, а произведения — вершинами фортепианной виртуозности.

В 1843 году Лист совершил вместе с тенором Джованни Батиста Рубини гастрольное концертное турне по Нидерландам и Германии.

Активная концертная деятельность в целом завершилась в 1848 году (последний концерт был дан в Елисаветграде), после чего Лист выступал редко.

Как композитор Лист сделал массу открытий в области гармонии, мелодики, формы и фактуры. Создал новые инструментальные жанры (рапсодия, симфоническая поэма). Сформировал структуру одночастно-циклической формы, которая намечалась у Шумана и Шопена, но не была развита так смело.

Лист активно пропагандировал идею синтеза искусств (единомышленником его в этом был Вагнер). Он говорил, что время «чистых искусств» закончилось (этот тезис был выдвинут к 1850-м годам). Если Вагнер видел этот синтез в связи музыки и слова, то для Листа он более связан с живописью, архитектурой, хотя и литература играла большую роль. Отсюда такое обилие программных произведений: «Обручение» (по картине Рафаэля), «Мыслитель» (скульптура Микеланджело на надгробии Лоренцо Медичи) и множество других. В дальнейшем идеи синтеза искусств нашли широкое применение. Лист верил в силу искусства, которое может влиять на массы людей, бороться со злом. С этим связана его просветительская деятельность.

Лист вёл педагогическую деятельность. К нему в Веймар приезжали пианисты со всей Европы. В своём доме, где был зал, давал им открытые уроки, причём никогда не брал за это денег. Среди других его посетили Бородин, Зилоти и де Альбер.

Дирижёрской деятельностью Лист занялся в Веймаре. Там он ставил оперы (в том числе Вагнера), исполнял симфонии.

Среди литературных работ — книга о Шопене, книга о музыке венгерских цыган, а также множество статей, посвящённых актуальным и глобальным вопросам.

Источник: ВИКИПЕДИЯ Свободная энциклопедия .

Ференц ЛИСТ (1811 — 1886) — венгерский композитор, пианист, педагог, дирижёр, публицист, один из крупнейших представителей музыкального романтизма: Музыкальная коллекция | Цитаты | Аудио .

Жизнь Ференца Листа начиналась в Raiding (Австрия /позднее Венгрия) 22 октября 1811г. Свои первые уроки игры на фортепьяно мальчик получал от отца Адама Листа, который состоял на службе семьи Эстергази и был музыкантом-любителем. Маленький Франц рано проявил исключительный музыкальный талант, что делало его известным в среде пианистов.

В это время Лист объезжает самые важные столицы Европы и знакомится с самыми знаменитыми композиторами и пианистами. Его первой станцией была Вена, где он изучал композицию у Антонио Залири и фортепиано у Карла Кцерни, ученика Бетховена (Урок игры на фортепьяно у ученика Моцарта Непомука Хуммеля стоил бы дороже, что было Листу не по карману).

Затем следовала, также в Вене, череда первых успешных концертов. Далее Лист давал концерты в Лондоне и Париже, где он побывал в 1823г. В Париже Лист изучал знаменитых современных музыкантов и композиторов: Джоаккино Россини, Фредерика Шопена, Гектора Берлиоза и Никколо Паганини. По многим произведениям упомянутых художников Лист позднее написал транскрипции для фортепиано.)

Известны транскрипции «Symphonie fanatastique» Берлиоза, «Дона Джованни» Моцарта, опер Рихарда Вагнера, песен Шуберта, а также 5-ой симфонии Бетховена. В Париже он углублял свои музыкальные познания, обучался искусству контрапункта у Антона Райха и совершенствовал свои композиторские способности у Фердинандо Паера.

В 1834г. он влюбился в Comtesse Мари Катрин Софи de Agoult, с которой он до 1844г. время от времени проживал совместно. Графиня подарила Ференцу Листу троих детей.

Еще до 1848г. Ференц Лист сделал беспрецедентную карьеру пианиста, которая позволяла путешествовать ему при Konzerttourneen по всей Европе. Наконец, Лист был назначен великогерцогским придворным капельмейстером в Веймаре. В Киеве он познакомился со своей второй большой любовью, княгиней Каролиной Sayn-Wittgenstein, затем Лист поехал в Веймар. В Веймаре он трудился, прежде всего, над постановкой современных композиций, как например, произведения Берлиоза, Шумана и Вагнера. Долгие годы Лист был пропагандистом музыкального искусства этих композиторов. Таким образом он представлял, кроме всего прочего, в 1849 г. «Тангейзер» и «Летучий голландец» и руководил в 1850г. премьерой «Лоэнгрина».

Кроме того, некоторые из его самых знаменитых произведений возникли в Веймаре, такие как Симфонические поэмы, фортепьянный концерт ля-мажор, соната для фортепиано си-минор, «Данте» и «Мефисто-вальс»(на сюжет «Фауста» Гёте), а также «Венгерские рапсодии» и другие. Между прочим Лист был мозговым центром круга музыкантов, мир идей которого формировался в северо-германской школе («Общественно- музыкальный союз» / «Новый музыкальный журнал»).
В 1858г. Лист заканчивает свои занятия как придворный капельмейстер в Веймаре и уезжает к своей спутнице жизни княгине Сайн-Виттгенштайн в Рим, в бракосочетании с которой ему было отказано по церковно-правовым причинам.

После 1869г. Лист жил снова периодически и в Веймаре, и в Будапеште, где он был в 1875г. президентом только что основанной консерватории. Много времени и сил отдаёт композитор созданию венгерской музыкальной культуры.

Ноавторство Листа в области музыкальной формы и гармонии, новое звучание фортепиано и инструментов симфонического оркестра было поддержано ведущими композиторами его времени. Вобрав в себя культуру Германии и Франции, Лист, будучи классиком венгерской музыки , сделал большой вклад в формирование и развитие музыкальной культуры Европы.
В возрасте 75-ти лет закончилась жизнь Ференца Листа. Он умер во время посещения Байройтских фестивалей и похоронен 31 июля 1886г. на Байройтском городском кладбище.

Ференц ЛИСТ (1811 — 1886) — венгерский композитор, пианист, педагог, дирижёр, публицист, один из крупнейших представителей музыкального романтизма. Глава Веймарской школы в музыке: : Музыкальная коллекция | О Музыка | Аудио .

***
« Без фантазии нет искусства, как нет и науки».

***
«Жизнь только длинное и горькое самоубийство, и одна только вера может преобразовать это самоубийство в жертву».

***
«Формы и преходящие формы жизни это всего лишь стадии к этому идеалу, который религия Христа освещает Его божественным светом».

Видео (кликните для воспроизведения).

***
«Широкие пути открыты для всех усилий, и сочувственное признание обеспечено каждому, кто посвящает своё искусство богослужебному убеждению сознания».

Ференц лист молитва
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here