Гора афон утро молитва

Самое детальное описание: гора афон утро молитва специально для посетителей нашего ресурса.

У вас нет возможности посетить Святую Гору Афон, но вы хотите получить молитвенную помощь святогорских братьев? Предлагаем вам присоединиться к молитве по соглашению с афонскими монахами.

«Истинно также говорю вам, что если двое из вас
согласятся на земле просить о всяком деле, то,
чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного,
ибо, где двое или трое собраны во имя Мое,
там Я посреди них.»

В этих словах Иисуса Христа, по его бесконечной милости, Он дает людям прямое указание, что если им нужна помощь или они находятся в безвыходной ситуации, то есть выход — сердечная молитва Господу Богу.

По благословению святогорских отцов, приглашаем присоединиться к нашей соборной молитве по соглашению.

Молитва по соглашению – это соборное воззвание людей к Богу, согласившихся совместно молиться в определенное время. И несмотря на то, что молящихся могут разделять многие километры, эта молитва является невероятно сильной и действенной!

Молитву по соглашению наши монастырские братья читают ежедневно в 21:00 по афинскому времени. Для других стран, каждый желающий сам определит свое время для чтения, в зависимости от своего часового пояса проживания. Если у кого-то не получается прочесть молитву в указанное время, можно добавить её к вечернему правилу.

Продолжительность чтения молитвы – не ограничена. Это может быть день, месяц, сорок дней, или больше. Каждая просьба может быть индивидуальной. Господь Бог Сам знает, что нам нужно.

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Ты сказал пречистыми устами Твоими: «Истинно говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни просили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Непреложны словеса Твои, Господи, милосердие Твое бесприкладно и человеколюбию Твоему нет конца. Сего ради молим Тебя: даруй мне, и всем тем, кто возносит сейчас с нами соборную молитву, имена Ты их Господи знаешь Сам, согласившимся просить Тебя о духовном братстве; о стяжании молитвенного духа; о сострадании, милосердии и прощении; о даровании мира и любви; и о всяком прошении, просьбы которых Ты, Господи, знаешь Сам. Услышь также и мою просьбу и помоги мне (проговорите просьбу своими словами). Молим Тебя об исполнении наших прошений. Но да будет не так, как мы хотим, но как Ты, Господи — да будет во веки воля Твоя. Аминь.

Пламя свечи символизируем Святой Дух, и конечно же нашу молитву. Когда вы зажигаете свечу, ваше внимание фокусируется на молитве и просьбе которую вы возносите. Зажигая Молитвенную свечу вы присоединяетесь к нашей совместной молитве.

Помимо молитвы по соглашению, в зависимости, от вашей личной потребы, также советуем после совместной молитвы прочесть следующие Молитвы и Акафисты.

Также вы можете отдельно заказать Молебен, Сорокоуст, которые мы поминаем на молебнах перед Пресвятой Владычицей нашей Богородицей, а также на проскомидии за Божественной Литургией. Если вам необходима усиленная молитва, то вы можете заказать Неусыпаемую Псалтирь, которую монахи монастыря читают днем и ночью в течении 40 дней.

Помимо всех женщин, которым доступ на Афон запрещен, многие православные христиане, особенно из России, Украины и Белоруссии сетуют на невозможность приехать по тем или иным причинам на Святую Гору, посетить богослужения и помолится перед чудотворными иконами в афонских монастырях. Поэтому мы получаем очень много писем с просьбами помолиться за них и их близких. Просят о разном: об исцелении, об избавлении от пристрастий, о даровании детей и любви. И наше монашеское братство, смирено молимся по каждому прошению, за сохранение мира и за спасение каждой души.

Мы хотим помочь как можно большему числу людей. Например, мы очень рады, что многие православные смогли прикоснуться к нашей святыне — Честному Поясу Пресвятой Богородицы, во время пребывания его в России в 2011 году. Наверняка, многие смогли убедиться в силе молитв перед этой святыней. Однако мир не стоит на месте. Нам бы хотелось установить постоянную связь и общение со всеми нуждающимися. И этот сайт был создан во Славу Божию и в помощь всем, кто нуждается в молитвенной поддержке. Через страницы сайта, мы хотим приблизить каждого к Афону и помочь найти здесь причал спасения для тех, кто хочет спастись.

Наше святогорское монашеское братство, приглашает вас присоединиться к нашей совместной с вами молитве — «Молитве по соглашению».

Традиция чтения Молитвы по соглашению в православии имеет давние корни. Она опирается на слова Спасителя из Евангелия от Матфея: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф.18:20) .

Суть молитвы заключается в том, что верующие люди договариваются молиться о чем-либо вместе: в одно и то же время они встают на молитву, хотя бы даже их разделяли тысячи километров. Для этого участниками молитвы по соглашению утверждается какое-то время, и каждый у себя ежедневно становится на молитву именно в условленное время суток. Если же у кого-то не получается каждый день молиться строго в определенное время, то можно добавить эту молитву к вечернему или утреннему правилу, ведь для Бога время не существует. Хотя, конечно же, желательно стараться молиться вместе в условленное время.

Святогорскими отцами дано благословение всем желающим присоединяться к чтению молитвы по соглашению ежедневно в 21:00 – по афинскому времени.

Наибольшим недугом нашего времени являются суетные помыслы, которые приносят одну душевную тяжесть. Исцелить от этого недуга может только Христос, подающий человеку душевную тишину, а вместе с ней — и вечность. Для этого достаточно человеку только покаяться и обратиться ко Христу.
Все мы, дорогие братья и сестры, нуждаемся в молитве. Каждая душа христианина жаждет в молитве излить свои нужды пред Небесным Отцом и получить от Него утешение, вразумление и помощь.
Если по какой-то причине, вам или вашим близким необходима молитвенная помощь и поддержка, то здесь вы сможете найти поддержку святогорской братии Афона и других православных христиан, присоединившись к нашей Молитве по Соглашению. Если вам необходима усиленная молитва, то вы можете заказать дополнительные требы: Молебен, Сорокоуст или Неусыпаемую Псалтирь. Также вы можете найти здесь Молитвослов, Акафистник и Священное Писание.

«Хочешь, чтобы твоя молитва стала сердечной и приятной Богу?
Сделай боль ближнего своей собственной болью. Одно–единственное сердечное воздыхание о ближнем принесет положительный результат.
Божественным извещением о том, что молитва приятна Богу,
является Божественное утешение, которое человек испытывает после молитвы»

Желать спасения каждому человеку на земле, молиться не только за себя, родных и близких, но и о незнакомых нам людях и даже о врагах – Святое Евангелие называет это делом любви и вменяет в обязанность всякому христианину. Ведь любовь к ближнему — это заповедь Господня. И молитва за других – это высшее проявление любви, это духовная милостыня. Соразмерно жертве и молитве, которую человек приносит о себе и своем ближнем, он получит и помощь Божию.

Мир Вам!
Здесь вы можете оставить вашу молитвенную просьбу
и помолиться за других людей.
Благослови вас Господь!

Афон (Святая Гора), крупнейшее в мире средоточие православного монашества, расположенное в Греции на полуострове Айон-Орос (Святая Гора, Афонский полуостров). Это сердце и душа Православия. Здесь особенно чувствуется присутствие Божие. На Святой Горе, пребывающей под покровительством Божией Матери и называющейся уделом Пресвятой Богородицы, уже более тысячи лет непрестанно возносятся к Богу молитвы иноков.

Святая Гора была названа Садом Богородицы согласно преданию, которое гласит, что Богоматерь путешествовала на корабле вместе с апостолом Иоанном из Палестины на Кипр, чтобы посетить Лазаря, воскрешённого Господом, и страшный шторм заставил их высадиться на Афонский полуостров, в том месте, где сейчас находится Иверский монастырь. Богородица была восхищена местной природой и попросила у Сына и Бога Своего благословить эту землю и защитить всех тех, кто на ней проживает. В ответ послышался голос с неба, говорящий: «Мать моя, всё то, что ты попросила и за что помолилась, будет так навсегда, если и они будут блюсти мои заповеди. Отныне место это будет твоим уделом, и садом твоим, и раем, и причалом спасения для тех, кто хочет спастись.»

Пророческие слова о Святой Горе сбылись с совершенной точностью. Афон находящийся под покровом и защитой Божьей Матери, стал исключительно иноческой страной, монашеской обителью, соединившей в себе двадцать монастырей. В общественном мнении он воспринимается как самостоятельный остров, куда можно приехать только с одной целью – молиться Богу. Так как главным плодом в саду Богородицы является сердечная молитва, множество паломников посещает Святую Гору, для того чтобы обучиться умению возделывать молитву. А наше смиренное монашеское братство Афона, с молитвою от всего сердца желает, чтобы каждая молитва — как семя проростало и приносило добрый плод на пользу и спасение душам.

Старец Иероним говорил: «Не оставляй молитвы. Бойся нерадения и равнодушия. Когда ты молишься утром и чувствуешь умиление, то весь день будешь летать, как на крыльях. А когда ты утро начинаешь без молитвы, то все у тебя пойдет кувырком».

Тот же старец такие давал советы своему духовному чаду относительно молитвы: «Больше твори молитву, создавая для этого и подходящую тишину. Если не можешь много молиться утром, то молись в полдень или вечером. Выбери себе такой час для молитвы, в который была бы тишина. Молись, пока не сойдет дождь, то есть пока не придут слезы. Многие молятся ночь напролет и не насыщаются. Молитва — это усладительное занятие».

Цель мира — славословие Бога. Старец Иоиль так говорил об этом: «На небе славят Бога Ангелы и святые, звезды и птицы. На земле славят Бога мудрецы и неграмотные, монахи и пустынники. Славословие Бога — это нить, связывающая все части мира. Это конечный смысл, высочайшая цель мира, следовательно, и человека».

Тот же старец говорил так: «В радостном покое молящегося человека подготавливается почва, и благие помыслы с небесными звуками начинают потихоньку напевать в его уши прекрасные советы, которые суть небесные беседы».

Совсем недавно клирик Архиерейского подворья-храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» г. Саратова иеромонах Дорофей (Баранов) вернулся из паломнической поездки на Святую Гору Афон в Греции. Это место на протяжении многих столетий вызывает особо трепетное отношение православных христиан, и для многих путешествие на Афон является заветной мечтой. Что представляет собой Афон сегодня? Какие открытия ждут там современного паломника? Может ли Афон стать местом паломничества для человека, неискушенного в церковной жизни? Обо всем этом мы и поговорили с отцом Дорофеем.

– Отец Дорофей, что такое вообще паломничество? Это увлекательное путешествие, возможность узнать что-то новое, мысленно пролистать страницы истории или все-таки нечто большее?

Паломничество – это особого рода молитва. Если обычная домашняя или храмовая молитва – великий труд, то паломничество с затратами времени, средств, физических сил, а в прошедшие века связанное и с немалой опасностью для жизни,– все это вдвойне непростой труд, предпринимаемый ради Бога, ради спасения своей души и ближних.

Отправляясь к мощам какого-либо святого, мы верим и надеемся, что в том благодатном поле, которое как бы осеняет святое место, наше молитвенное прошение будет скорее услышано. Как действует благодать вокруг святынь – это тайна, но то, что она помогает, исцеляет – это факт неоспоримый.

– К кому или к каким святым едут на Афон?

– Афон – это уникальное место на Земле, небольшой полуостров, который Богом определен как удел Божией Матери, место особого Ее присутствия. Поэтому Святая Гора Афон сама по себе – большая святыня. На данный момент там сложилось 20 крупных общежительных монастырей, которые просто наполнены христианскими святынями. Но главная, если так можно сказать, составляющая афонской святости заключается в том, что Сама Божия Матерь является игуменьей Святой Горы и управляет монашеской жизнью на полуострове. Вообще, почитание Божией Матери на Афоне носит какой-то по-детски умилительный характер.

– В особой любви монахов-святогорцев к Богородице, которая чувствуется в том, как они о Ней говорят, как Ей молятся. В каждом монастыре читается ежедневно акафист Божией Матери «Радуйся, Невесто Неневестная». И во время богослужения, когда слышится имя Пресвятой Богородицы, или в простом разговоре, при упоминании о «нашей Пресвятой», как говорят святогорцы, какой-то трепет проходит, и даже миряне, которые там бывают, проникаются этой атмосферой и чувствуют, что они в гостях у Божией Матери.

– По каким законам живет Афон, ведь по сути он является государством внутри Греции?

– В политическом отношении Афон входит в состав Греции и подчиняется гражданским законам этой страны. Однако Святая Гора – в самом широком смысле автономная область, существующая в большей степени по внутренним законам. Это связано с тем, что на Афоне сложилось необычное светское общество. Монахи вот уже более тысячи лет живут по выборному самоуправляемому принципу, и в этом смысле Афон можно назвать монашеской республикой.

– На какие средства существует Святая Гора?

– Практически все монастыри строились византийскими императорами, а потом поддерживались состоятельными боголюбивыми православными людьми. В наше время основным источником средств является земельная рента, которая позволяет не столько пропитаться монашеской братии (у всех монастырей есть так называемые метохи – сельскохозяйственные фермы), сколько принимать немалое число паломников и главное – восстанавливать и содержать афонскую архитектуру, которая вся без исключения является памятником средневекового византийского зодчества. Также на Афоне очень развита иконопись, производство ладана и церковной утвари. У большей части афонских иноков есть какое-то рукоделие, хотя, конечно, доход от его реализации невелик.

– То есть жизнь монахов состоит в том числе и из труда?

– Одна из заповедей монашеской жизни заключается в чередовании труда и молитвы. Причем на Афоне молитва в основном совершается ночью, а трудятся монахи днем. Вечернее богослужение начинается около шести вечера и продолжается полтора-два часа. Затем монахи удаляются в кельи, отдыхают, совершают свое келейное молитвенное правило. Уже в 4 утра начинается утреня и литургия. Весь день посвящен послушаниям, то есть трудам, которые поручаются монахам настоятелем.

– Отец Дорофей, а аскетическая сторона монашеской жизни отличается от образа жизни, например, российских монахов?

– В России монахи часто вынуждены отвлекаться на какие-то дела, связанные напрямую с большим количеством мирских забот. Много сил уходит сегодня на восстановление монастырей, на налаживание приходской жизни и епархиальные послушания. В Греции другая ситуация, там есть уникальная возможность соблюсти одно из основных правил монашеской жизни – удаление от мира.

Но самое большое отличие состоит в том, что монашеская жизнь на Святой Горе не прерывалась, поэтому там сохранилась традиция послушания, передачи монашеского делания от учителя к ученику, от старца и более опытного монаха молодому послушнику или монаху. У нас эта традиция прервана, она только восстанавливается, но на это требуются даже не годы, а века. И, наконец, на Афоне до сих пор жива и продолжается традиция так называемого умного делания, непрестанной Иисусовой молитвы. Ведь самое важное для монаха – это молитва.

– Что вас больше всего поразило на Афоне?

– Мы побывали, конечно же, не во всех монастырях. Началось наше знакомство с Афоном с русского Свято-Пантелеимонова монастыря (он, кстати, самый большой по территории, и до революции там подвизались около двух тысяч монахов), но это был обычный день с будничным богослужением. А вот в болгарский монастырь Зограф мы попали на Панагир, так называется престольный праздник обители. И самым сильным впечатлением было афонское богослужение – торжественное всенощное бдение, которое началось в девять вечера, а закончилось в восемь утра. Для человека неподготовленного физически отстоять такую службу трудно, но одновременно и легко. Потому что византийское богослужение дает возможность почувствовать мистичность и таинственность происходящего в храме. Пение, действия священнослужителей, сама храмовая атмосфера, молитва монахов – все это создает ощущение прикосновения к Горнему миру. Мы часто говорим, что храм – это особое место присутствия Бога, и афонское богослужение позволяет это пережить.

– В течение такой многочасовой службы монахи стоят?

– В греческих храмах и афонских монастырях используются так называемые стасидии, они сделаны из дерева и похожи на узкие троны. В них можно стоять, опершись на подлокотники, можно и присесть. Во время продолжительного всенощного бдения допускается даже выходить из храма, подышать воздухом или даже уйти на часок поспать, чтобы, отдохнув, придти снова.

– Вернемся к поразившим вас моментам…

– Одно из ярчайших афонских впечатлений – пребывание в скиту иконописцев, который называется Буразери. Удивительно, но то, что в Буразери живут иконописцы, художники, ощущается во всем: в оформлении храма и территории, в каких-то деталях убранства и интерьера присутствует особое духовное изящество. Там мы почувствовали атмосферу настоящего монашеского братства, которое связано узами нелицемерной любви. А это и есть цель монашеской общежительной жизни – через послушание, через любовь друг к другу стяжать любовь к Богу.

И конечно, для будущих паломников на Афон можно сказать, что там все отмечено особым божественным присутствием. Сама природа вопиет о красоте, созданной Богом.

– Как встречают русских на Афоне, какой там язык общения?

– На Афоне много паломников, в том числе из Западной Европы. Большинство монахов, отвечающих за прием гостей, говорят по-английски. Русских встречают на Афоне очень хорошо, с любовью.

– На Афон лучше ехать, будучи уже искушенным в церковной жизни или любой человек может туда отправиться?

– На Афон в Cвой удел или, как говорят, Сад Пресвятой Богородицы, приглашает Сама Божия Матерь. Если туда просто заехать посмотреть, то, наверное, паломничество не удастся. Либо сразу все не понравится, либо, скорее всего, ряд обстоятельств не допустит на Святую Гору. Но, конечно, отправиться на Афон может любой человек, как воцерковленный, так и нет. Есть немало случаев, когда люди, топтавшиеся на пороге Церкви, побывав на Афоне, совершали решительный шаг внутрь церковной ограды.

– Для женщин путь на Афон закрыт?

– После особого распоряжения Пресвятой Богородицы доступ на Святую Гору для женщин запрещен. Когда одна греческая царица ступила на афонскую землю, прозвучал голос: «Я здесь Царица…», и с тех пор женщинам дорога на Афон закрыта. Однако там ходят очень красивые катера, на которых представительниц слабого пола возят вдоль побережья. Но существует афонский закон, по которому такой катер не может приближаться к берегу больше чем на 300–400 метров.

– Расскажите о бытовой стороне жизни монахов, правда ли, что в трапезных там все столы с бортиками, чтобы ни одна крошка не упала на пол?

– Да, это действительно так, к остаткам пищи относятся очень бережно. Но поражает другое – древность монастырей. Когда мы с одним монахом зашли в монастырскую трапезную, он начал рассказывать о том, что пол и столы X века, фрески XII века. Конечно, это впечатляет.

Пища в монастырях, учитывая немощь современного человека, не очень скудная. Но трапеза только дважды в день, утром и вечером. Обязательно на столе оливки, овечий сыр, очень много зелени. Там не пьют чай, просто запивают пищу водой. Вообще монашеская трапеза, так же, как и весь быт монахов, является только необходимой оболочкой для монашеского делания, поэтому всем бытовым вопросам уделяется ровно столько времени, сколько необходимо для весьма скромной жизни.

– Как правильно подготовиться к паломнической поездке?

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

– Любое паломничество – это как подъем на некую высоту, к Богу. Отправляясь на Афон, нужно все свои земные дела оставить внизу, на земле. В мире каждый занимает какое-то место, воюет, сражается, образно говоря. Все эти мирские доспехи надо сбросить, суетные заботы оставить дома, чтобы, вернувшись уже духовно вооруженным, со всеми заботами разобраться также духовно. Однако неплохо было бы перед поездкой на Афон немного ознакомиться с историей Византии, узнать о чудотворных иконах, которых там очень много, о святых, подвизавшихся на Афоне. И, наверное, даже выучить несколько простых греческих слов. Ведь, как и любой другой народ, греков очень трогает, когда пытаешься что-то сказать на их родном языке.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).


Обретение молитвы

Симеон Афонский. Обретение молитвы

Представляем отрывок из книги: монах Симеон Афонский «Птицы небесные или странствия души в объятиях Бога». Святая Гора Афон

Путь разума ограничен его разумностью, и такой разум втайне кичится своей проницательностью. Но путь духа безпредельно превосходит разум, ибо только духу по благодати открывается вся безграничность Божественного мира. Разум боится мистики, потому что не понимает ее, но сама жизнь мистична в своей основе, так как невидима и неподвластна догадкам слепой эгоистичной разумности, ибо по сути своей глубоко духовна, а мы знаем, что «Дух есть Бог».

Холод смел последние листья с кленов и буков и оставил краснеть до заморозков лишь яркие гроздья калины и рябины. По вершинам гор забелел снег, потом его снежная граница стала опускаться все ниже. Наконец она подступила к самой келье, и в воздухе замелькали первые снежинки. В этот период меня удивляли взрывы мин в горах, которые расставили минеры на главных тропах во время войны. Подрывались ли на них звери или незадачливые диверсанты? Или же их придавливал снег? Оставалось только догадываться.

Постепенно снег завалил все подходы к поляне, и даже сама поляна превратилась в один большой пушистый сугроб, по которому метались длинные языки декабрьской метели.
Научившись поддерживать ровный жар в печи гнилушками, я понемногу стал приходить в себя и начал забывать о летней суете. При виде обильных снегопадов душа успокоилась, избавившись от опасения нежданных гостей.

Молитва все больше преобладала в дневном и ночном распорядке, но искушения не заставили себя ждать. Перетаскивая тяжелые мокрые сучья поближе к келье, чтобы потом распилить их и расколоть клиньями, я, по-видимому, чрезмерно понадеялся на свои силы. Внизу живота, справа, появилась боль, отдававшая во всю ногу. Особенно ощутимой становилась боль когда я молился, стоя перед иконами. Желая успокоить болезненный приступ, я начал больше сидеть на топчане, опершись спиной о стену. Даже помазание священным маслом от лампадь: преподобного Сергия не приносило заметного улучшения.

«Неужели у меня аппендицит?» Этот страшный помысел пронзил меня с головы до ног. Дыхание смерти, казалось, проникло мое сердце. Всевозможные жуткие картины страшной кончины в лесной келье заполнили мой трепещущий ум. Я принялся отбиваться от них молитвой, но по ночам, когда я засыпал от усталости, страх умереть в лесу не покидал меня.

Отчаявшись справиться с нарастающим страхом смерти, я решил предать себя на волю Божию и умереть достойно — с молитвой и упованием на милость Христову, как подобает монаху. Несмотря на непрекращающиеся боли, я продолжал с верой втирать в больное место масло от преподобного Сергия, сказав самому себе, что до последнего мгновения не отступлю от веры в милосердие Божие. Так прошло еще недели две, тогда мне вспомнилось, что я совершенно забыл о своем страхе помереть от аппендицита и о болях в животе. Незаметное действие благодати изумило меня своей простотой и тихостью целебного прикосновения — поистине «милующая тихость» Бога: просто и незаметно эти боли исчезли, как будто все мои переживания являлись каким-то мимолетным сновидением.

Между тем зима разворачивалась во всем своем великолепии. Сверкающий мириадами солнечных бликов зимний лес сиял в окошках кельи фантастическими декорациями. Лунные морозные ночи мерцанием снежных искр прогоняли всякий сон. Время от времени я служил водосвятные молебны и кропил келью. Хотя борьба за ночное бдение не ослабевала, она приняла совершенно иной характер. Поставив высокий пень, я усаживался на него с четками в руках, высовывал голову в маленькое окошко на морозный воздух, как советовал отец Тихон, ибез устали предавался Иисусовой молитве.

Завораживающая своим великолепием ночь торжественно плыла над кельей, сменяя созвездие за созвездием. Потрясенный красотой ночной молитвы, я жалел время, впустую потраченное на сон и нелепые сновидения.

Именно тогда ночная молитва открылась мне как безмолвная беседа со всем Божественным мирозданием, с безконечно любимым и родным Христом. В душе прочно утвердилось понимание того, что этот молитвенный опыт навечно стал моим достоянием. И если еще будут безчисленные падения и поражения, моя душа всегда будет помнить ни с чем несравнимую красоту молитвенного бдения и неуклонно станет стремиться упрочить и закрепить свое молитвенное открытие.

С тех пор ночь стала для меня особым молитвенным таинством, неизмеримо превосходящим все земные восторги и утешения.

Ночные бдения далеко отогнали дремоту и вялость и превратили каждую ночь в духовный день сладкой молитвы и слезного покаяния. Слезы безостановочно текли из глаз при одном воспоминании имени Иисуса, молитва лилась легко, словно сокровенная мелодия души. Я молился неустанно, не разделяя сутки на день и ночь, уже не связывая ее ни с какой погодой, с ее снегопадами, с метельным завыванием или кротким сиянием месяца и Млечного пути над головой. Тогда мое молитвенное правило составляло восемнадцать часов в сутки, шесть часов я оставил на отдых и сон, с перерывом на обед, заготовку дров и выпечку лепешек.

Прошло и отпелось радостное Рождество. Молитва поглотила все мое внимание и время. И в этот период в коренном зубе появилась сильная боль, мгновенно возвратившая меня в мир скорби и болезни. День ото дня пульсирующая боль становилась все сильнее. Изнемогая, я попробовал выдернуть больной зуб пассатижами. Но как ни пытался я захватить этот зуб железными концами пассатижей, они срывались с зуба, повреждая десну. Несмотря на все свои отчаянные усилился только отломил себе кусочек больного зуба. В один из таких моментов борьбы с больным зубом мне вспомнился совет из церковного календаря, что при зубной боли нужно обращаться к священномученику Антипе. Обессилевший от болезненных приступов, я опустился среди ночи на колени и обратился ко святому с просьбой о помощи. Затем положил голову на пол и, утомленный болью, неожиданно заснул.

Проснулся я от ночной тишины, наполненной удивительным покоем. Дрова прогорели, и печь начала остывать. Звезды висели в окне, глядя в келью сквозь плексиглас. Что-то новое в этой ночи заставило меня прислушаться: за окном было тихо. Тогда я обратил внимание внутрь себя и с радостью обнаружил, что больше не чувствую никакой боли — она исчезла полностью. Боже, как сладко было молиться Тебе в те далекие Святки, как слезно благодарило сердце мое Тебя, Боже, за все Твои милости и за помощь святых Твоих!

Моей любимой иконой, которую я привез с собой из Троице-Сер-гиевой Лавры, была фотография Иверской иконы Матери Божией, которую мне подарили православные гости из Америки, как их тогда называли — «зарубежники». Она представляла собой фотографию с иконы, написанной на Святой Горе Афон. С этой иконой в то время происходило множество чудес и исцелений. Фотография была небольшого размера и вставлена в простенький деревянный киот со стеклышком. Однажды зимним погожим утром, молясь перед ней, я заметил на фотографии капельки маслянистой жидкости. Полагая, что внутрь попала вода, я открыл киот и, протерев иконочку рукой, ощутил при этом тонкое благоухание.

«Странно, — подумалось мне. — Что это может быть?» Растерев этой рукой лоб, я задумался: «А можно ли мне молиться этой иконе? Ведь капли на ней могут быть проделками бесов. » К тому же эта икона пришла ко мне из Зарубежной Церкви, с которой Русская Православная Церковь тогда не состояла в церковном общении. Сильно смущенный этим обстоятельством, я отставил ее в сторону.

Как только я пришел к такому предположению, туча помыслов сомнения, неверия и хулы окутала меня, и все эти мысли одна за другой забушевали в моем уме. Потрясенный натиском помышлений, я сжал голову руками. Сильное уныние охватило сердце, словно железным обручем, и поселилось в груди. Молитва прекратилась, а без нее отчаяние в моем спасении начало безжалостно убивать меня. Чтобы осознать случившееся, я попытался размышлять, стараясь определить, не от зарубежной ли иконы со мной приключилось такое тяжкое испытание. Если это отчаяние и тоска связаны с ней, тогда лучше убрать ее из кельи. Но куда же деть эту икону? Взяв киот и не совсем понимая, что происходит, я вышел из кельи на порог и сразу увяз по пояс в сугробах. Задыхаясь от усталости пробивать дорогу в снегу, я отыскал дупло в стволе большого бука и положил в него икону.

Но при возвращении в келью еще более тяжкое состояние душевной мертвенности и полной гибели навалилось на меня. Я пытался молиться, но молитва вязла на языке, а сердце совершенно не откликалось на слова молитвы, словно умерло от отчаяния. Осталось еще одно средство: писать Иисусову молитву в тетради. Временно приходило облегчение от этой неимоверной душевной тяжести, но затем снова тяжкая тоска сдавила мое сердце с жестокой и неумолимой силой.

«Кому же мне теперь молиться? — замелькали в голове помыслы. — Христу не могу, а любимую икону Матери Божией я унес в лес. Получается, что я предал и Саму Пресвятую Богородицу? Как же мне теперь жить?» Безсмысленность положения отрезвила меня. «Нет, не оставлю Матерь Божию, даже если умру в таком ужасном состоянии!» Я бросился в лес по старой борозде, проваливаясь и оступаясь в глубоком снегу. Достав из дупла Иверскую икону Матери Божией и обливая ее горячими слезами, я прижал святыню
к груди обеими руками: «Мамочка моя Пресвятая, — взмолилось мое сердце. — Не оставь меня в этой напасти, как Ты всегда не оставляла меня! Смилуйся надо мной, окаянным, и прости! Теперь никогда не оставлю Тебя вовеки!»

При этих словах в сердце моем словно вспыхнул сильный огонь. Он в мгновение ока сжег все мои сомнения и развеял отчаяние, как будто новые силы влились в мою Грудь. В сердце неожиданно что-то дрогнуло раз, другой, затем еще и еще. В нем с каждым толчком сладостные звуки сами собой стали складываться в слова молитвы: «Господи! Иисусе! Христе! Помилуй мя!»

Несказанно потрясенный никогда раньше не испытываемым переживанием, я застыл на месте: сердце само, без всякого понуждения, молилось сладчайшим гласом Иисусовой молитвы. Эта молитва пронизывала все мое тело с головы до ног. Заливаясь слезами радости, я поднялся в свою келью, не веря произошедшему со мной чуду. Мне казалось, что сейчас этот невероятный дивный сон рассеется и все станет вновь таким же обычным, как прежде.

Но действие молитвы продолжалось, не ослабевая ни на миг. Смотрел ли я на иконы — молитва не прерывалась — сердце молилось само, источая из глаз непроизвольные слезы. Смотрел ли в небо, молитва текла, не останавливаясь и застилая глаза слезами. Из-за слез все окружающее я стал видеть в расплывчатом и радужном свете. Ум ушел из головы и опустился в сердце, став с ним одним целым, обретя удивительную ясность. Голова освободилась от прежней тучи помыслов, словно ее умыли изнутри святой водой. Слово «Иисус» стало самой желанной жизнью моего сердца и соединилось с ним неразрывной связью. Помыслы исчезли в безпредельной и безмолвной ясности сердца, в котором жила и двигалась Иисусова молитва.

Разогрев себе на печи обед из крупы и гороха, я втайне боялся, что эта чудесная молитва исчезнет при резком движении. При этом все приходилось делать медленно и осторожно. Во время еды молитва пульсировала внутри, словно живой и благодатный родник. Благодать источалась из сердца, как будто из него текли «реки воды живой». До вечера, а затем до глубокой ночи душа моя пребывала в самодвижной молитве и не желала оставлять ее даже на краткое мгновение. Но тело устало и требовало отдыха.

Закрыв глаза, я слушал, как молитвенные гласы тихо раздавались в сердце, словно тонкие хрустальные колокольчики.

«Может быть, я уже не смогу никогда заснуть?» — подумал я, так как все для меня в эту удивительную пору было внове. Не помню, спал я или нет, но когда я приподнял голову от деревянного изголовья, часы показывали, что прошло всего два часа. В окне горел и переливался трепещущим светом Сириус. Близилось утро.

«Господи, неужели молитва остановилась?» Я прислушался к себе — сердце непрерывно молилось, как прежде: «Господи! Иисусе! Христе! Помилуй мя!» И снова горячие слезы благодарности Богу и Матери Божией залили мое лицо и грудь от избытка непередаваемого счастья. В память об этой ночи я написал стихотворение.

Ярчайший Сириус взошел
Наискосок
Окна.
И вместе с ним он пересек
Мою судьбу.
До дна
Ее он высветил, и был я
Как в бреду,
И изнемог
Без сна,
Когда ярчайший Сириус
Взошел
Мне на беду
Наискосок окна.
Но с каждым часом
Ночи той
Я прозревал
И ввысь и вдаль.
Судьба отмечена звездой,
Ее мне дал февраль.
И ею сердце зажжено
И жжет уста.
Об этом знает лишь оно
И та звезда.

Червь, питающийся землею, знает, что он — земля и живет в земле, как рыбы знают, что их обитель — вода и рождены они водою. И лишь человек, родившийся в мир из Божественных недр, не ведает, что живет, движется и существует в Боге и что Бог — его вечная обитель.

Утро. Долгожданный час посадки на паром. Билетная касса находится справа от пристани. Попав на судно, старайтесь занять свободное место на верхней палубе, откуда открывается лучший обзор.

Но вот отданы швартовы, и паром, сопровождаемый стаей чаек, отходит от пристани. Живописные картины сменяют одна другую: впереди – седой Афон, левее медленно проплывают поросшие средиземноморской растительностью холмы, вздымаются из моря дикие скалы, кое-где виднеются руины заброшенных келий.

Нашему взору представилось умилительное, редкое, если не единственное, зрелище, в котором творческая рука Небесного Художника была видна во всём неистощимом разнообразии неподражаемого совершенства и Божественного величия. Светлый туман, лежавший на Святой Горе, исчез под жгучими лучами полуденного солнца, и только лёгкие облака царственным венцом носились над нею и то перевивали её живописные скаты, то расстилались чуть заметною полосою по воздушным высотам, терялись и тонули в их беспредельном и недосягаемом для взора пространстве. Что я чувствовал в первые минуты моего обозрения Афона, его заоблачных высей и исполински тянувшегося хребта его в волнах зелени, с рисующимися по прибрежью обителями, а по холмам и низменностям – пустынническими кельями, – этого не могу передать вам: это невыразимо!

Иеромонах Сергий (Веснин). «Письма Святогорца к друзьям своим о Святой Горе Афонской». Москва, 1895

Русскому паломнику, естественно, хочется сразу оказаться в русском Свято-Пантелеимоновом монастыре. Но мы рекомендуем поступить иначе. Первая по ходу парома обитель – монастырь Дохиар, в нём хранится великая святыня – икона Божией Матери «Скоропослушница». Если вы минуете пристань этого монастыря и направитесь прямо в Русик, то в Дохиар, скорее всего, пойдёте позже, но уже пешком. Сойдя с парома у Дохиара, вы сможете сэкономить три часа и сократить свой маршрут на семь километров.

Архондарик монастыря Филофей

Первое, что следует сделать паломнику, пришедшему в святогорский монастырь, – это найти архондарик (ищите греческую надпись «APXONTAPIKI» – так на Афоне называют помещение для приёма паломников). Там вам предложат традиционное угощение: рюмку местной водки (ракии или узо), кофе, холодную воду и лукум. Здесь же следует записаться в книгу для посетителей и, если вы пожелаете остаться на ночлег, сообщить об этом архондаричному. Также заранее следует сказать о своём желании исповедаться или причаститься. Имейте в виду, что с заходом солнца монастырские ворота закрываются до утра.

Вообще, если вы приходите в тот или иной монастырь не на час-два, а с ночёвкой, то посещение богослужений и трапезы подразумевается само собой. Богослужения обычно совершаются по правилу: Вечерня и Повечерие вечером, Утреня и Литургия – утром. Перед праздниками обычно служится Бдение (греч. «агрипни́я»), которое можно назвать Всенощным в самом прямом смысле этого слова – оно служится всю ночь и отделяется от Литургии только очень кратким перерывом. На наиболее почитаемые в обители праздники служится Всенощное бдение, которое может продолжаться до 14 часов кряду.

Неизгладимые ощущения останутся у паломника, если ему удастся побывать на афонском панигире́ (престольном празднике). Для каждой обители это главное событие в календарном году, подготовка к которому занимает ни одну неделю. Служба продолжается много часов подряд, с одним или двумя небольшими перерывами. Подготовка трапезы для панигира дело очень сложное и ответственное. Всем в трапезной места не хватает, так что во дворе ставятся дополнительные столы. Пища также часто готовится в огромных котлах под открытым небом. Если день не постный, то это, как правило, рыба. В противном случае можно отведать самые неожиданные блюда и их сочетания: например фасоль с осьминогом.

Но прежде всего панигир — это трапеза не материальная, а духовная. Обычно монастыри приглашают к себе лучших певчих из афонских монахов-пустынников (Данилеев, Фомадов). Прибывают епископы, делегации от всех монастырей Святой Горы.

Всё тот же высокий монах, следуя своему таинственному распорядку, гасит свечи и лампады. Оставляет только предписанный Типиконом минимум. Читаются покаянные псалмы, тьма объяла нас ещё сильнее, богослужение постепенно подводит нас к Страшному Суду. Какой контраст со страстными, живописными картинами, вдохновлёнными Апокалипсисом: кромешная тьма так сгустилась, что даже звук с трудом пробивается сквозь неё. Поразительно скорбное молитвенное чтение доходит до сознания из какой-то страшной глубины. Один монах научил меня прежде, что в этом месте нужно молиться так: «Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного, и в день Страшного Суда». Как немощны человеческие мысли в абсолютной тьме и тишине. Это опыт, который свидетельствует и предупреждает больше, чем громогласные трубы и пламя, бьющее из распахнутых челюстей ада. Оставленность и неизвестность загробных мук и тьмы, времена, когда Истина искажена и скрыта под наслоениями греха и забытья. Откроется ли когда-нибудь эта Истина? Выберемся ли мы из этой страшной ямы? Это опыт встречи со своей собственной жизнью, радикальное испытание – истинна ли она?

Из этого провала нельзя выйти быстро и легко, даже через самую набожную монастырскую литургию. Долго и ритмично сменяются мольбы и пение, псалмы и вариации на их темы, тропари и кондаки к празднику. Медленно входит в церковь свет. По светлой гальке стихир утренняя служба течёт к заре, к литургии. Вся радость от заново призванного творения мира и жизни, вся печаль о потерянном рае, всё изумление перед святыми, прославляемыми в тропарях и кондаках, – всё обретает свой окончательный облик, свой полный смысл в евхаристической службе жертвой и любовью дарованного бытия. «Всякое ныне житейское отложим попечение. » Во время Херувимской песни в густом облаке ладана храм начинает кружиться, свет трепещет и блещет новым сиянием, трёхнефная церковь окончательно отделяется от земли и движется по своим небесным стезям. Давешний оживлённый разговор двух хоров получает новый импульс. Служба больше не тянется медленно к своему концу, а летит по спирали ко всё более ясной цели. «Святая святым. » – и выходит ангелоподобный священник с чашей кипящей пурпурной крови в руках.

Горы в дымке, жемчужное утреннее море под нами. Благоухает освящённая кутья.

Не торопясь и не оступаясь, вся гора Афонская, вместе со своими обитателями, мирно держит путь в Царство Небесное.

Призыв на службу

В разных монастырях богослужения начинаются в разное время; о приближении службы вы узнаете по ритмичному стуку в специальное деревянное било, которое на Афоне называется «си́мантрон». Инок, несущий это било на плече и постукивающий в него деревянным молоточком, обходит монастырский двор за пять-десять минут до начала богослужения.

Трапезы вне постных дней во всех обителях две: одна после Литургии, вторая после Вечерни. Отношение к трапезе на Афоне самое серьёзное; по сути дела, это продолжение уставного богослужения. Естественно, трапеза начинается и заканчивается молитвой; вкушать пищу начинают и заканчивают по знаку, подаваемому игуменом, то же касается и приёма вина. Во время трапезы разговоры запрещены, все слушают чтение, чаще всего – жития святых.

Трапезная монастыря Дионисиат

На трапезе по временам бывает и свежая рыба, когда домашние рыбаки (схимники тоже) изловят её в море. Замечательны октоподы – детёныши исполинских спрутов. Вид их безобразен, мясо вкусно, но грубо. Их едят здесь и в Великий пост, поскольку они не относятся к роду рыб. Рыбу, а тем более животных, ловят удивительной величины, тяжести и вида. Есть также раки, ёжики, пинны, род морских черепах, в которых находят жемчуг, и питалидки или что-то вроде устриц. До всей этой морской дичи греки необыкновенные охотники, но мы боимся самого её вида.

Всё, что производят местные сады монастыря, также подаётся братии на стол: нередко бывают винные ягоды (фиги), лимоны и померанцы (вместо уксуса), орехи разного рода, апельсины и виноград. Если прибавить к этому постоянно прекрасный пшеничный хлеб, вы скажете, что это панское житье. Не панское, а райское, потому что всё, что бывает на трапезе, бывает без излишества, в меру, так что мы выходим из неё ни сыты, ни голодны, следовательно, способными во всякое время и на молитву, и на послушание.

Афонская еда на первый взгляд во многом похожа на нашу обычную мирскую постную кухню. Что же придаёт ей неповторимый вкус? Монахи используют редкую приправу – молитву, сопровождающую каждое приготовление пищи.

Вообще на Святой Горе без молитвы не совершается ни одно дело или послушание. Во время сезонных работ (например, чистки фасоли и сбора маслин) часто читают акафист Пресвятой Богородице. Многие иноки совершают непрестанную тайную молитву по чёткам. Творить Иисусову молитву они призывают и мирян.

Костница монастыря Дионисиат

После вечерней трапезы и перед Повечерием в центр соборного храма паломникам выносят для поклонения ковчеги с частями Животворящего Креста, мощами Святых и другими святынями. Эти ковчеги открыты, святыни издают дивное благоухание, и можно приложиться к ним непосредственно, без защитного стекла. Если вы захотите уточнить, что за святыня находится перед вами, не стесняйтесь спросить: «Ти и́нэ авто́ ?» (что это ?). Вас поймут и постараются разъяснить.

Святая Гора – огромное кладбище, необычное кладбище. Повсюду: в домах, в кельях и пещерах, в церквях хранятся мощи святых, и повсюду же – кости их прежних обитателей. В келлии с провалившейся крышей, стены которой ещё сопротивляются стихии, или в далёкой пещере путник часто набредает на кости, тщательно сложенные, а может быть затянутые паутиной, собранные в мешок, в пластиковый пакет, или подвешенные к косяку. Это последняя память о прежних жителях. Каким-то чудесным образом эти кости не наводят на грустные мысли, даже наоборот – значит, место не заброшено.

Афонские чайки – одно из первых ярких впечатлений паломника о Святой Горе

Повсюду витающая смерть кажется как бы отсутствующей именно в силу своей нарочитой неприкрытости и повсеместности. Афонское бесстрашие перед смертью – не что иное, как последовательно понятая и пережитая мука Христа о месте человека в мире. Христианин всегда в странствии, в промежутке, на пути к цели, находящейся по другую сторону жизни. Жизнь сама по себе, без этой потусторонней перспективы, ничтожна. Жизнь, ставшая самодостаточной, и есть та страшная «вторая смерть», смерть души, от которой нет спасения. Чтобы стяжать жизнь вечную, монах, да и всякий христианин, должен сначала умереть для этого мира. Умереть на всю жизнь! «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрёт, то останется одно; а если умрёт, то принесёт много плода. Любящий душу свою (т.е. жизнь – авт.) погубит её; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит её в жизнь вечную». И святогорец тем и занят: упорно и постоянно умирает для этого мира. Он умерщвляет страсти, хоронит пустые желания и праздные мечты. Только «смертью побеждается смерть». И ещё: святогорец «держит свой ум во аде и не отчаивается», поскольку у ада нет власти над воскресением.

Фомады Блажени…
Скачать


(MP3 файл. Продолжительность Размер )
Гора афон утро молитва
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here