Молитва медитация православие

Самое детальное описание: молитва медитация православие специально для посетителей нашего ресурса.

ВОСТОЧНАЯ МЕДИТАЦИЯ НАСТУПАЕТ НА ХРИСТИАНСТВО

Индийская йога известна на Западе уже много десятилетий, а в Америке она дала начало особенно многим культам, а также популярной форме физической терапии, цели которой предположительно далеки от религии. Почти двадцать лет назад французский монах-бенедиктинец написал о своем опыте превращения йоги в «христианское» учение; следующие описания взяты из его книги [6] .

Индийская йога — учение, рекомендующее довольно аскетический, подчиненный дисциплине образ жизни, — состоит в управлении дыханием и в определенных физических позах, которые приводят к состоянию расслабления, способствующему медитации, при которой обычно применяется мантра, или священное изречение, которое помогает сосредоточиться. Сущность йоги не в самой дисциплине, а в медитации, которая является ее целью. Автор прав, говоря: «Цели индийской йоги — духовные. Можно приравнять к предательству забвение этого и сохранение только физической стороны этого духовного учения, когда люди видят в ней только средство достижения телесного здоровья и красоты» (стр. 54). К этому нужно добавить, что человек, занимающийся йогой только ради телесного здоровья, уже подготовляет себя к определенным духовным воззрениям и даже переживаниям, о которых он, несомненно, и не догадывается; об этом мы скажем подробнее впоследствии.

Тот же автор продолжает: «Искусство йоги заключается в том, чтобы погрузить себя в полное безмолвие, отбросить от себя все мысли и иллюзии, отвергнуть и позабыть все, кроме одной истины: истинная сущность человека — божественна; она есть бог, об остальном можно только молчать» (стр. 63).

Но все это — только подготовка к «духовной» цели, которая не заставляет себя долго ждать: «Став созерцательной, моя молитва получила особую и новую форму» (стр. 7). Став необычайно спокойным, автор отмечает «легкость, которую» он «почувствовал при погружении в молитву, при сосредоточении на ее содержании» (стр. 6). Человек становится «более восприимчивым к импульсам и побуждениям с небес» (стр. 13). «Практика йоги приводит к повышенной податливости и восприимчивости, то есть к раскрытию тех личных отношений между Богом и душой, которыми отмечен путь мистической жизни» (стр. 31). Даже для «ученика-йога» молитва становится «сладостной» и «охватывает всего человека» (стр. 183). Человек расслаблен и «готов затрепетать при касании Святого Духа, принять и приветствовать то, что Господь в Cвоей милости сочтет нас достойными испытать» (стр. 71). «Мы подготовим все свое существо к тому, чтобы оно было взято, было восхищено — и это, несомненно, одна из форм, даже высшая форма, христианского созерцания» (стр. 72). «С каждым днем упражнения, да и вся аскетическая дисциплина моей йоги прибавляет легкости, с которой благодать Христа притекает ко мне. Я чувствую, как растет мой голод по отношению к Богу, и моя жажда праведности, и мое желание быть христианином в полном смысле этого слова» (стр. 11).

Тот факт, что в конце книги помещена статья переводчика «Добротолюбия» на французский язык с приложением выдержек из «Добротолюбия», только лишь показывает пропасть, отделяющую этих дилетантов от истинной духовности Православия, которая совершенно недоступна современным «мудрецам», разучившимся понимать ее язык. Достаточным доказательством некомпетентности автора в понимании «Добротолюбия» является то, что он называет «сердечной молитвой» (в православных традициях она является наивысшей молитвой, которой сподобляются только очень немногие после долгих лет аскетической брани и школы смирения у истинно богоносного старца) простейший трюк: произнесение слогов в унисон с сердцебиением (стр. 196).

Ниже мы полнее прокомментируем опасности «христианской йоги», когда будем отмечать в ней черты, общие с другими формами «восточной медитации», которые предлагаются сегодня христианам.

Архимандрит Захария (Захару) — автор книг по православной аскетике — The Enlargement of the Heart («Расширение сердца») и The Hidden Man of the Heart («Сокровенный сердца человек»). Наставником отца Захарии был архимандрит Софроний (Сахаров, 1896-1993), основатель монастыря святого Иоанна Крестителя в Эссексе, ученик и биограф преподобного Силуана Афонского (1866-1938).

Orthodox Christian Information Center

К сожалению, среди неосведомлённых людей имеет место широко распространённое заблуждение, согласно которому Иисусова молитва считается чем-то вроде йоги в буддизме, или трансцендентальной медитации, и другой подобной восточной экзотики. Похожесть однако в основном внешняя, а любое внутреннее сходство не идёт далее естественной “анатомии” человеческой души. Фундаментальная разница между христианством и любой другой верой заключается в том, что Иисусова молитва основана на открытии истинного живого и личного Бога как Святой Троицы. Никакой другой путь не допускает возможности живых отношений между Богом и человеком, молящимся Ему.

Это ограничения восточных стилей религиозного осмысления, которое не претендует на осмысление Бога и фактически является осмыслением человеком самого себя. Оно не идёт дальше пределов созданной личности и даже близко не подходит к Истине Самой Первой Личности, к несотворённому живому Богу, Который Сам явился человеку. Такой религиозный подход, безусловно, способен обеспечить некоторую релаксацию или заострить человеческие психологические и интеллектуальные функции, однако “рожденное от плоти есть плоть” (Иоанн 3:6) и “живущие по плоти Богу угодить не могут” (Рим. 8:8).

Чтобы быть истинным, любое освобождение разума от его страстных наклонностей до видимых и временных элементов этой жизни должно быть соединено с истиной о человеке. Когда человек видит себя, будто он предстоит перед Богом, его единственным ответом может быть покаяние. Такое покаяние само по себе есть дар Божий, и оно приводит к сердечному страданию, что не только очищает разум от греховности, но и соединяет его с невидимыми и вечными свойствами Бога. Другими словами, освобождение разума само по себе только половина дела, оно должно подкрепляться усилиями человека. Христианство, с другой стороны, предписывает аскету прилагать усилия с надеждой и упованием на то, что его душа будет покрыта и окружена благодатью Божией, приводящей его к полноте вечной жизни, для которой, как ему известно, он был создан.

Многие почитают Будду и сравнивают его с Христом. Будда, в частности, привлекает своим участливым пониманием человеческого состояния и своим выразительным учением о свободе от страданий. Но христианин знает, что Христос, Единородный Сын Божий, Своим Страданием, Крестом, Смертью и Воскресением добровольно и свято испытал полноту человеческой боли в свидетельство Своей совершенной любви. Таким путём Он излечил Своё создание от смертельной раны, причинённой первородным грехом, и воссоздал его для вечной жизни. Сердечное страдание поэтому очень ценно в молитве, и его присутствие свидетельствует, что аскет недалёк от истинного и святого пути любви к Богу. Если Бог через страдание явил Свою совершенную любовь к нам, то у человека, в свою очередь, есть возможность через страдание ответить любовью Богу.

Следовательно, молитва – выражение любви. Человек выражает любовь через молитву, и если мы молимся, то это показатель нашей любви к Богу. Если мы не молимся, это означает, что мы не любим Бога, то есть мера нашей молитвы – мера нашей любви к Богу. Святой Силуан отождествляет любовь к Богу с молитвой, и Святые Отцы говорят, что невнимание к Богу, “забывчивость” по отношению к Нему – самая большая из страстей, так как это единственная страсть, с которой не борются молитвой с призыванием Имени Бога. Если мы смирим себя и призовём Божию помощь, доверяя Его любви, нам будут даны силы для преодоления любой страсти, но если мы не думаем о Боге, враг свободен уничтожить нас.

Перевод: Алексей Шугаль специально для сайта «Православие и Мир»

В последние годы стало очень популярным чтение мантр. В связи с этим многие верующие христиане задаются вопросом можно ли читать мантры православным. Конечно перед тем как найти ответ на данный вопрос необходимо четко понимать, что такое мантры и откуда они к нам пришли.

Их особенностью является то, что они повторяются по кругу несколько раз подряд. Это разновидность древней молитвы на санскрите.

У вас есть телеграм? Если да, тогда вам понравится наша православная группа в телеграме: https://t.me/molitvaikona, заходите, мы ждем Вас!

В первую очередь такие звуки и предложения используют люди, занимающиеся медитацией. Их используют для того чтобы расслабится и погрузится в состояние покоя, чтобы расслабить свой ум. Также подобные звуки помогают мозговым клеткам настроится на необходимый лад.

С одной стороны, это молитва, но это молитва, относится к вере буддизма. И тут снова возможно возникнет вопрос можно ли слушать мантры православным? Ведь несмотря на то, что они относятся к другой вере все же являются молитвой.

На самом деле как говорят священнослужители православной церкви, читать и слушать мантры православным христианинам нельзя, так как невозможно совмещать две веры одновременно. Поэтому если есть желание очистить душу и разум, то лучше начните чтение Псалтыря.

В БЕЛОРУССКОМ МОНАСТЫРЕ НА СТЕНЕ ПОЯВИЛСЯ НЕРУКОТВОРНЫЙ ЛИК ХРИСТА На стене разрушенного монастыря появился нерукотворный лик Христа — такой же, как на знаменитой Туринской плащанице.Чудо произошло в Свято-Успенском монастыре на границе Беларуси и России. Засиявший на стене образ Христа, словно две капли воды, похож на знаменитый плат Ð…«Да будет на всё Господи Твоя воля! Не так, как я хочу, как Ты дашь. » Ехал в карете богатый человек… Увидел крестьянина, сидящего на мостовой. Мужик плакал: — Не как ты хочешь, а как Бог даст! Не как ты хочешь, а как Бог даст!Невзирая на кучера («ишь, мол, пьяниц»), велел барин остановить карету. Позвал мужика, спросил его чего он тут сидит. П…Знакомство в супермаркете Один священник отправился в супермаркет. Когда он разложил продукты на кассе, то услышал за спиной фырканье следующего содержания: «О, смотрите, поп сколько себе понабрал… Учит народ нищете, а сам себе понабрал, чтобы обожраться! Пузо какое отъел…».Это был голос 50-летне…В магазине Сегодня в магазине обратил внимание на бабушку — долго выбирала консервы подешевле. Обратил внимание, что в плюс 2 градуса, она была в резиновых тапочках… Подошел, встал рядом, помог разобраться с ценниками, потом повел по магазину, кидал в корзину все, что попадалось на глаÐ…

На первый взгляд многим кажется, что медитация – религиозная практика, применяющаяся в буддизме. А по православным канонам нельзя использовать обряды других религий, что характерно для большинства верований. Но сейчас практика осознанности потеряла свой религиозный смысл для большинства людей, а ее эффективность была доказана учеными.

Самая простая техника православной медитации называется Иисусовой молитвой. В ней изначально заложена логика, что истинно верующий человек должен непрестанно молиться. Это можно делать словами «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешного», которые повторяются многократно. При этом нужно избегать автоматического проговаривания этих слов, стараться максимально вовлекаться в них. Если заметили, что концентрация потерялась, то возвращаемся мысленно к словам молитвы. При этом себя не ругаем и не прекращаем практику.

Видим, что логика действий та же, что и в обычной медитации с использованием мантры. Некоторые ошибочно полагают, что Иисусова молитва может использоваться лишь монахами. На самом деле, не так. Ее задача конкретно в православии – обеспечить постоянно памятование о Боге, чтобы не сбиться по причине неосознанности из пути праведного. Преподобные старцы выделяют четыре ступени этой медитации-молитвы:

  1. Устная. Характерна для новичков, когда ум постоянно отвлекается. Ее еще называют трудовой, потому что для нее нужно прикладывать волевые усилия.
  2. Сердечная. Когда ум и сердце заодно. Это уже более продвинутый уровень, когда человек максимально эмоционально вовлекается в молитву и полностью растворяется в состоянии «здесь и сейчас». Его ничто не беспокоит, он только находится с Богом, и от этого получает благочестивое наслаждение.
  3. Творческая. С помощью такой молитвы можно одним словом передвигать горы, как это делал преподобный Марк Фраческий.
  4. А эта ступень почти никому из людей не доступна, лишь ангелам. Разве что один человек на всю планету ее смог достичь.

Святые отцы учили, что не стоит противоречить мыслям, которые появляются во время Иисусовой молитвы, просто отмечать их и продолжать молиться дальше, не вовлекаясь в них. Опять же, подтверждение того, что это медитация.

В принципе, слова могут изменяться, не так важно. Главное – вовлекаться в молитву. Можно использовать собственное прошение, которое только угодно. Есть множество других коротких молитв, которые можно чередовать с Иисусовой.

НЕСТЯЖАТЕЛЬСТВО НЕСТЯЖАТЕЛЬСТВО религ.-политич. течение в России кон. 15 в.-нач. 16 в., приверженцы к-рого выступили с…

Доброго времени суток, Дорогой Друг! Сегодня я хотел бы поговорить о разочаровании в людях. Бывают…

Когда празднуются православные именины у СтаниславаПоскольку согласно православному церковному канону данное имя не признается и…

Светский аскет Другие ответы на вопросы Черно-белая птица, которая проводит зимовку в Персии. Про неё…

Читатель Сергей Семенов обратился ко мне вот с таким вопросом: «Добрый вечер! Всегда с интересом читаю Ваши статьи. Хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу медитации. Могут ли православные христиане ее практиковать? На этот вопрос меня сподвигла дискуссия между двумя уважаемыми священниками в нашем городе. Вот мнение одного, а вот другого».

В общем, я добавила мнение еще и ТРЕТЬЕГО батюшки. На мой взгляд, все вместе они отражают весь возможный спектр отношения к проблеме. Даже не знаю, что я могла бы добавить. Предлагаю вам прочитать все три текста (они небольшие и понятные) и самим решить, на чьей вы стороне.

Я думаю, неверно считать медитации средством «заглянуть в себя», решить какие-то психологические проблемы или тем более проблемы со здоровьем. Просто в любой религии цель любой религиозной практики только одна – установление связи с Божественным. Для того, собственно, и существуют вообще религии (само слово, предположительно, происходит от латинского «религаре» – связывать, то есть соединять человека и Бога или богов). А поскольку медитация – это религиозная практика, то она и преследует именно эту цель в контексте той религии, где она возникла. Что касается решения проблем душевных или физических, то даже если такое имеет место, то только как побочный эффект. А вообще это крайне сомнительно.

То же самое касается молитвы. Это религиозная практика, направленная на соединение с Богом в христианстве. При этом существуют мнения (и даже какие-то «исследования»), что молитва влияет на телесное здоровье. Когда я такое слышу, я обычно не возражаю (ну если что-то хорошее пиарят – пусть), но внутри меня кто-то морщится 🙂 При чем здесь здоровье? Молитва – это средство общения с Богом. Если кто-то молился и попутно себе молитвой здоровьечко поправил – я рад за него 🙂 А вот целенаправленно лечиться молитвой – это уже попахивает язычеством.

Так вот – медитация и молитва возникли в разных религиях, в которых принципиально разные представления о Божественном. Значит, они «соединяют» совсем с разными вещами. Можно говорить о том, что медитация и молитва преследуют диаметрально противоположные цели.

Медитации впервые упоминаются в Ведах – это сборник священных текстов индуизма (традиционная религия народов Индии). Из индуизма эта практика перешла в буддизм. Теперь надо понять, что такое Божественное, с которым имеет возможность соединиться человек в этих религиях (а значит, какова цель медитаций). Если очень коротко, главное отличие индуизма и буддизма от христианства заключается в отсутствии в первых идеи о личностном Боге, то есть таком Боге, с которым можно вступить в диалог. То есть Божественное нечто присутствует, но разговаривать с этим нечто также продуктивно, как и с деревом или стеной.

Исходный тезис буддизма – «бытие есть страдание». Следовательно, спасение – избавление от страданий – это избавление от бытия, то есть небытие. Личность человека должна быть растворена в безличном Божестве (у буддистов – в нирване), подобно тому, как песчинка соли растворяется в океане. Таким образом, можно говорить о том, что 1) медитация в принципе не предполагает иного субъекта, кроме самого медитирующего; 2) медитация в конечном счете призвана ДЕМОНТИРОВАТЬ (ликвидировать, разрушить) личность медитирующего.

Видео (кликните для воспроизведения).

В противоположность указанным восточным религиям, в христианстве есть понятие о Боге как о личности. То есть Бог может быть субъектом общения, участником диалога. И способ установления связи с Ним предельно прост: надо с Ним заговорить, обратиться к Нему с речью. Это и называется молитва. В сравнении с медитацией: 1) молитва предполагает присутствие Слушателя молитвы (Бога), другого Участника беседы; молитва – это диалог; 2) молитва призвана ФОРМИРОВАТЬ личность молящегося по образу и подобию Бога, потому что, общаясь с Богом, человек меняется (как в народе говорится, «с кем поведешься, от того и наберешься»), или, в церковной терминологии, «освящается», т.е. делается святым, подобно тому, как Свят Сам Бог.

В общем, тут нужно выбирать, что больше нравится: разрушить свою личность или сформировать её.

«Христианство свидетельствует: по мере приближения души к Богу человек все более ясно видит своё несовершенство и несамодостаточность. Поэтому опыт приближения к Богу утверждает в христианине смирение, покаяние и любовь. Благодаря этому возможна чистая, искренняя радость единения с Господом, Который тебя видит, слышит и любит. Восточный же мистический опыт отвергает личностного Бога, а потому стремится к преодолению личности человека в самадхе или нирване, дает переживание растворения своей индивидуальности в океане безличного».

P. S. Слово медитация – латинского происхождения. В оригинальных индуистских текстах – это «дхьяна». В буддизме – «чань». Из той же статьи в Википедии следует, что существует некая терминологическая путаница, когда некоторые виды христианской молитвы также называют «медитацией». Надо ясно понимать, что тождество наименования не означает тождества по сути. Христианское «сосредоточение» и «созерцание» – это все равно сосредоточение ради общения с Богом и созерцание личностного Бога, как бы мы это ни назвали. Это принципиальное отличие от практик восточных религий, которые не предполагают личностного Бога.

Не перестаю удивляться решительной грубости моих собратьев и родственников по вере. Обычно когда человек в чем-то не компетентен, он ищет знающего. Здесь же ровным счетом наоборот: все подлинно красивое – когда-то забытое, а теперь обретаемое – подвергается не критике даже, а тотальному уничтожению.

Была ли возможность задуматься, зачем преподобный Симеон провел 37 лет на столпе? Это было в V веке, в VII веке уже Алипий провел так 60 лет, а в X веке Лука Новый Столпник – 45 лет. Святые делали это намеренно, чтобы условия их жизни максимально настраивали на суть молитвенного созерцания.

Приходилось ли размышлять, с какой целью монахи уходили в затвор? Многие православные любят цитировать святителя Феофана, однако совсем не помнят о том, что он оставил епископское служение ради затворничества. Русская монашеская традиция чрезвычайно богата примерами такого обособления ради непрерывной молитвы.

Почитая подвиг преподобного Серафима Саровского, вникаем ли в его сердцевину? После принятия священного сана он ушел из монастыря и жил в одиночестве. Тысячу дней, как известно, он провел на камне, но что это было по существу, понимаем ли мы сегодня? На долгое время он брал на себя обет молчания, а также уходил в затвор.

Противоестественно отрицать что-то по принципу чуждости. Если у нас чего-то нет, это не значит, что оно неправильно. Напряженность, возникшая в связи с употреблением слова, взятым из другой традиции, говорит лишь о формальности подхода. По существу, аскеты совершали медитацию, но называться это могло как-то иначе.

Коллапс заключается в том, что сегодня сама практика самодвижной молитвы в обыденном благочестии отсутствует. Если бы даже кто-то начал говорить о том, что он занимается созерцанием, боговидением или умным деланием, это вызвало бы не меньшую волну осуждения. Гораздо привычнее заниматься вычитыванием молитв, предваряемых и завершаемых суетой мыслей, от которых, оставаясь на прежнем духовном уровне, современный человек не в силах освободиться.

Сегодня мы воспеваем наших святых, праведников, подвижников, но было ли так в их времена? Известно, что когда первые монахи ушли из городов в пустыни, иерархи не знали, что с ними делать. Это было весьма кричаще, выглядело эпатажно, подвергалось критике. Здоровый человек должен получить профессию, завести семью и заниматься домом, а тут такое. Можем ли мы, почитатели Феодосия Печерского, проникнуть в боль матери, которая много раз отговаривала его от монашества, преследовала его, возвращала домой силой? Мы привыкли гордиться подвигами святых, не вникая в их суть. Это ли почитание? Это ли хранение Предания? Это ли преемственность?

В этой публикации я хочу сделать попытку беспристрастного взгляда на проблему хождения медитации в православных кругах и на проблему несоответствиясоответствия этого явления православной традиции. Сразу попрошу: если будете читать, читайте до конца!

Меня спрашивают, зачем я пишу свои заметки. На чьей стороне я в этом холиваре, который бьет по Церкви и будоражит умы. Я отвечу: Я НЕ УЧАСТВУЮ В ХОЛИВАРЕ. Платон мне друг, но истина дороже! Поэтому я – за мир и истину.

К сожалению, многие отцы торопятся судить о чем-то, не потрудившись узнать об этом от людей, практикующих предмет суждения. Например, сектанты обвиняют православных в том, что мы молимся иконам, хотя никто из православных не молится иконам, а молятся первообразу, отображенному на них. Католики очень удивятся, когда услышат многие наши в их адрес обвинения.

Так вот, прежде чем обвинять медитацию непонятно в чем, следует спросить людей, её практикующих, как они её понимают и чего они хотят добиться с её помощью.

Я спросил несколько человек. Один, не практикующий её, но очень долго её изучавший, объяснил, что медитация – это упражнения, имеющие целью избавить ум от помыслов. Другой, практикующий, сообщил, что она служит для внутреннего успокоения мятущегося ума, чтобы он был в состоянии решать необходимые задачи.

Иных вариантов не было. Но мы не будем пока делать далеко идущих выводов. Посмотрим на сам механизм медитации. Попытаемся выделить общие черты разных техник: 1) Человек принимает какую-либо позу и 2) сосредотачивает внимание на каком-либо объекте. Объект может быть как внутри человека (дыхание, сердце, сексуальное напряжение, мысль), так и снаружи (какой-либо предмет, статуя, даже икона).

Теперь посмотрим на святоотеческое наследие. Всем рекомендую для прочтения статью Духанина В.Н. «Святоотеческая традиция умного делания в духовном опыте Святителя Игнатия, епископа Кавказского».

Святые отцы в Добротолюбии настаивают даже на необходимости творить именно сердечную молитву. Для чего?
Чтобы бороться с парительностью ума. То есть, чтобы мысли не блуждали во время молитвы, все мысли нужно подавлять. И вообще смысл умного делания – в подавлении абсолютно всех помыслов и творении молитвы в тишине. Отцы обращают внимание, что ум поначалу томится закрытый в клети сердца, однако, когда сердце согревается молитвой, ум также находит услаждение.

Именно с помощью умной молитвы св. отцы не сходили с ума за годы молчания и затворничества.

Святые отцы утверждают, что молитва может быть и без низведения ума в сердце. Но только молитва сердечная может считаться полной и совершенной, почему и обучали этой молитве даже новоначальных.

Однако уточняется и особо подчеркивается отцами, и в особенности свт. Игнатием, что это путь опасный, и человек, идущий этим путем, должен не искать впечатлений, а не выпускать из ума ПОКАЯНИЕ.

К сожалению, по общению с членами братства «Святое дело» я не вижу ПОКАЯНИЯЦЕНТРИЧНОСТИ их благочестия, хотя, конечно, могу ошибаться. А все святые хором предупреждают об опасности этого пути БЕЗ покаяния.

Итак, резюмируем. Медитация – понятие, не чуждое христианской традиции. Слово чуждое, понятие – нет. Но в современном благочестии медитация как основа умного делания находится под табу из-за опасности этого пути и отсутствия опытных духовников-руководителей. Даже в восточных культах подчеркивается опасность этого пути, на котором многие повредились умом. И судя по публикациям того же Евмения, да и отца Иоанна Логинова, эта участь не миновала и их. Поэтому, друзья мои, не занимайтесь этим деланием, пока не прочтете хотя бы Добротолюбие и книгу Духанина В.Н.

Вот нам говорят — молись. А все ли мы знаем следующую простую вещь: нужно знать, как надо молиться? Знаем ли мы, что молитвой можно нанести себе огромный вред? Повредить свою душу настолько, что отвратить себя от Бога и прервать всякое общение с Ним?

Твёрдо запомни, что на молитве запрещено искать каких бы то ни было благодатных состояний. Молись так:

  • внимательно, заключив свой ум в слова молитвы, потому что нельзя молиться, не слушая того, что произносишь;
  • с благоговением и страхом, потому что ты обращаешься к Богу и предстоишь перед Ним;
  • с сокрушением сердечным, — иначе о чем же тогда молить!, нельзя молиться, не переживая в себе того, о чем молишь;
  • а чтобы все это у тебя получилось — молись неспешно .

Представь, что к тебе на вокзале подошел человек, и, равнодушно глядя мимо тебя, быстро-быстро скороговоркой несколько раз повторил: «УкралиденьгидокументынеосталосьнаобратныйбилетпомогитекточемможетХристаради» И требовательно протянул к тебе руку, ожидая денег, уверенный, что отказа не будет и ему должны сотворить милость. Что ты подумаешь о таком человеке? Ленивый наглый лицедей? Каково было бы к нему твое отношение?
А ведь к Богу мы не стесняемся обращаться подобным образом. Существует даже кощунственный, безобразный термин «вычитать молитвы». Это какому же богу такое надо? Что, Господу наши слова нужны? «Дай мне сердце свое, сыне» — говорит Он, а мы чем хотим отделаться? Словами. Да еще побыстрей-побыстрей, чтобы скорее вернуться к своим делам, с ощущением, однако, что мы исполнили положенное, и мы молодцы. Вычитали по-быстрому, и дело в шляпе, и спасение в кармане.

Понимай, что на молитве ты предстоишь Самому Богу. Лично, один на Один, ты и Он. Ты обращаешься к Творцу всяческих, виновнику всякого бытия, создавшему все вокруг и к своему Создателю. Пошедшему за тебя на смерть и теперь терпящему твою неблагодарность, твое зло, распутство и надругательство, но не оставившего тебя, хотя ты оставил Его. Вот к Кому ты обращаешься. При этом категорически и безисключительно запрещено воображать себе на молитве ангелов, святых, Божью Матерь, Бога. Молясь, просто знай, что Бог — есть, но не пытайся себе Его представить. Ум на молитве должен быть б е з в и д е н — это абсолютное правило. Икона просто напоминает тебе о Боге, Матери Божией и святых Его и ангелах. Попытки такого воображения приводят к прелести. Твоя задача — обратиться ко Господу и принести Ему свое сердце, а не возбуждать в себе нервно-психическое расстройство. А то так и стигматы недолго заработать — подобно тому, как в гипнотическом трансе гипнотизер прикладывает к руке карандаш, внушая, что это зажженая сигарета, и ожог действительно возникает. Не занимайся самовнушением, не загони себя в измененное состояние сознания, блюди свой ум и сохрани на молитве его ясность, а не отрывайся от действительности и не витай в облаках. Ты, вот здесь и сейчас — пред Богом.

Не жди от молитвы ничего особенного, не ищи на молитве каких-то особенных состояний или ощущений — это было бы широким шагом к прелести. Если во время молитвы тебе померещится какой-то свет или тепло, или чье-то присутствие, отринь это от себя, сосредоточься на словах молитвы, взывая к Господу о помиловании. Не Святой Дух тебя посетил, не дорос ты еще. Когда дорастешь? Преподобный Серафим Саровский на воздухе молился, — вот это и пусть будет для тебя критерием.

Поначалу ты будешь молиться чужими словами. Зачем, спрашивается, чужими, своих слов что ли нет? В том-то все и дело, что и вправду нет. Да и откуда им бы взяться? Наши православные молитвы — это переданный нам святыми отцами из глубины веков вопль, выражающий их духовное состояние. Не зная, не испытывая этого состояния, откуда ты возмешь слова? Сначала пойми, какие переживания, какой духовный опыт породил предлагаемые тебе молитвы. Для этого молись из сердца, так, как будто это твои собственные слова. А потом, через год, а может и через пять, опытно познав и пережив, что такое есть сокрушение сердечное, к тебе придут слова твои собственные — но не как слова именно, а как выражение своего, а незаемного теперь покаяния.

Обрати особое внимание и придерживайся неукоснительно (!) следующего правила: молитва должна быть неспешной. Да и как можно спешить, имея пред собою настолько великие задачи? Это уже не молитва получится, а так, выражаясь модным околохристианским словечком, — молитвословие одно. То есть болтание языком, виляние рукой и кивание пред святыми иконами. Был случай, один древний инок увидел у себя в келье перед иконами беса. Коренастого, приземистого, отвратительного, с огромной безобразной головой как горшок. Бес быстро-быстро, с очень большой скоростью, бормотал слова псалмов. «Да неужто ты молишься?» — поразился инок. «Нет,» — был ответ, — «я надругаюсь над молитвой,» — сказал бес и исчез.

Если можешь, ничего не проси у Бога, никаких благ земных. Как мы обычно молимся? Мол, Господи, дай мне то, дай сё, дай вот это и вот это. Коротко говоря, Господи, дай мне блага. Сам Ты мне не нужен, мне нужны блага, которые Ты можешь дать. Вот и дай, а Сам отойди, отойди пока. потом как-нибудь.
Все, что потребно для твоей молитвы, заключено в молитвослове для мирянина, и ничего сверх того не надобно. Единственное исключение — просить для других. Вот это можно. А особенно — просить за умерших: родных, близких, друзей, благодетелей, — это будет твоей реальной помощью усопшим, которые сейчас беспомощны. Только не увлекайся и не воображай себя молитвенником за весь мир. Немногие святые могли себе такое позволить, позаботься сначала о своей душе. Не уподобляйся сапожнику без сапог или блудному проповеднику нравственности, кто ты такой, чтобы просить за весь мир? Количественное соотношение тех и других молитв ты найдешь во все том же православном молитвослове для мирян.

Еще один жизненно важный момент.
Мы ведь как хотим получить какой бы то ни было результат? Да очень просто, в идеале — без утруждения себя. С молитвой это не пройдет. Чтобы молитва была действенной, утруждай себя жизнью по заповедям. Никакого прока не будет, если молитва не будет сопровождаться постом. Постом в широком смысле, то есть воздержанием от гнева, страсти, лени, вовровства, лукавства, зависти, а не только воздержанием от пищи. Пост — это не диета.
Помимо этого, человек — это не одна его душа, человек состоит в том числе и из тела тоже. Поэтому не надо молиться, лежа на подушках (исключение — болезнь). Молись стоя. Лучше перед святыми образами. Не бойся лишний раз поклониться или встать на колени. Стой не в развязной позе, а по стойке смирно, как подобает стоять пред Царем всего. Молитвы покуривая не получится. Отцы говорили так: «Всякая молитва, при которой не утрудится тело, а сердце не придет в сокрушение, признается недозревшим плодом: потому что такая молитва — без души» (святой Исаак Сирский). Молитва, которая не соединена с утруждением души, оказывается бессильной. Мало того. Молитва, которая не соединена с утруждением тела, оказывается бесплодной.
Молитва без утруждения души и тела — бессильна и бесплодна.

А всегда, когда можешь. Минимально — по правилу преп. Серафима Саровского. Утром, в обед и вечером по три раза «Отче наш. » и «Богородице, Дево, радуйся. «, и один раз Символ Веры. А в перерывах между этим Иисусову молитву, сколько сможешь. Практикой православной жизни установлены утренние и вечерние молитвы, их ты найдешь в православном молитвослове. Но в любом случае посоветуйся со священником.

Берегись! Берегись повторять Иисусову молитву бездумно, автоматически, как мелодию шлягера, чтобы не приучить себя к словам, не раздумывая над ними, подобно тому, как иные приучили себя к нецензурной брани.

«Не ищи в молитве наслаждений, они отнюдь не свойственны грешнику. Желание грешника ощутить наслаждение есть уже самообольщение. Ищи, чтобы ожило твое мертвое, окаменевшее сердце, чтобы оно раскрылось для ощущения греховности своей, своего падения, своего ничтожества, чтобы оно увидело их, созналось в них с самоотвержением. Тогда явится в тебе истинный плод молитвы: истинное покаяние».
«Но если в тебе кроется ожидание благодати, — остерегись: ты в опасном положении! Такое ожидание свидетельствует о скрытном удостоении себя, а удостоение свидетельствует о таящемся самомнении, в котором гордость. За гордостью удобно последует, к ней удобно прилепляется прелесть. Прелесть существует уже в самомнении, существует в удостоении себя, в самом ожидании благодати. От ложных понятий являются ложные ощущения. Из ложных понятий и ощущений составляется самообольщение. К действию самообольщения присоединяется обольстительное действие демонов».

А как ты к Богу обращаться собираешься? Ты ведь собираешься к Нему обращаться? Что-то сказать Ему, покаяться перед Ним, в чем-то уверить, поблагодарить в конце-концов? Все это — молитва. Самое слово религия означает «связь», а именно, связь с Богом. Не будет молитвы — не будет религии, не будет связи с Богом. Не будет молитвы — не будет отношений с Богом. Не будет молитвы — не будет самой жизни как таковой, ибо молитва есть ее сосредоточие, поскольку Бог и есть жизнь. Жизнь в прямом смысле, а не в каком-то там переносном. Бог есть и называется природой всех вещей, — твоей природой, природой твоей жизни.

Видео (кликните для воспроизведения).

Только не думай, что ты теперь знаешь о молитве все. Ты не знаешь ее самой. Сейчас ты получил рациональное представление о молитве, не более (но и не менее). Вот представь себе, что речь идет о посещении Эрмитажа, в котором ты никогда не был. Безумно, изучив план Эрмитажа и расписание поездов на Ст.-Петербург, говорить, что ты теперь знаешь что такое Эрмитаж. Напротив, твое знание является знанием об Эрмитаже , а не собственно знанием самого Эрмитажа. Очевидно, что существенно, опытно — ты так ничего не увидел и не узнал. Впрочем, другие-то об этом не знают! — и ты сможешь, подобно автору этой статьи, при случае блеснуть эрудицией, перечисляя залы, экспозиции и даже сможешь посоветовать, как удобнее до Эрмитажа добраться.

Молитва медитация православие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here