Молитва Отче наш как называется

Самое детальное описание: молитва отче наш как называется специально для посетителей нашего ресурса.

Эль Греко. Молитва Иисуса в Гефсиманском саду
Музей искусств, Толедо (Огайо)

«Случилось, что когда Он [Иисус] в одном месте молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться» (Лк 11,1). Иисус ответил на просьбу, научив их молитве Отче наш.

Ученики, хотя и искусные в иудейской молитве того времени, были потрясены необычностью молитвы Учителя. Ведь Иисус постоянно пребывал в молитве (ср. Лк 5,16). Молитва сопутствовала самым важным моментам Его жизни: Иисус молится при крещении в Иордане (Лк 3,21); перед призванием апостолов (Лк 6,12); перед Преображением (Лк 9,28). Он молится об укреплении веры Петра (Лк 22,31-32) и о ниспослании Святого Духа (Ин 14,15-17а; 15,26). Молится перед воскрешением Лазаря (Ин 11,41) и перед триумфальным входом в Иерусалим (Ин 12,27). Молится Отцу на Тайной Вечере, чтобы Он прославил Сына Своего (Ин 17,1-5); молится за учеников (Ин 17,6-19) и за всех верующих (Ин 17,20-26). Молится перед страданием (Лк 22,39.46), а при смерти молится за Своих врагов (Лк 23,34).

Молитва Иисуса обращена к Отцу в собеседовании послушания, которым оживотворяется Его миссия: «Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить Его дело» (Ин 4,34). Для Него сокровенное общение с Отцом – источник радости и хвалы: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли . Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть» (Мф 11,25.27).

Молитва к Отцу была дыханием земной жизни Иисуса. Он, хотя и пришел к нам и обитал с нами, никогда не оставлял дом Отца, т.е. молитвенного общения с Ним. С другой же стороны, это сыновнее единство становилось спасительной и милосердной близостью с братьями, вплоть до высшей жертвы на кресте.

Молитва Иисуса не прекращается и поныне (ср. Евр 7,25). В Евхаристической литургии Христос Первосвященник приносит Отцу Свою искупительную Жертву. Он приносит ее в единстве со Своим Телом, Которое есть Церковь. Всякая наша молитва возносится к Отцу «через Христа, Господа нашего». Именно молитва Христова укрепляет все наши молитвы, сокровенные и устные. Когда Церковь молится, Сам Сын обнимает колени Отца. Молитва детей достигает Отца через голос Первородного. Миллионы рук воздеты в молитве, хвале, прошении; молящийся же голос один, и это – голос Сына.

На картине представлен Иисус, молящийся в Гефсимании. Он принимает горькую чашу Страстей в высшем послушании Отцу ради спасения человечества.

Отче наш, Сущий на небесах, да святится имя Твое, да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя и на земле, как и на небе. Хлеб наш насущный дай нам на сей день, и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим, и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

Pater noster qui es in caelis, sanctificetur Nomen Tuum, adveniat Regnum Tuum, fiat voluntas Tua, sicut in caelo et in terra. Panem nostrum cotidianum da nobis hodie, et dimitte nobis debita nostra, sicut et nos dimittimus debitoribus nostris, et ne nos inducas in tentationem, sed libera nos a malo.

Иисус научил нас незаменимой христианской молитве Отче наш в тот день, когда один из Его учеников, видя Его молящимся, попросил: «Научи нас молиться» (см. Лк 11,1). В литургической традиции Церкви всегда используется текст из Евангелия от Матфея (6,9-13).

Отче наш есть «краткое содержание всего Евангелия» (Тертуллиан), «самая совершенная из молитв» (св. Фома Аквинский). Помещенная в центр Нагорной проповеди (Мф 5-7), она заключает в себе в молитвенной форме основное содержание Евангелия.

Молитва Отче наш называется «молитвой Господней» потому что нас научил ей Сам Господь Иисус.

Молитва Отче наш – это молитва Церкви в полном смысле этого слова, поскольку «передается» при Крещении, чтобы показать возрождение в Божественную жизнь детей Божиих. Евхаристия открывает полный смысл этой молитвы, поскольку ее прошения, опираясь на уже осуществленную раз и навсегда тайну спасения, будут окончательно исполнены во Второе пришествие Господа. Молитва Отче наш входит и в Литургию Часов.

Потому что наш Искупитель Иисус приводит нас перед Лицо Отца, а Его Дух усыновляет нас. Благодаря этому мы можем взывать к нашему Отцу с простым сыновним упованием, радостным доверием и смиренным дерзновением, с уверенностью в том, что Бог нас любит и внемлет нам.

Мы можем взывать к Богу «Отче», потому что Его открыл нам Его Сын, ставший Человеком, а благодаря Его Духу мы познали Его. Призывание Отца вводит нас в Его тайну, наполняя всегда новым изумлением и пробуждая в нас желание вести себя как подобает Его детям. Поэтому молитва Господня дает нам познать, что мы – дети Отца в Сыне.

Местоимение «наш» выражает совершенно новую связь с Богом. Когда мы молимся Отцу, мы поклоняемся Ему и прославляем Его с Сыном и Святым Духом. Во Христе мы – «Его» народ, а Он – «наш» Бог, ныне и во веки. Кроме того, мы говорим «Отче “наш”» потому что Церковь Христова есть общение множества братьев, у которых «одно сердце и одна душа» (Деян 4,32).

Поскольку молитва к Богу словами «Отче “наш”» – общее достояние всех крещеных, мы слышим настойчивый призыв присоединиться к молитве Иисуса о единстве учеников. Творить молитву Отче наш – значит молиться с каждым человеком и со всем человечеством, дабы все познали Единственного и Истинного Бога и были едино.

Эти библейские слова указывают не на некое определенное место, а на образ существования Бога: Он вне всяких пределов и превыше всего. Эти слова означают величие, святость Бога, а также Его присутствие в сердцах праведников. Небеса, или Дом Божий, – истинное Отечество, куда мы, еще пребывая на земле, стремимся в надежде. Мы уже живем там, «сокрытые со Христом в Боге» (Кол 3,3).

В ней представлены семь прошений, обращенные к Богу Отцу. Первые три, более богословского характера, устремляют нас к Нему ради Его славы: ведь свойство любви – думать о Том, Кого мы любим. Они подсказывают нам, чего именно мы должны просить у Бога: освящения Его Имени, пришествия Его Царства, исполнения Его воли. Последние четыре прошения представляют Отцу милосердия наши немощи и чаяния. В них мы просим о пропитании, прощении, укреплении в искушениях и избавлении от лукавого.

Святить имя Божие – значит, прежде всего, прославлять Бога, Которого мы исповедуем Святым. Бог открыл Свое святое имя Моисею и пожелал, чтобы Его народ был посвящен Ему как «святой народ», в котором Он обитает.

Святить имя Бога, призывающего нас «к освящению» (см. 1 Фес 4,7) – значит желать, чтобы крещальное посвящение оживляло всю нашу жизнь. Кроме того, мы просим, своей жизнью и своей молитвой, чтобы каждый человек знал и благословлял имя Божие.

Церковь призывает окончательное наступление Царства Божиего через Второе пришествие Христа во славе. Но Церковь молится также о том, чтобы Царство Божие возрастало уже ныне согласно Заповедям Блаженства через освящение людей в Духе и, благодаря их усилиям, через служение справедливости и миру. Это прошение есть зов Духа и Невесты: «Гряди, Господи Иисусе» (Откр 22,20).

Воля Отца в том, «чтобы все люди спаслись» (1 Тим 2,3).Иисус пришел ради того, чтобы в совершенстве исполнить спасительную волю Отца. По примеру Пресвятой Девы Марии и святых мы молим Бога Отца соединить нашу волю с волей Его Сына. Мы просим, чтобы Его замысел благоволения полностью осуществился на земле, как он уже осуществился на небе. Именно молитвою мы можем «познавать чтó есть воля Божия» (Рим 12,2) и обретать «терпение, чтобы исполнить ее» (Евр 10,36).

Прося с сыновним упованием у Бога ежедневное пропитание, необходимое каждому для существования, мы признаем, сколь благ, превыше всякой благости, Бог, наш Отец. Мы также испрашиваем благодать уметь делиться, чтобы справедливость и сопричастность позволили изобилию одних удовлетворить нужды других.

Поскольку «не хлебом одним живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф 4,4), это прошение также относится к Слову Божию и Телу Христову, принимаемому в Евхаристии, равно как к жажде стяжать Святого Духа. С абсолютным доверием мы просим всего этого «на сей день», на «сегодня», на нынешний день Бога, и все это дается нам в первую очередь в Евхаристии, предвосхищающей пир грядущего Царства.

Прося Бога Отца простить нас, мы признаем себя грешниками перед Ним. Между тем, мы исповедуем Его милосердие, потому что в Его Сыне и через таинства мы «имеем искупление, прощение грехов» (Кол 1,14). Однако наше прошение будет исполнено лишь при условии, что мы прежде простили со своей стороны.

Милосердие проникает в наше сердце только если мы умеем прощать всех, даже врагов. Поэтому, даже если человеку кажется, что исполнить это требование невозможно, сердце, отдающее себя Святому Духу, может, подобно Христу, любить до конца, обращать рану, страдание, в сострадание, преображать обиду в ходатайственную молитву. Прощение сопричастно Божественному милосердию и оно – вершина христианской молитвы.

Мы просим Бога Отца не оставлять нас одних во власти искушения. Мы просим Духа дать нам распознавать, с одной стороны, испытание, необходимое для возрастания в благе, и искушение, ведущее ко греху и смерти, а с другой стороны, различать, когда мы искушаемы, а когда уже впали в искушение. Это прошение соединяет нас с Иисусом, Который молитвой победил искушение. Оно испрашивает для нас благодать бодрствования и непоколебимой стойкости.

Слова «лукавый», «зло», означают личность сатаны, который восстает против Бога и «обольщает Вселенную» (Откр 12,9). Победа над диаволом уже завоевана раз и навсегда Христом. Но мы просим об избавлении всего человечества от сатаны и его дел. Мы испрашиваем также драгоценный дар мира и благодать постоянно ожидать Второго пришествия Христа, Который окончательно избавит нас от лукавого.

«По исполнении же молитвы говоришь ты “Аминь”, запечатлевая через это “Аминь”, что значит “Да будет так”, все, что содержится в этой преподанной нам Богом молитве» (св. Кирилл Иерусалимский).

Ян ван Эйк. Поющие ангелы
Деталь полиптиха Гентского собора

Ангелы – творения Божии. Некоторые из них остались и всегда остаются верными Богу, пребывают в Его присутствии, служат Ему, служат Церкви и соединяются со спасенными в небесной славе.

Согласно Иакову, видевшему во сне лествицу, – «и вот, ангелы Божии восходят и нисходят по ней» (см. Быт 28,12), – ангелы это деятельные и неутомимые вестники, соединяющие небо и землю. Между Богом и человечеством царят не тишина и разобщенность, но постоянный диалог, непрерывное общение. И люди, те, кому адресовано это общение, должны совершенствовать свой духовный слух, чтобы слышать и понимать ангельскую речь, подсказывающую благие слова, помогающую святым чувствам, милосердным поступкам, добродетельному поведению, поучительным отношениям.

Обо всем этом мы просим Ангела-Хранителя в знаменитой молитве, рожденной католическим народным благочестием:

«Ангел Божий,
Хранитель мой,
меня, вверенного тебе по благости небесной,
просвещай и храни,
направляй и веди».

На картине представлена группа бескрылых ангелов («apteri»), поющих молитвы. Они облачены в роскошные священные одеяния, указывающие на то, что они совершают торжественную литургию. Действительно, ангелы – не только вестники Божии, которых Он посылает к людям, чтобы открыть Свою вышнюю волю. Вторая их обязанность – прославлять Господа на вечной небесной литургии (ср. Откр 8,2).

Отче наш, Иже еси на небесех!
Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое,
Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.
Хлеб наш насущный даждь нам днесь;
И остави нам долги наша,
Якоже и мы оставляем должником нашим;
И не введи нас во искушение,
Но избави нас от лукаваго.
Аминь.

Современный русский перевод:
Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь. (Матф.6:9-13)

На церковнославянском:
О тче наш, Иже еси на небесе́х!
Д а святится имя Твое, да прии́дет Царствие Твое,
д а будет воля Твоя, яко на небеси́ и на земли́.
Х леб наш насущный да́ждь нам дне́сь;
и оста́ви нам до́лги наша, якоже и мы оставляем должнико́м нашим;
и не введи нас во искушение, но изба́ви нас от лукаваго ( Мф.6:9-13 ).

По-русски:
Отче наш, сущий на небесах!
Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
хлеб наш насущный дай нам на сей день;
и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

Отче наш, сущий на небесах!
Да святится имя Твое;
Да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
Хлеб наш насущный дай нам на сей день;
И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.
Ибо Твое есть Царство и сила и слава вовеки. Аминь.

Отче наш, Иже еси на небесе́х!
Да святится имя Твое, да прии́дет Царствие Твое,
Да будет воля Твоя, яко на небеси́ и на земли́.
Хлеб наш насущный да́ждь нам дне́сь;
И оста́ви нам до́лги наша, якоже и мы оставляем должнико́м нашим;
И не введи нас во искушение, но изба́ви нас от лукаваго.

Отче наш, Иже еси на Небесех! Смотри, каким образом Он тотчас ободрил слушателя и в самом начале вспомнил о всех благодеяниях Божиих! В самом деле, тот, кто называет Бога Отцом, одним этим наименованием исповедует уже и прощение грехов, и освобождение от наказания, и оправдание, и освящение, и искупление, и сыноположение, и наследие, и братство со Единородным, и дарование духа, так как не получивший всех этих благ не может назвать Бога Отцом. Итак, Христос двояким образом воодушевляет Своих слушателей: и достоинством называемого, и величием благодеяний, которые они получили.

Когда же говорит на Небесех, то этим словом не заключает Бога на небе, но отвлекает молящегося от земли и поставляет его в превыспренних странах и в горних жилищах.

Далее, этими словами Он научает нас и молиться за всех братьев. Он не говорит: «Отче мой, Иже еси на Небесех», но — Отче наш, и тем самым повелевает возносить молитвы за весь род человеческий и никогда не иметь в виду собственных выгод, но всегда стараться о выгодах ближнего. А таким образом и вражду уничтожает, и гордость низлагает, и зависть истребляет, и вводит любовь — мать всего доброго; уничтожает неравенство дел человеческих и показывает полное равночестие между царем и бедным, так как в делах высочайших и необходимейших мы все имеем равное участие. Действительно, какой вред от низкого родства, когда по небесному родству мы все соединены и никто ничего не имеет более другого: ни богатый более бедного, ни господин более раба, ни начальник более подчиненного, ни царь более воина, ни философ более варвара, ни мудрый более невежды? Бог, удостоивший всех одинаково называть Себя Отцом, чрез это всем даровал одно благородство.

Итак, упомянув об этом благородстве, о высшем даре, о единстве чести и о любви между братиями, отвлекши слушателей от земли и поставив их на небесах — посмотрим, о чем, наконец, повелевает Иисус молиться. Конечно, и наименование Бога Отцом заключает в себе достаточное учение о всякой добродетели: кто Бога назвал Отцом, и Отцом общим, тот необходимо должен так жить, чтобы не оказаться недостойным этого благородства и показывать ревность, равную дару. Однако Спаситель этим наименованием не удовлетворился, но присовокупил и другие изречения.

Да святится имя Твое, говорит Он. Ничего не просить прежде славы Отца Небесного, но все почитать ниже хвалы Его, вот – молитва, достойная того, кто называет Бога Отцом! Да святится значит да прославится. Бог имеет собственную славу, исполненную всякого величия и никогда не изменяемую. Но Спаситель повелевает молящемуся просить, чтобы Бог славился и нашею жизнью. Об этом Он и прежде сказал: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного ( Мф. 5:16 ). И Серафимы, славят Бога, так взывают: Свят, Свят, Свят! ( Ис. 6:3 ). Итак, да святится значит да прославится. Сподоби нас, — как бы так учит нас молиться Спаситель, — так чисто жить, чтобы чрез нас все Тебя славили. Пред всеми являть жизнь неукоризненную, чтобы каждый из видящих ее возносил хвалу Владыке — это есть признак совершенной мудрости.

Да приидет Царствие Твое. И эти слова приличны доброму сыну, который не привязывается к видимому и не почитает настоящих благ чем-либо великим, но стремится к Отцу и желает будущих благ. Такая молитва происходит от доброй совести и души, свободной от всего земного.

Этого и апостол Павел желал каждодневно, почему и говорил: и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления искупления тела нашего ( Рим. 8:23 ). Кто имеет такую любовь, тот не может ни возгордиться среди благ этой жизни, ни отчаяться среди горестей, но, как живущий на небе, свободен от той и другой крайности.

Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Видишь ли прекрасную связь? Он прежде повелел желать будущего и стремиться к своему отечеству, но доколе этого не будет, живущие здесь должны стараться вести такую жизнь, какая свойственна небожителям. Должно желать, говорит Он, неба и небесного. Впрочем, и прежде достижения неба Он повелел нам землю сделать небом и, живя на ней, так вести себя во всем, как бы мы находились на небе, и об этом молить Господа. Действительно, к достижению совершенства горних Сил нам нимало не препятствует то, что мы живем на земле. Но можно, и здесь обитая, все делать так как бы мы жили на небе.

Итак, смысл слов Спасителя таков: как на небе совершается все беспрепятственно и не бывает того, чтобы Ангелы в одном повиновались, а в другом не повиновались, но во всем повинуются и покоряются (потому что сказано: сильнии крепостию, творящии слово Его – Пс. 102, 20 ) – так и нас, людей, сподоби не в половину творить волю Твою, но все исполнять, как Тебе угодно.

Видишь ли? – Христос научил и смиряться, когда показал, что добродетель зависит не от одной только нашей ревности, но и от благодати небесной, и вместе с тем заповедал каждому из нас во время молитвы принимать на себя попечение и о вселенной. Он не сказал: «да будет воля Твоя во мне» или «в нас», но на всей земли – то есть, чтобы истребило всякое заблуждение и насаждена была истина, чтоб изгнана была всякая злоба и возвратилась добродетель и чтобы, таким образом, ничем не различалось небо от земли. Если так будет, говорит Он, то дольнее ничем не будет различаться от горнего, хотя по свойству они и различны; тогда земля покажет нам других ангелов.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Что такое хлеб насущный? Повседневный. Так как Христос сказал: да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли, а беседовал Он с людьми, облеченными плотью, которые подлежат необходимым законам природы и не могут иметь ангельского бесстрастия то, хотя и повелевает нам так исполнять заповеди, как и Ангелы исполняют их, однако снисходит к немощи природы и как бы так говорит: «Я требую от вас равноангельной строгости жизни, впрочем не требуя бесстрастия, поскольку того не допускает природа ваша, которая имеет необходимую нужду в пище».

Смотри, однако, как и в телесном много духовного! Спаситель повелел молиться не о богатстве, не об удовольствиях, не о многоценных одеждах, не о другом чем-либо подобном – но только о хлебе, и притом о хлебе повседневном, так чтобы нам не заботиться о завтрашнем, почему и присовокупил: хлеб насущный, то есть повседневный. Даже и этим словом не удовлетворился, но присовокупил вслед затем и другое: даждь нам днесь, чтобы нам не сокрушать себя заботой о наступающем дне. В самом деле, если ты не знаешь, увидишь ли завтрашний день, то для чего беспокоишь себя заботой о нем? Это Спаситель заповедал и далее затем в своей проповеди: Не заботьтесь, — говорит, — о завтрашнем дне ( Мф. 6:34 ). Он хочет, чтобы мы всегда были препоясаны и окрылены верою и не более уступали природе, чем сколько требует от нас необходимая нужда.

Далее, так как случается грешить и после купели возрождения (то есть Таинства Крещения. — Сост.), то Спаситель, желая и в этом случае показать Свое великое человеколюбие, повелевает нам приступать к человеколюбивому Богу с молением об оставлении грехов наших и так говорить: И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должникам нашим.

Видишь ли бездну милосердия Божия? После отъятия стольких зол и после неизреченно великого дара оправдания Он опять согрешающих удостоивает про щения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Напоминанием о грехах Он внушает нам смирение; повелением отпускать другим уничтожает в нас злопамятство, а обещанием за это и нам прощения утверждает в нас благие надежды и научает нас размышлять о неизреченном человеколюбии Божием.

Особенно же достойно замечания то, что Он в каждом вышесказанном прошении упомянул о всех добродетелях, а этим последним прошением еще объемлет и злопамятство. И то, что чрез нас святится имя Божие, есть несомненное доказательство совершенной жизни; и то, что совершается воля Его, показывает То же самое; и то, что мы называем Бога Отцом, есть признак непорочной жизни. Во всем этом уже заключается, что должно оставлять гнев на оскорбляющих нас; однако Спаситель этим не удовлетворился, но, желая показать, какое Он имеет попечение об искоренении между нами злопамятства особо говорит об этом и после молитвы припоминает не другую какую заповедь, а заповедь о прощении, говоря: Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит вам Отец ваш небесный ( Мф. 6:14 ).

Таким образом это отпущение первоначально зависит от нас, и в нашей власти состоит суд, о нас произносимый. Чтобы никто из неразумных, будучи осуждаем за великое или малое преступление, не имел права жаловаться на суд, Спаситель тебя, самого виновного, делает судиею над самим Собою и как бы так говорит: какой ты сам произнесешь суд о себе, Такой же суд и Я произнесу о тебе; если простишь своему собрату, то и от меня получишь то же благодеяние – хотя это последнее на самом деле гораздо важнее первого. Ты прощаешь другого потому что Сам имеешь нужду в прощении, а Бог прощает, Сам ни в чем не имея нужды; ты прощаешь сорабу, а Бог – рабу; ты виновен в бесчисленных грехах, а Бог безгрешен

С другой стороны, Господь показывает Свое человеколюбие тем, что хотя бы Он мог и без твоего дела простить Тебе все Грехи, но Он хочет и в этом благодетельствовать Тебе, во всем доставлять тебе случаи и побуждения к кротости и человеколюбию – гонит из тебя зверство, угашает в тебе гнев и всячески хочет соединить тебя с твоими членами. Что ты скажешь на это? То ли, что ты несправедливо потерпел от ближнего какое-либо зло? Если так, то, конечно, ближний согрешил против тебя; а если ты претерпел по справедливости, то это не составляет греха в нем. Но и ты приступаешь к Богу с намерением получить прощение в подобных и даже Гораздо больших грехах. Притом еще прежде прощения мало ли получил ты, когда уже научен хранить в себе человеческую душу и наставлен кротости? Сверх того и великая награда предстоит тебе в будущем веке, потому что тогда не потребуется от тебя отчет ни в одном грехе твоем. Итак, какого будем достойны мы наказания, если и по получении таких прав оставим без внимания спасение наше? Будет ли Господь внимать нашим прошениям, когда мы сами не жалеем себя там, где все в нашей власти?

Когда Спаситель говорит: Твое есть Царство, то показывает, что и тот враг наш подчинен Богу, хотя, по-видимому, еще и сопротивляется по попущению Божию. И он из числа рабов, хотя и осужденных и отверженных, а потому не дерзнет нападать ни на одного из рабов, не получив прежде власть свыше. И что я говорю: ни на одного из рабов? Даже на свиней не дерзнул он напасть до тех пор, пока сам Спаситель не повелел; ни на стада овец и волов, доколе не получил власти свыше.

И сила, – говорит Христос. Итак, хотя бы ты и весьма был немощен, однако должен дерзать, имея такого Царя, Который и чрез тебя легко может совершать все славные дела, И слава во веки, Аминь,

Святитель Иоанн Златоуст

Богу внятны только те молитвы, которые когда произносит молящийся, понимает, что говорит и чувствует…

Так, кто говорит Богу в молитве: да приидет царствие Твое, а не знает, как приходит сие царствие, не зная же, не готовится к принятию его и ничего не делает, что требуется с его стороны к получению его, возможно ли, чтобы пришло к нему сие царствие? Какая потому польза, что говорит он в молитве:да приидет царствие Твое? Господь говорит в святом Евангелии: покайтеся, приближися бо царствие Божие. Итак, хочешь, чтобы пришло к тебе царствие сие? Кайся. Если не покаешься, сколько ни говори: да приидет царствие Твое, не придёт оно к тебе.

Царствие Божие в нас есть, когда Бог бывает с нами в единении, благодатью Пресвятого Духа.

Желаешь ли ты, грешник, искренне святости, ревнуешь ли ты, обладаемый от врага, губителя-диавола, мирного Царствия Божия, во-первых, в тебе самом, а затем – и во всех людях; хочешь ли искренне исполнять волю Божию праведную, всеблагую и желаешь ли и молишь ли Бога, чтобы все люди познали и исполняли волю Отца нашего Небесного? Говорим мы всякий день эти слова молитвы Господней без глубокого понимания их смысла и бросаем их как бы на ветер, и потому нет в нас благой перемены…

Если воистину ты называешь Бога Отцем своим, то надейся же на Него, как на Отца единого, всеблагого, всемогущего, премудрого, неизменяемого в любви Своей и во всех совершенствах.

Читайте «Отче наш», да не лгите: Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем….

…Молиться же об этом должно:

Во-первых, с чистым намерением – да будет воля Твоя, ибо я, сердечно желая следовать ей бескорыстно, не ради награды или приобретения чего-либо, и не потому, что Ты, Господи, обогатил меня щедротами Своими и оградил меня от противников моих, как в этом упрекал сатана праведного Иова пред Богом ( Иов. 1:9-10 ), и не по страху вечных мук гееннских, но в простоте сердца следую воле Твоей, желаю, чего Ты желаешь, потому только, что Ты того хочешь, что такова Твоя воля, Боже мой!

Во-вторых, молиться должно с любовью: да будет воля Твоя! – одного я здесь ищу и одно мыслю, чтобы во всем совершалась воля Твоя, Господи! Да величество имени Твоего, Боже мой, распространится и прославится чрез меня непотребного раба Твоего. Это одно считаю для себя величайшей честью и наградой, чтобы я достоин был благоугождать Тебе, Создатель мой, Который даровал мне разум и свободную волю как залог ближайшего общения с Тобою, моим Творцом и Спасителем.

Святитель Иоанн, митрополит Тобольский

Первая часть, предисловие: Отче наш, Иже еси на небесех!, учит следующему.

1) Молящийся должен приходить к Богу не только как создание Его, но и как сын Его по благодати.

2) Он должен быть сыном Православной Церкви.

3) Не должен сомневаться в получении просимого от Премилосердного Отца.

4) Так как Бог — это Отец всех, то и мы должны жить, как братья.

5) Слово «на небесех» наставляет нас возводить наш ум от земного к небу. Кроме этого нужно сказать, что хотя Бог и везде присутствует, но на небесах особенно сияет Его благодать, насыщающая праведных, и богатство дивных Его дел.

Вторая часть — это прошения, которых семь:

В этом прошении мы умоляем, во-первых, о даровании нам жизни благочестивой и добродетельной, чтобы всякий, смотря на нее, прославлял имя Божие; во-вторых, о том, чтобы неведущие обратились к православной вере и прославили бы с нами Отца Небесного; и, в-третьих, о том, чтобы носящие имя христианина, но препровождающие жизнь во зле и мерзостях, отстали от своих пороков, которыми злословится вера и Бог наш.

2. Да приидет царствие Твое.

Этим мы просим, чтобы не грех, а Сам Бог царствовал во всех нас Своей благодатью, правдой и благоутробием. Кроме этого, прошение содержит и ту мысль, что человек, находясь под благодатью Божией и чувствуя небесное веселие, презирает мир и желает получить Божие царство. Наконец, здесь мы молим и о том, чтобы ускорено было Его Второе Пришествие.

3. Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Мы умоляем здесь о том, чтобы Бог не попустил нам препровождать жизнь нашу по нашей воле, но чтобы управлял ею, как Ему угодно, и чтобы не было у нас противления воле Его, но чтобы повиновались Ему во всем. Кроме того, здесь имеется в виду и та мысль, что без попущения воли Божией не может прийти на нас ничто, ни от кого и никогда, лишь бы только мы жили по воле Его.

4. Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Мы просим здесь, во-первых, чтобы Бог не лишил нас проповеди и познания Своего святого слова, ибо слово Божие — это душевный хлеб, без которого человек погибает; во-вторых, чтобы сподобил Он нас общения Тела и Крови Христовой; и, в-третьих, чтобы даровал нам все необходимое для жизни и соблюл все это в мире этом в достатке, но без излишества. Слово же «днесь» означает время нашей настоящей жизни, ибо в будущем веке мы будем наслаждаться лицезрением Божиим.

5. И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.

Здесь мы просим о том, чтобы Бог даровал нам прощение грехов, ибо под долгами здесь разумеются грехи. Это прошение учит нас тому, чтобы мы сами прощали долги нашим должникам, то есть, чтобы прогневавшим и озлобившим нас мы прощали все их преступления. Кто не прощает ближнему, тот всуе творит молитву сию, ибо тогда ему и Богом не прощаются грехи, и даже сама молитва его является грехом.

6. И не введи нас во искушение.

Этим мы просим, во-первых, чтобы мы были свободны от искушений, приходящих от мира, плоти и дьявола и движущих нас ко греху, и от еретиков, гонящих Церковь и прельщающих наши души лживыми учениями и другими способами; и, во-вторых, чтобы в случае страдания за Христа Бог укрепил нас благодатью Своей к претерпению мук даже до конца, дабы мы приняли конец мучения и дабы не попустить страдать выше сил наших.

7. Но избави нас от лукаваго.

Здесь мы умоляем, во-первых, о том, чтобы сохранил нас Бог от всякого греха и от дьявола, возбуждающего ко греху; во-вторых, о том, чтобы Он избавил нас в этой жизни от всяких бедствий; в-третьих, чтобы во время смерти Он отогнал от нас врага, желающего поглотить души наши, а нам послал Ангела, хранящего нас.

Третья часть, или заключение: Яко Твое есть царство и сила, и слава во веки. Аминь.

Это заключение согласно с предисловием, ибо как предисловие учит, что мы получим просимое от Отца Премилосердного, так и заключение это показывает, что мы получим требуемое у Него. Ведь Его весь мир, Его — сила и Его — слава, для которой мы и должны просить. Слово же Аминь означает: «Да будет так», или «Ей, ей». Это заключение может говорить и простолюдин наедине, без иерея.

Когда молимся, пусть Отец познает слова Своего Сына. Обитающий внутри нас, в сердце, да будет и в речи. Так как Он ходатай у Отца за грехи наши, то, молясь о грехах наших, будем мы, грешники, употреблять и слова нашего Ходатая. Он говорит, что о чем бы мы ни просили Отца во имя Его, даст нам ( Ин. 16:23 ); поэтому не тем ли вернее получим мы просимое во имя Христово, если будем просить Христовой молитвой?

Учитель мира и Наставник единства прежде всего не хотел, чтобы молитва была совершаема врозь и частно, так, чтобы молящийся молился только за себя. В самом деле мы не говорим: Отче мой…

Человек новый, возрожденный и восстановленный своим Богом, по Его благодати, прежде всего говорит: Отче, потому, что соделался уже сыном Его… О, какое к нам снисхождение, какое обилие благоволения и благости Господа, когда Он дозволил нам при совершении молитвы перед лицом Божиим называть Бога Отцом, а себя именовать сынами Божиими так же, как и Христос есть Сын Божий! Никто из нас не дерзнул бы употребить это имя в молитве, если бы Он Сам не позволил нам так молиться. Называя же Бога Отцом, мы должны помнить и знать, возлюбленнейшие братья, что нам надлежит и поступать как сынам Божиим, чтобы как мы сами радуемся о Боге Отце, так и Он радовался о нас…

…После сего мы говорим: да святится имя Твое, – не в том смысле, будто мы желаем Богу, да святится Он нашими молитвами; но мы просим у Него, чтобы имя Его святилось в нас… Затем в молитве следует: да приидет Царствие Твое. Мы просим о пришествии к нам Царства Божия в таком же смысле, в каком молим Бога, чтобы святилось в нас Его имя…

Далее мы присовокупляем следующие слова: да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли, – не с тем, чтобы Бог вследствие нашей молитвы делал что хочет, но чтобы мы могли делать угодное Ему… Имея тело из земли, а дух с неба, будучи сами землею и небом, мы молимся, да будет в том и другом, т. е. в теле и в духе, воля Божия…

Продолжая молитву, мы произносим следующее прошение: хлеб наш насущный даждь нам днесь. Это можно понимать как в духовном, так и в простом смысле, потому что и тот и другой, по божественному дарованию, равно благоприятствует спасению. Христос есть хлеб жизни, и этот хлеб не всех, но только наш…

Можно это понимать и так: отрекшись от века сего и по вере духовной благодати отказавшись от его богатств и почестей, памятуя наставление Господа, Который говорит: иже не отречется всего своего имения, не может быти Мой ученик ( Лк. 14:33 ), мы просим одной только пищи и пропитания. Кто сделался учеником Христовым, тот, по слову Учителя, отказываясь от всего, и должен просить только дневного пропитания и в молитве не простирать далее своих желаний, имея в виду заповедь Господа, сказавшего: не пецытеся на утрей, утрений бо собою печется: довлеет дневи попечение его ( Мф. 6:34 )…

После сего мы молимся и о грехах наших, говоря: и остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим. По испрошении пищи испрашивается отпущение грехов, чтобы человек, питаемый Богом, и жил в Боге, и заботился не только о временной, но и о вечной жизни, – а ее можно достигнуть, если прощены будут грехи, которые Господь в Своем Евангелии называет долгами… К этому Господь ясно присовокупил и прибавил закон, ограничивающий нас известным условием и обетом, по которому мы должны просить, чтобы нам оставлены были долги так, как и мы оставляем должникам нашим, зная, что не может быть получено нами отпущение грехов, если мы не сделаем того же относительно должников наших…

Далее Господь дает нам как необходимое наставление говорить в молитве: и не введи нас во искушение. Этим показывается, что враг не имеет никакой власти над нами, если не будет на то предварительно допущения Божия. Потому-то весь наш страх, все благоговение и внимание должны быть обращены к Богу, так как лукавый не может искушать нас, если не дастся ему власти свыше…

В конце говорим: но избави нас от лукавого, разумея под тем всякие беды, которые в сем мире замышляет против нас враг и против которых у нас будет верная и крепкая защита, если избавит нас от них Бог… Получивши таковое покровительство, мы уже безопасны и защищены от всех козней диавола и мира. В самом деле, чего бояться со стороны мира тому, кому в этом мире защитник Бог?

Да святится имя Твое… Для того молимся, чтобы в нас имя Божие святилось: не потому, что будто, не быв святым, начинает оно быть святым, но потому, что в нас оно святым делается, когда сами освящаемся и достойное святыни делаем.

Да приидет Царствие Твое… Кто очищает себя деянием, и мыслию, и словом, тот может сказать Богу: да приидет Царствие Твое.

Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Божественные и блаженные Ангелы Божии творят волю Божию, как Давид, воспевая, сказал: благословите Господа вси Ангели Его, сильнии крепостию, творящие слово Его ( Пс. 102:20 ). Посему ты, моляся, говоришь сие в таком значении: как во Ангелах Твоя бывает воля, так и на земли во мне да будет, Владыко!

Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Хлеб наш общий не есть насущен. Хлеб же сей Святый есть насущный: вместо того чтобы сказать: на существо души устрояемый. Сей хлеб не во чрево входит, а афероном исходит ( Мф. 15:17 ), но во весь твой состав разделяется, на пользу тела и души…

И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Ибо многие мы имеем прегрешения…

И не введи нас во искушение (Господи)! О том ли Господь научает нас молиться, чтобы нисколько не быть нам искушенными? И как же сказано в одном месте: муж не искушен, не искусен есть ( Сир. 34, 10 ; Рим. 1, 28 )? И в другом: всяку радость имейте братие моя егда во искушения впадаете различна ( Иак. 1:2 )? Но войти во искушение не значит ли быть поглощену искушением.

Но избави нас от лукаваго. Если бы оное: не введи нас во искушение, то же значило, что совсем не быть искушаему, то не придал бы: но избави нас от лукаваго. Лукавый же есть сопротивный бес, от которого избавиться молимся. По исполнении же молитвы говоришь ты: «аминь». Запечатлевая чрез «аминь», что значит «да будет все», что в Богоданной сей молитве содержится.

Видео (кликните для воспроизведения).

Сказать: Отче наш, – имеют право одни те, которые по чудном рождении в Божественном Крещении, по новому и необычайному закону чревоношения, показывают в себе, что они истинные сыны. И сказать: да святится имя Твое, – те, которые не делают ничего, достойного осуждения. И это: да приидет царствие Твое, – те, которые избегают всего, что доставляет удовольствие мучителю. И это: да будет воля Твоя, – те, которые показывают это своими поступками. И это: хлеб наш насущный даждь нам днесь, – те, которые отказываются от роскоши и от расточительности. И это: остави нам долги наша, – те, которые прощают прегрешившим пред ними. И это: не введи нас во искушение, – те, которые ни себя самих, ни других не ввергают в него. И это:избави нас от лукаваго, – те, которые ведут непримиримую брань с сатаной. И это: яко Твое есть царство, и сила, и слава, – те, которые трепещут словес Божиих и показывают их в самых делах. Ибо познание молитвы в такой же мере бывает успешно, в какой преуспевают нрав и жизнь молящегося.

Молитва Отче наш как называется
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here