Молитва славословие текст

Самое детальное описание: молитва славословие текст специально для посетителей нашего ресурса.

— 1. Малое славословие — молитва Святой Троице: «Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь». 2. Великое славословие — молитвословие, начинающееся с евангельского стиха «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк. 2; 14) и состоящее из стихов, посвященных прославлению Святой Троицы и стихов псалмов, завершающие стихи — трисвятое. Входит в состав богослужения утрени и повечерия. В праздничные и воскресные дни великое славословие на утрене поется, в будние — читается.

Оригинальный греческий текст

Ἱερεύς: Δόξα σοι τῷ δείξαντι τὸ φῶς.

Καθ’ ἑκάστην ἡμέραν εὐλογήσω σε, καὶ αἰνέσω τὸ ὄνομά σου εἰς τὸν αἰῶνα, καὶ εἰς τὸν αἰῶνα τοῦ αἰῶνος.

Καταξίωσον, Κύριε, ἐν τῇ ἡμέρᾳ ταύτῃ, ἀναμαρτήτους φυλαχθῆναι ἡμᾶς.

Εὐλογητὸς εἶ, Κύριε, ὁ Θεὸς τῶν Πατέρων ἡμῶν, καὶ αἰνετὸν καὶ δεδοξασμένον τὸ ὄνομά σου εἰς τοὺς αἰῶνας. Ἀμήν.

Γένοιτο, Κύριε, τὸ ἔλεός σου ἐφ’ ἡμᾶς, καθάπερ ἠλπίσαμεν ἐπὶ σέ.

Εὐλογητὸς εἶ, Κύριε· δίδαξόν με τὰ δικαιώματά σου (ἐκ γ´).

Κύριε, καταφυγὴ ἐγενήθης ἡμῖν, ἐν γενεᾷ καὶ γενεᾷ. Ἐγὼ εἶπα· Κύριε, ἐλέησόν με· ἴασαι τὴν ψυχήν μου, ὅτι ἥμαρτόν σοι.

Κύριε, πρὸς σὲ κατέφυγον· δίδαξόν με τοῦ ποιεῖν τὸ θέλημά σου, ὅτι σὺ εἶ ὁ Θεός μου.

Ὅτι παρὰ σοὶ πηγὴ ζωῆς· ἐν τῷ φωτί σου ὀψόμεθα φῶς.

Παράτεινον τὸ ἔλεός σου τοῖς γινώσκουσί σε.

Ἅγιος ὁ Θεός, Ἅγιος Ἰσχυρός, Ἅγιος Ἀθάνατος, ἐλέησον ἡμᾶς (τρίς).

Ἅγιος Ἀθάνατος, ἐλέησον ἡμᾶς.

Современный церковнославянский текст

Сщ҃е́нникъ: Сла́ва тебѣ̀ показа́вшемꙋ на́мъ свѣ́тъ.

Ли́къ: Сла́ва въ вы́шнихъ бг҃ꙋ, и҆ на землѝ ми́ръ, въ человѣ́цѣхъ бл҃говоле́нїе. хва́лимъ тѧ̀, бл҃гослови́мъ тѧ̀, кла́нѧемъ ти сѧ, славосло́вимъ тѧ̀, бл҃годари́мъ тѧ̀ вели́кїѧ ра́ди сла́вы твоеѧ̀. гдⷭ҇и цр҃ю̀ нбⷭ҇ный, бж҃е ѻ҆́ч҃е вседержи́телю, гдⷭ҇и сн҃е є҆диноро́дный і҆и҃се хрⷭ҇тѐ, и҆ ст҃ы́й дш҃е. гдⷭ҇и бж҃е, а҆́гнче бж҃їй, сн҃е ѻ҆ч҃ь, взе́млѧй грѣ́хъ мі́ра, поми́лꙋй на́съ: взе́млѧй грѣхѝ мі́ра, прїимѝ мл҃твꙋ на́шꙋ: сѣдѧ́й ѡ҃деснꙋ́ю ѻ҆ц҃а̀, поми́лꙋй на́съ. ꙗ҆́кѡ ты̀ є҆сѝ є҆ди́нъ свѧ́тъ, ты̀ є҆сѝ є҆ди́нъ гдⷭ҇ь, і҆и҃съ хрⷭ҇то́съ, во сла́вꙋ бг҃а ѻ҆ц҃а̀, а҆ми́нь.

На всѧ́къ де́нь бл҃гословлю́ тѧ, и҆ восхвалю̀ и҆́мѧ твоѐ во вѣ́ки, и҆ въ вѣ́къ вѣ́ка.

Сподо́би гдⷭ҇и въ де́нь се́й без̾ грѣха̀ сохрани́тисѧ на́мъ. бл҃гослове́нъ є҆сѝ гдⷭ҇и, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ, и҆ хва́льно и҆ просла́влено и҆́мѧ твоѐ во вѣ́ки, а҆ми́нь.

Бꙋ́ди гдⷭ҇и, млⷭ҇ть твоѧ̀ на на́съ, ꙗ҆́коже ᲂу҆пова́хомъ на тѧ̀.

Бл҃гослове́нъ є҆сѝ гдⷭ҇и, наꙋчи́ мѧ ѡ҃правда́нїємъ твои̑мъ. Три́жды.

Гдⷭ҇и, прибѣ́жище бы́лъ є҆сѝ на́мъ въ ро́дъ и҆ ро́дъ. а҆́зъ рѣ́хъ: гдⷭ҇и, поми́лꙋй мѧ̀, и҆сцѣлѝ дꙋ́шꙋ мою̀, ꙗ҆́кѡ согрѣши́хъ тебѣ̀.

Гдⷭ҇и, къ тебѣ̀ прибѣго́хъ, наꙋчи́ мѧ твори́ти во́лю твою̀, ꙗ҆́кѡ ты̀ є҆сѝ бг҃ъ мо́й: ꙗ҆́кѡ ᲂу҆ тебѐ и҆сто́чникъ живота̀, во свѣ́тѣ твое́мъ ᲂу҆́зримъ свѣ́тъ. проба́ви млⷭ҇ть твою̀ вѣ́дꙋщымъ тѧ̀.

Ст҃ы́й бж҃е, ст҃ы́й крѣ́пкїй, ст҃ы́й безсме́ртный, поми́лꙋй на́съ. Три́жды.

Сла́ва ѻ҆ц҃ꙋ̀ и҆ сн҃ꙋ и҆ ст҃о́мꙋ дх҃ꙋ, и҆ ны́нѣ и҆ при́снѡ и҆ во вѣ́ки вѣкѡ́въ, а҆ми́нь.

Ст҃ы́й безсме́ртный, поми́лꙋй на́съ.

Та́же высоча́йшимъ гла́сомъ: Ст҃ы́й бж҃е, ст҃ы́й крѣ́пкїй, ст҃ы́й безсме́ртный, поми́лꙋй на́съ.

И҆ по сконча́нїи славосло́вїѧ, не глаго́летъ сщ҃е́нникъ: Ꙗ҆́кѡ твоѐ є҆́сть црⷭ҇тво: ꙗ҆́коже мно́зи глаго́лютъ: но а҆́бїе по концѣ̀ трист҃а́гѡ, глаго́лемъ ѿпꙋсти́тельный слꙋчи́вшїйсѧ, и҆ бг҃оро́диченъ.

Славословие – высшая форма молитвы и соответствующие ей молитвословия.

  • Малое славословие – молитва Святой Троице: «Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь».
  • Великое славословие – молитвословие, начинающееся с евангельского стиха «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк. 2:14) и состоящее из стихов, посвященных прославлениюСвятой Троицы и стихов псалмов, завершающие стихи – трисвятое.
    Входит в состав богослужения утрени и повечерия. В праздничные и воскресные дни великое славословие на утрене поется, в будние – читается.

2. Славословие – высшая форма молитвы, когда человек всем сердцем и умомпогружен в любовь к Богу.

Текст великого славословия

Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение. Хвалим Тя, благословим Тя, кланяем Ти ся, славословим Тя, благодарим Тя великия ради славы Твоея.

Господи, Царю Небесный, Боже, Отче Вседержителю, Господи Сыне Единородный, Иисусе Христе, и Святый Душе. Господи Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь, вземляй грехи мира, помилуй нас.
Вземляй грехи мира, приими молитву нашу. Седяй одесную Отца, помилуй нас. Яко Ты еси Един Свят; Ты еси Един Господь, Иисус Христос, в славу Бога Отца, аминь.

На всяк день благословлю Тя и восхвалю имя Твое во веки, и в век века. Сподоби, Господи, в день сей без греха сохранитися нам!
Благословен еси, Господи Боже отец наших, и хвально и прославлено имя Твое во веки, аминь.

Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя.

Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим (трижды).

Господи, прибежище был еси нам в род и род. Аз рех: Господи, помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Тебе.

Господи, к Тебе прибегох: научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой, яко у Тебе источник живота, во свете Твоем узрим свет. Пробави милость Твою ведущим Тя!

Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!(трижды).

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков, аминь.

Святый Безсмертный, помилуй нас. Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!

Великое славословие
протоиерей Димитрий Кувырталов

«Слава Тебе, показавшему нам свет» – этим возгласом в конце всенощного бдения древняя Церковь приветствовала начало нового дня. Великое славословие – одно из древнейших песнопений Церкви – прославляет Бога Творца, Промыслителя, Искупителя, Спасителя и Жизнодавца. В этом возвышенном и торжественном песнопении мы хвалим, благословим, покланяемся, славословим и благодарим Бога. Здесь мы исповедуем Божественные Имена, через которые, как через солнечные лучи, нас касается Божественная теплота, радость и сила.

Центральная часть Славословия – это история нашего спасения, совершенного Иисусом Христом не за наши заслуги, а по неизреченной и непостижимой милости Божией к нам.

«Во свете Твоем узрим свет». Заканчивается Славословие великим ликованием. Человек, исполненный греховного мрака, просвещается чувством Божественного присутствия. Становясь светом, он видит себя рядом с Богом непросвещенным мраком; осиянный благодатью Божией, становится способным лицезреть Бога – «Во свете Твоем узрим свет! Продли, Господи, милость Твою знающим Тебя».

Церковь знает три вида моления – прошение, благодарение и славословие. Когда душа исполнена милостей Божиих, когда она благодарит Бога за все, ниспосылаемое ей, тогда она в благоговейном восторге славословит, поет и превозносит Живоначальную Троицу. Поэтому Великое Славословие заканчивается пением Трисвятого.

Человек не может жить без Бога, человек сроден Богу. Бог соделал нас Собой… Человек славословит Бога, навыкая райскому состоянию души.

Содержание великого славословия
Михаил Скабалланович. Толковый Типикон

Самое славословие начинается ангельскою песнью при рождении Спасителя, – чем утреня, уже близящаяся к концу, возвращается к своему началу (любимый прием в церковных песнях). Такая высокая, небесная песнь освящает наши уста (как и пред утреней) для нашей собственной песни, которая и начинается со слов: «хвалим (собственно: «поем») Тя, благословим Тя, кланяем Ти ся» (ср. с заключением к недавней 8-й песни канона), напоминающих своею краткостью и общностью величайшую песнь литургии («Тебе поем»): как там не указывается, за что поем, благословим и благодарим Господа и о чем молимся Ему, потому что благодарим тогда за все и молимся о всем и перечень вышел бы бесконечным, так не указывается это и здесь, а указывается верховная причина нашей хвалы, поклонения и благодарения – великая слава Божия.

За этим прославлением Бога в песни следует молитва к Нему, переходом к которой служит молитвенное обращение ко всем лицам Св. Троицы порознь. Из Св. Троицы молитва направляется главным образом к Ходатаю нашему на небе, Агнцу Божию (любимое название Спасителя у древних христиан), у Которого мы просим помилования (основное прошение всех молитв бдения – ектений), обусловливаемого между прочим принятием настоящих наших (долгих и уже близящихся к концу) молитв.

Для уверенности в успехе этого прошения оно заключается тем торжественным исповеданием Христа, какое возглашается на литургии пред самым приобщением Св. Таин: «(Яко Ты еси) един Свят, (Ты еси) един Господь, Иисус Христос, в славу Бога Отца» (неизмеримую славу Божию наличность такого Сына еще увеличивает, хотя увеличить ее как бы некуда). Этим заканчивается первая часть великого славословия, заключающаяся первым «аминь» в нем.

Вторая часть уже не так радостна и восторженна, притом, как и 3-я часть, она почти всецело компилятивна – составлена из слов Св. Писания. Прославление Бога, наполняющее ее («на всяк день», следовательно и в наступающий, «благословим Тя», потому что имя Твое будет прославляться вечно, – из Пс. 144, 2-й прославлялось ранее: «благословен еси, Господи Боже отец наших» – Дан. 3, 25), омрачается здесь сознанием греховности нашей, которая может как бы нарушить и прервать это вековечное прославление (ср. «в славу…» конца 1-й части) Божие одним греховным днем, от чего да сохранит нас Бог сегодня. Второе «аминь».

Третья часть уже исключительно молитвенная. Покаянная скорбь здесь уже настолько усиливается, что радостное прославление Бога, которым началось великое славословие и которое должно быть главным предметом его, едва прорывается кое-где в отдельных выражениях («Благословен еси Господи» – Пс. 118,12). Эта часть и начинается молитвою, а не хвалою, в противоположность первым двум, молитвою общего характера о милости Божией, однако растворяемою надеждою на Бога («Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя» – Пс. 32,22).

Эта общая молитва принимает затем более определенный характер и сводится к просьбе у Бога – научить нас Его оправданиям, просьбе, выраженной словами 118 пс: «Бла­гословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим» и повторяемой трижды – к 3 Лицам Св. Троицы (причем повторение это делается не с изменением в тексте, как на вечерне в «Сподоби Господи», а с буквальною точностью, чем эффект усиливается).

Далее эта еще довольно общая просьба развивается и разъясняется: для осуществления в жизни оправданий Божиих нужно очищение от грехов и умение творить волю Божию. То и другое может быть подано только Самим Богом, к Которому и нужно прибегнуть за помощью, как прибегали к Нему всегда и все («Господи, прибежище был еси нам в род и род» – Пс. 89,1); у Него и испрашивается сначала очищение от грехов (словами Пс. 40, 5: «Аз рех» – усиленная просьба: «Господи, помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Тебе»); а затем еще усиленнее («Господи, к Тебе прибегох…») – научение воле Его (Пс. 142:9).

Молитва заключается твердою уверенностью в исполнении ее, обосновываемой (как в возгласах после ектении: «Яко Ты еси») на особенной близости к нам Бога («Бог мой», Пс. 142:9,10), источника жизни и света («во свете Твоем узрим свет», т. е. утренний – возвращение к начально­му возгласу великого славословия при конце его). Последними словами своими: «пробави (продли) милость Твою ведущим Тя», вместе с предыдущими: «яко у Тебе…» (Пс. 35:10,11) третья часть великого славословия возвращается к своему началу, причем начальное ее прошение о милости Божией к нам («буди») здесь усиливается («пробави»).

Нельзя не заметить, что указанная связь между отдельными предложениями настоящей длинной песни не очень тесная; переходы в ней от одной мысли к другой довольно неожиданны. Песнь состоит, собственно, из отрывочных молитвенных и хвалебных восклицаний, из которых каждое слишком полно, законченно само в себе, чтобы еще нужно было продолжение или восполнение его. Все выражения взяты из Св. Писания, и оттуда выбраны самые сильные.

Великое Славословие (исполнитель: Слава в вышних Богу, и на земли )

Используйте ВКонтакте, Одноклассники или Facebook, чтобы связаться с друзьями и активизировать участников вашей социальной сети.

Войти через ВКонтакте Войти через Одноклассники Войти через Facebook Войти, используя логин и пароль на Tekstovoi.ru

Великое славословие (византийское) (исполнитель: Иеродиакон Герман (Рябцев) и )

Используйте ВКонтакте, Одноклассники или Facebook, чтобы связаться с друзьями и активизировать участников вашей социальной сети.

Войти через ВКонтакте Войти через Одноклассники Войти через Facebook Войти, используя логин и пароль на Tekstovoi.ru

Славосло́вие – высшая форма молитвы и соответствующие ей молитвословия.

  • Малое славословие – молитва Святой Троице: «Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь».
  • Великое славословие – молитвословие, начинающееся с евангельского стиха «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение» ( Лк.2:14 ) и состоящее из стихов, посвященных прославлению Святой Троицы и стихов псалмов, завершающие стихи – трисвятое.
    Входит в состав богослужения утрени и повечерия. В праздничные и воскресные дни великое славословие на утрене поется, в будние – читается.
    В богослужебной практике укоренился обычай на Великом славословии открывать Царские врата, а священнику облачаться в фелонь.
Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

2. Высшая форма молитвы, когда человек всем сердцем и умом погружен в любовь к Богу.

Преподобный Паисий Святогорец: Пусть «слава Тебе, Боже» никогда не сходит у вас с уст. Для меня, когда что-то болит, лекарством служит «слава Тебе, Боже»; ничто другое не помогает. «Слава Тебе, Боже» даже выше, чем «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Старец Тихон говорил: «“Господи Иисусе Христе” стоит сто драхм, а “слава Тебе, Боже” стоит тысячу драхм, то есть гораздо больше». Этим он хотел сказать, что человек испрашивает милость Божию по необходимости, а славословит Бога по любочестию, и это имеет большую ценность. Он советовал говорить «слава Тебе, Боже» не только, когда у нас всё хорошо, но и когда терпим невзгоды, потому что и испытания попускает Бог для пользы души.

Текст великого славословия

Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение. Хвалим Тя, благословим Тя, кланяем Ти ся, славословим Тя, благодарим Тя великия ради славы Твоея.

Господи, Царю Небесный, Боже, Отче Вседержителю, Господи Сыне Единородный, Иисусе Христе, и Святый Душе. Господи Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь, вземляй* грех мира, помилуй нас.
Вземляй грех мира, приими молитву нашу. Седяй одесную Отца, помилуй нас. Яко Ты еси Един Свят; Ты еси Един Господь, Иисус Христос, в славу Бога Отца, аминь.

На всяк день благословлю Тя и восхвалю имя Твое во веки, и в век века. Сподоби, Господи, в день сей без греха сохранитися нам!
Благословен еси, Господи Боже отец наших, и хвально и прославлено имя Твое во веки, аминь.

Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя.

Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим (трижды).

Господи, прибежище был еси нам в род и род. Аз рех: Господи, помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Тебе.

Господи, к Тебе прибегох: научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой, яко у Тебе источник живота, во свете Твоем узрим свет. Пробави* милость Твою ведущим Тя!

Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас! (трижды).

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков, аминь.

Святый Безсмертный, помилуй нас. Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!

____
Вземляй — подъемлющий.
Пробави — простри.

Великое славословие
протоиерей Димитрий Кувырталов

«Слава Тебе, показавшему нам свет» – этим возгласом в конце всенощного бдения древняя Церковь приветствовала начало нового дня. Великое славословие – одно из древнейших песнопений Церкви – прославляет Бога Творца, Промыслителя, Искупителя, Спасителя и Жизнодавца. В этом возвышенном и торжественном песнопении мы хвалим, благословим, покланяемся, славословим и благодарим Бога. Здесь мы исповедуем Божественные Имена, через которые, как через солнечные лучи, нас касается Божественная теплота, радость и сила.

Центральная часть Славословия – это история нашего спасения, совершенного Иисусом Христом не за наши заслуги, а по неизреченной и непостижимой милости Божией к нам.

«Во свете Твоем узрим свет». Заканчивается Славословие великим ликованием. Человек, исполненный греховного мрака, просвещается чувством Божественного присутствия. Становясь светом, он видит себя рядом с Богом непросвещенным мраком; осиянный благодатью Божией, становится способным лицезреть Бога – «Во свете Твоем узрим свет! Продли, Господи, милость Твою знающим Тебя».

Церковь знает три вида моления – прошение, благодарение и славословие. Когда душа исполнена милостей Божиих, когда она благодарит Бога за все, ниспосылаемое ей, тогда она в благоговейном восторге славословит, поет и превозносит Живоначальную Троицу. Поэтому Великое Славословие заканчивается пением Трисвятого.

Человек не может жить без Бога, человек сроден Богу. Бог соделал нас Собой… Человек славословит Бога, навыкая райскому состоянию души.

Содержание великого славословия
Михаил Скабалланович. Толковый Типикон

Самое славословие начинается ангельскою песнью при рождении Спасителя, – чем утреня, уже близящаяся к концу, возвращается к своему началу (любимый прием в церковных песнях). Такая высокая, небесная песнь освящает наши уста (как и пред утреней) для нашей собственной песни, которая и начинается со слов: «хвалим (собственно: «поем») Тя, благословим Тя, кланяем Ти ся» (ср. с заключением к недавней 8-й песни канона), напоминающих своею краткостью и общностью величайшую песнь литургии («Тебе поем»): как там не указывается, за что поем, благословим и благодарим Господа и о чем молимся Ему, потому что благодарим тогда за все и молимся о всем и перечень вышел бы бесконечным, так не указывается это и здесь, а указывается верховная причина нашей хвалы, поклонения и благодарения – великая слава Божия.

За этим прославлением Бога в песни следует молитва к Нему, переходом к которой служит молитвенное обращение ко всем лицам Св. Троицы порознь. Из Св. Троицы молитва направляется главным образом к Ходатаю нашему на небе, Агнцу Божию (любимое название Спасителя у древних христиан), у Которого мы просим помилования (основное прошение всех молитв бдения – ектений), обусловливаемого между прочим принятием настоящих наших (долгих и уже близящихся к концу) молитв.

Для уверенности в успехе этого прошения оно заключается тем торжественным исповеданием Христа, какое возглашается на литургии пред самым приобщением Св. Таин: «(Яко Ты еси) един Свят, (Ты еси) един Господь, Иисус Христос, в славу Бога Отца» (неизмеримую славу Божию наличность такого Сына еще увеличивает, хотя увеличить ее как бы некуда). Этим заканчивается первая часть великого славословия, заключающаяся первым «аминь» в нем.

Вторая часть уже не так радостна и восторженна, притом, как и 3-я часть, она почти всецело компилятивна – составлена из слов Св. Писания. Прославление Бога, наполняющее ее («на всяк день», следовательно и в наступающий, «благословим Тя», потому что имя Твое будет прославляться вечно, – из Пс. 144, 2 -й прославлялось ранее: «благословен еси, Господи Боже отец наших» – Дан. 3:25 ), омрачается здесь сознанием греховности нашей, которая может как бы нарушить и прервать это вековечное прославление (ср. «в славу…» конца 1-й части) Божие одним греховным днем, от чего да сохранит нас Бог сегодня. Второе «аминь».

Третья часть уже исключительно молитвенная. Покаянная скорбь здесь уже настолько усиливается, что радостное прославление Бога, которым началось великое славословие и которое должно быть главным предметом его, едва прорывается кое-где в отдельных выражениях («Благословен еси Господи» – Пс.118:12 ). Эта часть и начинается молитвою, а не хвалою, в противоположность первым двум, молитвою общего характера о милости Божией, однако растворяемою надеждою на Бога («Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя» – Пс.32:22 ).

Эта общая молитва принимает затем более определенный характер и сводится к просьбе у Бога – научить нас Его оправданиям, просьбе, выраженной словами 118 пс: «Бла­гословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим» и повторяемой трижды – к 3 Лицам Св. Троицы (причем повторение это делается не с изменением в тексте, как на вечерне в «Сподоби Господи», а с буквальною точностью, чем эффект усиливается).

Далее эта еще довольно общая просьба развивается и разъясняется: для осуществления в жизни оправданий Божиих нужно очищение от грехов и умение творить волю Божию. То и другое может быть подано только Самим Богом, к Которому и нужно прибегнуть за помощью, как прибегали к Нему всегда и все («Господи, прибежище был еси нам в род и род» – Пс.89:1 ); у Него и испрашивается сначала очищение от грехов (словами Пс.40:5: «Аз рех» – усиленная просьба: «Господи, помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Тебе»); а затем еще усиленнее («Господи, к Тебе прибегох…») – научение воле Его ( Пс.142:9 ).

Молитва заключается твердою уверенностью в исполнении ее, обосновываемой (как в возгласах после ектении: «Яко Ты еси») на особенной близости к нам Бога («Бог мой», Пс.142:9,10 ), источника жизни и света («во свете Твоем узрим свет», т. е. утренний – возвращение к начально­му возгласу великого славословия при конце его). Последними словами своими: «пробави (продли) милость Твою ведущим Тя», вместе с предыдущими: «яко у Тебе…» ( Пс.35:10,11 ) третья часть великого славословия возвращается к своему началу, причем начальное ее прошение о милости Божией к нам («буди») здесь усиливается («пробави»).

Нельзя не заметить, что указанная связь между отдельными предложениями настоящей длинной песни не очень тесная; переходы в ней от одной мысли к другой довольно неожиданны. Песнь состоит, собственно, из отрывочных молитвенных и хвалебных восклицаний, из которых каждое слишком полно, законченно само в себе, чтобы еще нужно было продолжение или восполнение его. Все выражения взяты из Св. Писания, и оттуда выбраны самые сильные.

На будничных (неславословных) и великопостных праздничных утренях, а также на повечериях Великое славословие заменяется чтением вседневного славословия.

Текст вседневного славословия:

Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение. Хвалим Тя, благословим Тя, кланяем Ти ся, славословим Тя, благодарим Тя, великия ради славы Твоея. Господи, Царю Небесный, Боже, Отче Вседержителю, Господи Сыне Единородный, Иисусе Христе, и Святый Душе. Господи Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь, вземляй грех мира, помилуй нас. Вземляй грех мира, приими молитву нашу. Седяй одесную Отца, помилуй нас. Яко Ты еси Един Свят; Ты еси Един Господь, Иисус Христос, в славу Бога Отца, аминь.
На всяку нощь благословлю Тя и восхвалю имя Твое во веки, и в век века.
Господи, прибежище был еси нам в род и род. Аз рех: Господи, помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Тебе. Господи, к Тебе прибегох, научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой, яко у Тебе источник живота, во свете Твоем узрим свет. Пробави милость Твою ведущим Тя.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение (Лк. 2: 14), – этими словами многочисленное воинство небесное славит Бога, возвещая радостную весть о рождении Спасителя, Который есть Христос Господь.

Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение, – эти слова, сказанные вифлеемским пастухам, стали частью благовествования о мире во всем мире. Эта песнь ангелов была начертана на скрижалях Нового Завета, вошла в состав древних восточных литургий [1] , стала основой молитвы великого славословия, той высшей формы молитвы, когда человек всем сердцем и умом возносит к Творцу всяческих свои слова благодарности и любви.

Греческий и церковнославянский тексты великого славословия говорят о том, что Бог в рождении Спасителя показывает Свою расположенность к людям, благосклонность, желание помочь, пойти навстречу, в людях являет Свое «благоволение» (εὐδοκία). «Мы, живущие на земле, облагодетельствованы… Прежде природа человеческая была во вражде с Богом, а теперь так примирилась, что стала в союзе с Богом и соединилась с Ним в воплощении» [2] . Эти слова блаженного Феофилакта Болгарского соответствуют современному русскому переводу Евангелия: Мир на земле людям, которых Он полюбил! (Лк. 2: 12) [3] . Бог даровал миру Мессию, и за это Он теперь прославляется на небе ангелами. Ангелы воспевают не только мир и безопасность на земле, но – «все спасение, носителем которого является Новорожденный» [4] .

Совершенно иная гамма значений Великого славословия была выведена в свое время из латинских текстов Нового Завета. В славословии «Gloria in Excelsis Deo» слова «in terra pax hominibus bonae voluntatis» в переводе Бальмонта (1904) получили такой смысл: «Мир на земле, мир людям доброй воли».

С середины ХХ века понятие «люди доброй воли» (people of good will) стало приобретать совершенно иное значение. Один из лидеров всемирного Движения сторонников мира французский физик Фредерик Жолио-Кюри в 1950 году составил Стокгольмское воззвание, которое призывало к запрету применения атомного оружия массового уничтожения. С тех пор понятие «люди доброй воли» широко использовалось в советской прессе, обозначая «борцов за мир во всём мире». Составители некоторых современных словарей даже занесли фразеологизм «люди доброй воли» в разряд «идеологических штампов советской пропаганды», не отметив ни его евангельского происхождения, ни практики его словоупотребления в других странах.

В наши дни понятие «люди доброй воли» понимается весьма разнообразно. Им могут обозначаться как сторонники государственных союзов, которые борются с мировым терроризмом, граждане какой-то определенной страны или члены какой-то политической партии. Такие общественные организации, как ЮНЕСКО, Международный Олимпийский комитет, Всемирная организация здравоохранения, используют понятие «посланники доброй воли» для обозначения людей, которые своим авторитетом продвигают программы добрых отношений между странами и народами.

Сегодня термин «добрая воля», заимствованный из английского, означает вовсе не направленность человека к добру

Разные трактовки ведут к тому, что представление о «доброй воле» теряет свои очевидные границы. Новый русский термин goodwill, заимствованный из английского языка, уже означает не «благую волю», направленность человека к добру, а… экономическую деловую репутацию человека или фирмы, которая имеет свою стоимостную оценку.

Такая трансформация значений евангельского выражения приводит к тому, что изначально светлые ризы данного понятия начинают приобретать серые и черные пятна, а порой и волчье содержание, далекое от библейского представления о Божием «благоволении».

Библейское представление о «людях благой воли» имеет глубоко религиозное значение и отстоит достаточно далеко от современного видения «деловой репутации». Отношения между Богом и человеком определяются тем, насколько человек соответствует тому, чего хочет от него Господь. Бог не благоволит к тем, кто не исполняет свои обещания (см.: Еккл. 5: 3), к злодеям и беззаконникам (см.: Пс. 5: 5). В то же время Господь благоволит ко всем боящимся Его и уповающим на милость Его (см.: Пс. 146: 11). Только тот приобретает благоволение в очах Бога и людей, у кого на скрижали сердца написаны слова: «Милость и истина» (см.: Притч. 3: 3–4).

Евангельское «благоволение» – это не просто благосклонность одного лица по отношению к другому, расположенность начальника к подчиненному. Благоволение Божие – это любовь Отца Небесного к земному человеку (ср.: Иер. 31: 3). Когда Дух Святой сходил на Иисуса в момент Крещения, голос Бога Отца засвидетельствовал: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение (Мф. 3: 17). Иисус потому имеет благоволение, поскольку Отец любит Сына и все дал в руку Его (Ин. 3: 35).

Любовь и благоволение неразрывны. Отец Небесный благоволил послать на землю Сына, потому что Он первый возлюбил мир

Любовь и благоволение неразрывны. Отец Небесный благоволил послать на землю Сына, потому что Он первый возлюбил мир, прежде чем люди ответили Ему взаимностью (см.: 1 Ин. 4: 9). Сын принял на Себя грехи всего мира (см.: 1 Пет. 2: 24). По вере в Сына Божия мы, люди, из врагов Божиих становимся сынами Его и, как говорит апостол, получаем право взывать к Богу: Авва, Отче! (см.: Гал. 4: 6).

Сегодня мы стоим в преддверии рождения Божественного Младенца, имя Которого – Чудный, Советник, Бог Крепкий, Отец вечности, Князь мира (Ис. 9: 6). С появлением на земле Божественного Младенца, казалось бы, в человеческих отношениях должны произойти радикальные перемены: и перекуют мечи свои на орала, и копья свои – на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать (Ис. 2: 4). Но при этом пророк Исаия не говорит о том, что какие-то профессиональные миротворцы наведут порядок на Земном шаре. Он пророчествует о том, что «люди доброй воли» станут иными, потому что земля [под их ногами] будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море (Ис. 11: 9).

Две тысячи лет назад римские поэты прославляли императора Октавиана Августа как спасителя за то, что тот принес в Рим внутренний мир и процветание, а провинциям – безопасность. Но спустя два тысячелетия мы видим, какой кровавой ценой далось то процветание, насколько непрочным был римский мир (Pax Romana), насколько небезопасной была жизнь в провинциях.

В противовес поэтам Рима апостолы говорят: Мир Божий превыше всякого ума (Флп. 4: 7), Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе (Рим. 14: 17). И хотя апостол Павел прямо говорит: Будьте в мире со всеми людьми (Рим. 12: 18), но пребывание мира Божия среди людей – это больше, чем законы социальной справедливости. Это такая расположенность души человека, когда всеми его поступками руководит любовь. Любовь Божия приносит на землю мир. Любовь познали мы в том, что Он [Сын Божий] положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев (1 Ин. 3: 16).

Мир с ближними, мир со своей совестью, мир с Богом – вот тот мир, о котором некогда говорил пророк Исаия, о котором пели хоры небесных сил; мир, который преподавал Своим ученикам воскресший Христос (см.: Ин. 20: 19, 21, 26). Это тот мир, о котором мы слышим постоянно в Церкви в обращении священнослужителей: «Мир всем!» [5] .

Давайте же и мы, дорогие братья и сестры, повторяя чудное ангельское славословие: Слава в вышних Богу, и на земле мир (Лк. 2: 14), будем стремиться снискать «Божие благоволение». А для этого – следовать словам апостола Павла: Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий (Кол. 3: 14–15).

[1] Например, в состав литургий Фаддея и Мария. См.: Скабалланович М.Н. Толковый Типикон. Гл. «Славословие великое».

[2] См.: Феофилакт Болгарский, блаженный. Толкование на Евангелие от Луки.

[3] См. издание Российского библейского общества: М., 2011.

[4] См.: Толковая Библия преемников А. Лопухина. Толкование на Евангелие от Луки.

Подробное прославление Бога за различные частные благодеяния Его заключается на бдении общим прославлением Его за все благодеяния. В этом прославлении одушевление молящихся, сила и теплота их чувства достигают зенита, при котором мысль уже не может останавливаться на частностях, на тех или других милостях Божиих, хотя бы то и таких великих, как спасение нас смертью и воскресением Сына Божия, а всецело погружается в благодарное созерцание всей высоты Божией и всего ничтожества и недостоинства нашего пред Ним. Такого характера то славословие, которым заключаются все песнопения бдения и которое справедливо названо великим.

Слава Тебе, показавшему нам свет
Такой взрыв религиозного чувства, какой представляет собою это славословие, ближайшим образом вызывается наступающим в этот момент всенощного бдения первым проблеском утренней зари. Если «достигше на запад солнца и Видевше свет вечерний», верующие изливают свои чувства в такой восторженной песни, как «Свете тихий», то вид рождающегося из тьмы ночной утреннего света должен настраивать их еще глубже и теплее к созерцанию Бога как несозданного Света («во свете Твоем узрим свет»). Утренняя песнь — гораздо длиннее и полнее вечерней и начинается поэтому прямым благодарением Бога (в вечерней песни благодарение косвенное: «поем Отца и Сына. ») за утреннюю зарю, которое и выражается торжественным возгласом: «Слава Тебе, показавшему нам свет».

Кому произносить этот возглас, в Типиконе, в последовании воскресного бдения, не указано, но в 7 гл. сказано, что этот стих, как и предшествующий ему на будничной утрене: «Тебе слава подобает», и самое великое славословие (конечно, если оно читается), должен произносить настоятель. На этом, вероятно, основании произнесение этого стиха на утрене усвоено священнику. Но и это предписание Типикона, и тесная связь стиха с великим славословием скорее требуют произнесения его тем, кто исполняет и великое славословие, т. е. на бдении (и праздничной утрене) хором (отсюда колебание в практике: по местам стих усвоено произносить диакону).

По старым уставам
Стих был одним из припевов к хвалитным псалмам (см. выше, с. 705). В ркп. Часословове и старообр. Часовнике «Слава показавшему нам свет». В нек. греч, ркп.: «Слава показавшему свет истинный». В греч. Часослове: «Слава Тебе показавшему свет». Печ. греч. Иерус. Тип.: «нужно знать, что после 9-й песни иерей говорит: «Свят Господь Бог наш» и начало «Слава в вышних Богу» на великих славословиях».

Нельзя не заметить, что указанная связь между отдельными предложениями настоящей длинной песни не очень тесная; переходы в ней от одной мысли к другой довольно неожиданны. Песнь состоит, собственно, из отрывочных молитвенных и хвалебных восклицаний, из которых каждое слишком полно, законченно само в себе, чтобы еще нужно было продолжение или восполнение его. Все выражения взяты из Св. Писания, и оттуда выбраны самые сильные.

Трисвятое (великое)
Начатое ангельскою песнью, великое славословие и оканчивается ангельскою (по преданию) песнью: «Святый Боже. ». Кроме литургии, это единственное место в церковной службе, где Трисвятое поется, а не читается, само по себе и по особому чину: не только трижды, но с припевом Слава и ныне и с повторением 11/2 раза еще после этого припева. Отсутствие обычно сопровождающих его молитв, даже Отче наш, сосредоточивает на песни все внимание и отвечает хвалебно-песненному колориту всей этой части утрени (ср. название ее в западном богослужении — Laudes).

История
Трисвятое не присоединяется к славословию великому упомянутыми библейскими кодексами, дающими последнее, а только «Последованием», без обозначения «трижды». В одной ред. устава Вел. Константинопольской церкви это Трисвятое, по крайней мере в Великую субботу, пелось на 2 глас. По Студ.-Ал. уст. это Трисвятое было с Отче наш в самом конце утрени пред тропарем и отпуском (как на вечерне). Отсюда греч. ркп. Иерус. уст.: «Трисвятое без Отче наш», слав, ркп.: «после в глас 3-жды Святый Боже, Слава и ныне, Святый Безсмертный. Тажь паки Святый Боже единою. Тажь иерей возглас: Яко Твое Царство». Старообр. уст.: «Трисвятое с пением без Отче наш, поп глаголет: Яко Твое есть Царство».

Пение великого славословия
В настоящем месте Типикона ничего не сказано о способе исполнения вел. славословия, — нужно ли его читать или петь. На пение его указывается в чине Воздвижения Креста: «поему же великому славословию». Что его нужно петь, показывает и наименование его великим, так как по объему оно короче будничного, равно как и существование от древности особенного напева для него. Напев для великого славословия самогласный; в нем звучит чувство особенного успокоения, мира и удовлетворения в Боге. Это напев тихий и медленный. О пении великого славословия 1 августа и в 3 Неделю поста сказано: «тихо и со гласом», «тихогласно».

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Goar. Εύχολόγιον, 7, но Служебник Петра Могилы: «на хвалитных стихирах иерей с диаконом исходит из алтаря, иерей убо северными, диакон же южными дверми и ставша пред св. враты, поклоняются 1-щи. И ставша иерей убо пред Богородичною иконою, диакон же пред Христовою, и тамо 1-щи поклоняются. Тажъ обращшеся лицем к народом, и к ним поклоняются 1-щи. По скончании же славословия, егда начинают пети Святый Боже, обращшеся оба к иконам и поклоншеся 1-щи, иерей убо входит в алтарь, диакон же по Трисвятом пении и по обычном тропари став на обычном месте амвона глаголят ектению» (88, 89).

Молитва славословие текст
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here