Нужна ли молитва современному человеку

Самое детальное описание: нужна ли молитва современному человеку специально для посетителей нашего ресурса.

Кроме того, мне всегда кажется, что мы делаем ошибку, считая, будто инициатива в молитве – наша; я стал на молитву, я с Богом говорю. И притом я должен иметь какие-то чувства, и Бог непременно должен каким-то образом ответить.

Иногда бывает у нас живое чувство, что Бог тут; это может случиться в храме, это может случиться дома, это может случиться среди природы. Тогда на это чувство можно отозваться, на это присутствие Божие отозваться словом, или поклоном, или еще чем-то. А иногда бывает, что никакого чувства нет, кроме того, что кажется, что если я буду сейчас говорить, я буду кричать в пустые небеса. Но тогда можно вспомнить, что еще до того, как я родился, Бог через тысячелетия обращался ко мне со Своим Божественным словом, и взять, открыть Евангелие. В этом Евангелии Господь говорит не «вообще», а каждому из нас; можно прочесть несколько строк и посмотреть: что мне ответить Богу, Который мне вот теперь это сказал. Если сердце дрогнет и отзовется – тогда сказать легко; если только умом уловишь смысл того, что Он говорит, можно сказать: да, Господи, я Твои слова понимаю; до сердца моего они еще не дошли, но спасибо, что Ты мне это сказал. И подумать: вот, Он мне говорит то-то, – как я могу на это отозваться. И сказать Ему: вот что я могу на это ответить.

Если вообще никакого отзвука в душе нет или в уме, тогда можно сказать: Господи, какой ужас! Ты говоришь, а я стою и всем нутром каменный. А уж если бы непременно надо было Тебе ответить, я бы сказал: «И не говори, – я Тебя не слушаю, я Тебя не понимаю, не теряй времени, не трать много времени напрасно». Мы редко находим в себе мужество, честность так отозваться. Но я помню, раз у меня был случай в нашем храме, когда после чтения Евангелия у меня было чувство, что – да, Господь говорил, и до меня ничего не дошло: ни сердце не согрелось и не дрогнуло, ни умом я не ухватил то, что Он говорил, а просто отозвался совершенным окаменением, даже не безразличием, потому что безразличие само по себе уже какое-то чувство, какое-то отношение. А проповедь-то надо было говорить; и я вышел и сказал: “Вот что случилось. Христос говорил, а я только и мог Ему ответить, что Он напрасно это делает, что у меня ни чувства, ни мысли, – ничего нет для Него; какой это ужас! Подумайте о себе. ” Я не сказал ничего больше, ну, может быть, немножко подробнее. И я думаю, что если это случается с нами, когда мы на молитву становимся, мы можем честно Богу так и сказать.

Какой выход из этого? Быть честным по отношению к Богу – это уже выход и достижение, потому что это значит, что между нами и Богом только правда, никакой лжи, ни обмана, ни красования, а просто голая, печальная правда.

Что можно делать дальше, поскольку это нас не очень-то удовлетворяет? Если это вечерняя молитва, можно перекреститься, лечь в постель и сказать: «Господи, молитвами тех, кто меня любит, спаси меня!» и потом начать думать – кто же есть на свете, кто меня достаточно любит, чтобы мне и молиться не нужно было, чтобы я мог, как труп, лежать; и все равно я, как покойник в церкви, окружен любовью, молитвами, людьми, которые стоят перед Богом и из глубины души говорят: Спаси же ее, спаси же его, Господи. И если так полежать немного, вспомнится имя, поднимется в памяти лицо, и каждый раз, как кто-нибудь так вспомнится, остановись вниманием и скажи: Спасибо тебе за твою любовь. А Богу скажи: Господи! благослови этого человека за его любовь… И так можно вспомнить двух, трех, пятерых – сколько ни случится, пока не уснешь. И это честное, здоровое отношение к Богу в периоды безмолитвенности.

Дальше: бывает, что утром проснешься тоже без особенных чувств или мыслей. Тогда приди в сознание того, что ты всю ночь был в полной беззащитности, не осознавал ни себя, ни окружения; был, слово Лазарь во гробе; и пришло утро, и ты, как из смерти, вошел в новый день, которого никогда от сотворения мира не было. И этот день лежит перед тобой, как снежная равнина; ты будешь прокладывать через эту равнину путь; следы твоих ног будут ложиться на эту равнину, – как бы ее не осквернить! как бы не проложить такой путь, который в погибель. И можно сказать (я, конечно, не имею в виду, чтобы такими же словами каждое утро): Господи, благослови этот день, который Ты создал! И благослови меня войти в этот день и пройти через этот день согласно Твоей воле.

Еще одно: бывает, что мы читаем молитвы и ожидаем, что каждая молитва будет рождать в нас живые чувства. Но задумаемся: почти над каждой молитвой надписано чье-нибудь имя: Иоанн Златоуст, Василий Великий, Симеон Метафраст, Макарий Великий, Симеон Новый Богослов и т.д. Неужели мы можем вообразить, что я, такой, каков я есть, могу до конца воплотить в себе опыт о Боге, о данном святом, о жизни, о внутреннем мире целого ряда святых! Воплотить опыт даже одного из них немыслимо. И потому можно сделать несколько вещей.

Во-первых, можно начать с тех молитв, которые уже как-то согрели наше сердце в прошлом. У каждого из нас есть какая-нибудь молитва, которую мы любим.

Второе: когда мы приступаем к какой-нибудь молитве, над которой стоит имя того или другого святого, мы можем остановиться и сказать: “Святой Иоанн, святой Василий, в этой молитве ты заключил свой опыт, свое сердце, свою душу влил. Сколько сумею, я буду присоединяться к тому, что ты здесь говоришь. Будут вещи, которые мне невдомек, будут вещи, которые я превратно понимаю; я постараюсь быть честным, а ты помолись со мной”. И если мы читаем эту молитву и доходим до какого-нибудь места, которое мы честно произнести не в состоянии, мы можем остановиться и сказать: Господи! Я не могу этого сказать от себя; я эти слова произнесу только потому что это правда, которая меня превосходит, дай мне когда-нибудь дорасти до их понимания. Тогда можно говорить такие слова, не прячась от Бога, – все равно Его не обманешь.

Дальше: Иоанн Лествичник говорит, что когда ты читаешь молитву и внимание отходит, вернись к тому месту, где твое внимание отошло, и повтори; сделай это раз, сделай это два, сделай это сколько угодно, потому что кончится тем, что дьяволу надоест первому, и ты сможешь сказать эти слова. А если не сумеешь сказать, то борьба за эти слова гораздо важнее, чем легкое произнесение этих слов без усилий.

Если помолился невнимательно, всегда можно остановиться в любой час дня и сказать: Господи, прости! какой позор: я маму люблю, но в тот момент я думал только том, чтобы выпить горячего кофе. Прости меня! – а Бог и без того маму любит, Он не ждет наших молитв. Когда мы молимся, мы просто присоединяемся своей молитвой к Божией любви, а не творим эту Божию любовь, не создаем ее.

А иногда бывает, что действительно можно помолиться как бы на основании молитвы и веры святого, даже без особенной собственной веры. Я некоторым из вас уже рассказывал этот позорный эпизод. У нас в церковном доме завелись целые отряды мышей, и я хотел их сбыть. И я вспомнил, что в Большом Требнике есть молитва, вернее, увещание, кажется, святого Василия Великого, всем вредным тварям, целая страница, где перечислены все возможные звери, которые, в общем, портят нам жизнь. Я подумал: ну, Василий Великий писал, значит, должно быть, правда. Хотя я не верю, что что-нибудь может получиться, но раз Василий Великий в это верит, пусть он и чудо творит. И сказал ему: “Святой Василий, я не верю, будто что бы то ни было может получиться; но раз ты писал эту молитву, ты верил. Так вот, я эту молитву прочту, а ты ею молись, и увидим, что получится”. Я надел епитрахиль, сел на кровать, передо мной был камин, и стал ждать. Вышла мышь; я ей говорю: «Сядь и слушай!» Она села на задние лапы, усами движет: видно, слушает. Я тогда прочел эту молитву, мышь перекрестил и говорю: «А теперь иди с миром и расскажи другим». И после этого ни одной мыши не было. И меня это особенно обрадовало, потому что это было уж никак не по моей вере. Это было чистое чудо, неоскверненное мной, если можно так сказать.

Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику

Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Из церковной жизни
Церковные Таинства
Духовное просвещение
Здоровье душевное и телесное
Литература, искусство
Церковь и общество
Видео

Актуально
  • Свободна ли воля человека?
  • О прейскурантах и пожертвованиях
  • Как для святого может быть приемлемо убийство?
  • О правильном отношении к смерти
  • Жить по воле Божией
  • Бог-Любовь и существование зла в мире
  • Сложные вопросы: супружеские отношения, контрацепция, период беременности
  • Гражданский брак: разве плохо, что мы любим друг друга?
  • Благословляет ли Церковь войну?
  • Является ли грехом обращение к бабушке-целительнице, чтобы снять сглаз, если она снимает его молитвами?
  • Привороты
  • Как отличить ученого от лжеученого, научную работу от псевдонаучной?
  • Что такое святость и достижима ли она?
  • О пастырском окормлении женщин, совершивших аборт
  • Символика цвета богослужебных облачений
  • Имена Божии
Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Автор: протоиерей Александр Союзов

— Что такое молитва и зачем она нужна человеку?

— Молитвой мы называем разговор с Богом, общение с Создателем. И если человек чувствует присутствие Бога в своей жизни, а большинство людей это чувствуют, то возникает потребность общения с Ним. Человеку, чувствующему Бога, необходима такая беседа, и эта беседа называется в Церкви молитвой. Человек создан Творцом с заложенным в него огромным потенциалом, создан по образу Божиему, и раскрытие образа Божиего в себе, уподобление Богу возможно, как и в любом деле, лишь при общении с учителем, у которого ты учишься. Чем больше ты общаешься с учителем, тем больше у тебя шансов овладеть всеми его навыками. В абсолютном смысле Бог является таким Учителем. Если мы хотим стать похожими на Него, а именно такое пожелание мы слышим из уст Иисуса Христа: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5, 48), — то тогда нам, как воздух для жизни, требуется молитва — общение с Ним.

— Как появилось молитвенное правило?

— Молитвенное правило формировалось Церковью на протяжении всей истории человечества. Некоторые молитвы — очень древние, они взяты из Священного Писания Ветхого Завета. Это, например, псалмы 90-й — «Живый в помощи…» и 50-й — «Помилуй мя, Боже…» Наша главная молитва — «Отче наш» — из Евангелия, это ответ Христа на просьбу апостолов научить их молиться. Есть молитвы, составленные святыми в момент их наиболее высокого духовного озарения, духовного просвещения, когда их душа предстояла пред Богом и из их уст лились слова, вошедшие затем в молитвенное правило.

Молитвенное правило — это наша «палочка-выручалочка», духовный камертон, который помогает настроить душу на молитвенный лад, на общение с Богом. Оно и сейчас продолжает формироваться. Примером может служить молитва Оптинских старцев, созданная в XIX веке. Многие верующие уже включают её в свое утреннее правило.

— Если человек осознал необходимость молитвы, но вычитывать правило целиком на первых порах тяжело, с чего ему начать? Можно ли читать не все молитвы, а только некоторые? И какие именно?

— Начнем с того, что вообще не стоит привыкать употреблять выражение «вычитывать правило». Приучайте себя не вычитывать правило, не вычитывать утренние и вечерние молитвы, не вычитывать правило ко Святому Причастию, а молиться: я совершил утренние молитвы; я совершил вечерние молитвы; я помолился, подготовился к Причастию. Если ты будешь говорить: «Вычитал молитвы», — ты и будешь их только «вычитывать». Задача любого молитвенного правила — настроить человека на молитвенный лад, подвести к молитве. Большое число молитв дано для того, чтобы у человека не наступало привыкание и притупление ума. Православная молитва — это молитва умная. Наше внимание, когда мы молимся, часто рассеивается, а когда мы произносим заученный текст, можем вообще блуждать «за морями и горами». Разумное количество молитв способствует концентрации внимания на их смысле — умному деланию. Умное делание — это осмысленная молитва, соединяющая ум и сердце.

Разные молитвы пронизаны разным настроением: в одних молитвах звучат просьбы, в других — покаяние, в третьих — благодарение, радость и ликование. Поэтому в разное время наша душа по-разному реагирует на них. Когда ты молишься, бывает, что в какой-то миг вдруг у тебя под воздействием слов в сердце и голове словно что-то переключается, и ты начинаешь молиться. И тогда твоя душа раскрывается, и ты предстоишь пред Богом.

Что касается количества молитв в правиле на начальном этапе, то это лучше решать со священником, потому что конкретный духовный путь требует конкретного духовного руководства. Мы все разные, и поэтому для кого-то это может быть половина утренних молитв и половина вечерних молитв, а может быть треть утренних молитв и треть вечерних молитв. Но такие молитвы, как «Отче наш», Символ веры, «Богородица Дево, радуйся», 50-й и 90-й псалмы, я бы очень рекомендовал использовать всем.

— Возможно ли современному светскому человеку достигнуть состояния непрестанной молитвы?

— Апостол Павел учит нас, чтобы мы, христиане, непрестанно молились. Как это возможно? Дело в том, что молитвенное делание можно понимать как в узком, так и в широком смысле. В узком смысле — это молитвенное обращение к Богу, Божией Матери, святым, бесплотным силам. В широком смысле — это вся человеческая жизнь, которая проходит в трудах и заботах, но при этом мы не только помним о Боге, но наши ум и сердце устремлены ко Творцу постоянно, а воля всё время отсеивает духовный мусор из памяти и сознания. Любое дело, какое бы мы ни делали, совершается в присутствии Его, и в присутствии реальном, а не воображаемом. Хочет человек с этим соглашаться или не хочет — это вопрос относится к человеку, а не к Богу. Бог присутствует, к счастью или к сожалению (для кого как), при всех наших делах. Поэтому порой нам бывает стыдно за то, что мы делаем. Об этом нужно помнить! В Ветхом Завете есть замечательный пример — праведный Енох, который «ходил» перед Богом и был взят за это на небо. Ходил перед Богом, то есть жил в присутствии Бога, жил с Богом. Вот пример для христианина: такое хождение перед Богом и было бы для современного мирянина совершением непрестанной молитвы.

Молитва — дыхание души
О необходимости молитвы говорил Своим ученикам и Господь наш Иисус Христос. Сам Он молился Своему Отцу Небесному постоянно: и за учеников, и о помощи в перенесении крестных страданий. Молился, потому что Его человеческая природа не могла жить без молитвы. И мы помним, насколько духовно сильным было это моление — до кровавого пота. Самим Спасителем подарена нам молитва «Отче наш», и это еще одно подтверждение тому, что христианину молиться так же необходимо, как дышать.

Одинокой женщине о молитве
Автор: Святитель Николай Сербский
Огорчены вы, что Бог не слышит молитв ваших. Не сетуйте на Того, от Кого имеем и бытие, и жизнь, и дыхание, и разум, и все. Прошу вас, не жалуйтесь на Того, Кто в тысячи раз больше имеет право жаловаться на нас пред Ангелами и святыми Своими.
Хотя бы Господь не исполнял буквально молитв наших — они все равно приносят плод душам нашим, делая души наши более зрелыми и богатыми. Это — тайна, которую познали идущие путем духовного опыта.

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт «КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ».
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

Опубликовал Кирилл в блоге «Кирилл». Просмотры: 9207

О молитве за других людей. За всех ли можно молиться?

Эта подборка была сделана в качестве ответа на вопрос слушателей катехизических бесед. В своей основе она состоит из советов святых и священников. Возможно, она будет полезна и читателям блогов. Буду благодарен за дополнения и уточнения.

Кто мой ближний?
Можно условно разделить людей, о молитве за которых возникают смущения, на:
— незнакомых, за которых нас просят помолиться,
— людей, про которых мы знаем, что они атеисты или отпали от Церкви,
— усопших нераскаянными (крещёных, но отпавших от Церкви Божией),
— усопших атеистов, иноверцев и самоубийц.

Воля Бога о молитве за других людей
А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. (Мф.5:44)

Молитесь за обижающих вас. (Лк.6:28)
И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. (Лк.6:30-31)

Прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков. (1Тим.2:1)

По чувству сострадания мы должны молиться за людей даже тогда, когда нас об этом никто и не просит. Скажем, увидели мы в церкви (в монастыре, на улице): кто-то сказал или сделал что-то нехорошее, неподобающее — мы должны помолиться об этом человеке Христу. Я не говорю, что нужно сразу начинать читать за него Псалтирь. Но хотя бы одну фразу сказать, хотя бы один вздох сердечный вознести: «Господи, помоги ему! Избави его от сетей вражиих, имиже веси судьбами устрой его спасение, и святыми его молитвами и меня окаянного помилуй!» И это уже будет молитва.

Ведь мы должны понять, что мы — сотелесники Христовы: как и Апостол говорит, что все мы — тело Христово (ср.: Рим.12:5). Потому нам нельзя оставаться безучастными к страданиям ближних, а нужно как-то им помогать — хотя бы молитвой (если нельзя помочь чем-то другим). Это — наш христианский долг.

За самого себя молиться нужда и беда убеждает, но за ближнего молиться убеждает любовь. Святитель Тихон (Задонский)

Если Церковь главным образом молится только за своих членов, то не излишне ли дерзновенно келейно молиться за тех, кто вне Церкви?
Если литургическая молитва не включает самоубийц, некрещеных, инославных, отпавших, то личная молитва не ограничена ничем.

Очевидно, что Евхаристия, как соединение с Богом, будет насилием над теми, кто Его отвергает своей жизнью.

Святитель Филарет Московский: Или, спросят, — не тщетна ли молитва за умерших во грехе? Ответствую: тщетна — за умерших во грехе смертном, смертью духовною, и в сем состоянии постигнутых смертью телесною, — за тех, которые внутренно отпали от духовного тела Церкви Христовой и от жизни по вере, своим неверием, нераскаянностью, решительным и конечным противлением благодати Божией.

Однако преподобный Силуан Афонский советует: Когда хочет Господь кого-нибудь помиловать, то внушает другим желание за него молиться, и помогает в этой молитве. Поэтому должно знать, что когда приходит желание молиться за кого-либо, то это значит, что Сам Господь хочет помиловать ту душу и милостиво слушает твои молитвы.

Искушения в молитве
Искушения в молитве могут иметь своим источником:
— ревность не по разуму, взятие подвига сверх меры и без благословения;
— искушения падшими духами, желающими отвратить христианина от молитвы.

Если человек пленён падшими духами, то, молясь за него, мы вызываем их противодействие, ведь они уже считают его своей добычей; это подобно тому, как вырывать кость из пасти у пса. Несомненно, Бог значительно ограничивает силу падших Ангелов, но пугать нас они могут.

Видео удалено.
Предстоящие события
Видео (кликните для воспроизведения).

Если мы берём на себя подвиг молитвы за нераскаянного усопшего, то она требует усилий. «Молиться – кровь проливать» — говорили древние.

Для укрепления от нападения всяческих искушений и наваждений старайтесь советоваться со своим духовником. Любая молитва — это духовная война с тёмными силами, а на войну нужно идти, заручившись поддержкой Церкви и благословением священника.

Часто такие искушения отнюдь не бывают связаны с молитвой за кого-то. Зачастую мы сами себя искушаем: сами впадаем в какие-то страсти, а думаем, что это произошло потому, что мы за кого-то помолились.

Одна женщина молилась за своего усопшего отца, который скончался, будучи атеистом. Во сне он явился ей в страшном гневе и требовал прекратить молитву. История интересная, но возникает вопрос: кто явился женщине? Её отец или падший дух в облике её отца?

Любая искренняя молитва неугодна бесам, но бывают случаи, когда молитва неугодна и Богу. Например, молитва без рассуждения, когда человек считает себя способным вымолить кого-то или когда кто-то берёт подвиг молитвы, не живя христианской жизнью, или подвиг выше своих сил. Но бывают и иные случаи. Великий молитвенник афонский старец Ефрем Катунакский, ученик старца Иосифа Исихаста, подвизавшийся на Святой горе в XX столетии, признавался, что не мог молиться о своем брате-оккультисте, пока тот был жив, поскольку чувствовал каждый раз, что Господь его молитвы не приемлет, «наказывает» его за нее. Он только тогда возобновил молитвы о брате, когда тот отошел в мир иной и уже не мог творить тех беззаконий, которыми была наполнена его жизнь прежде.

Требуется рассуждение
Важна мера нашей молитвы. Одно дело — помянуть на утренней молитве, другое дело — брать сугубый подвиг «вымаливания» других, да ещё без благословения.

Молящийся должен осознавать, что своей молитвой он бросает вызов сатане. Без сугубой благодати Божией, Божьего покрова, исход этой борьбы будет плачевен. Эту благодать человек обретает христианской, церковной жизнью.

Отвечая на вопрос одного из своих учеников, преподобный Варсонофий Великий говорит, что будет достаточно, если тот, пообещав помолиться о ком-то, скажет однажды: «Господи, помилуй такого-то!» и воздохнет о нем от сердца. А большее, убеждает он этого инока, ему не по силам. Этот же совет можно, наверное, принять на свой счет и практически каждому из нас – и нам по силам немногое. Если говорить о чуть большем, то уместно поминать человека с той или иной степенью регулярности на своей обычной утренней или вечерней молитве – так же кратко, в ряду других людей, о которых мы молимся постоянно.

Чтобы молиться за конкретного человека с конкретной страстью (например, со страстью неверия или пьянства) — для этого нужно взять благословение у духовника, который нас знает и может дать совет, как нам подобает поступить в данном случае и как мы должны молиться. Тогда уже будет покрывать благодать благословения на это дело.

Мы обычно думаем, что мы кого-то вымаливаем. А ведь не мы вымаливаем этого человека, но Господь его спасает, как и нас. Распявшись за всех, Господь взял на Себя грехи всего мира. И потому не мы вымаливаем, не мы вытаскиваем, не мы этому человеку помогаем, а Христос помогает, извлекает его изо рва страстей и спасает. Мы же только — как соучастники Христовы в деле извлечения этой души. И если мы испытываем какое-то бесовское наваждение, то это по той причине, что Господь дает нам немножко ощутить это соучастие. И в этом — проявление нашей любви ко Христу и к человеку.

Но иногда, действительно, такое бывает. Особенно, когда идет однообразная жизнь в обычном порядке, и вдруг видишь, чувствуешь, что появилась какая-то брань особого рода. Тогда уже идешь, исповедуешься и спрашиваешь: «Как мне быть? Продолжать ли мне молиться за этого человека или оставить на время?» Но это не значит, что оставить совсем. Просто Господь показывает в данном случае: по твоей немощи, для твоего смирения, тебе надо знать, что ты еще сам подобострастен этому человеку. Хотя ты и молишься за него для избавления его от какой-то страсти, но, тем не менее, ты сам немощен и должен понять, что и его, и тебя спасает и несет на Своих плечах только Христос.

Преподобный Серафим Саровский говорил: «стяжи мир душевный, и вокруг тебя спасутся тысячи». Другими словами, помочь ближним мы можем лишь настолько, насколько мы уже помогли себе.

Не отнимет ли молитва за других силы молиться за себя?
Мнение о том, что, молясь за других, не хватит сил на себя, безосновательно. Молитва – это привлечение благодати Божией и тому, за кого молятся, и тому, кто молится.

Святитель Филарет Московский: «Не отрекайтесь от молитвы за других под предлогом опасения, что за себя умолить не можете, — опасайтесь, что о себе не умолите, если за других молиться не будете. Молитва о себе самих, взятая отдельно от молитвы за других, как плод духовного своекорыстия, не может составить чистой христианской добродетели».

Более того, говорил святой праведный Иоанн Кронштадтский: «…молитва за других весьма полезна и самому молящемуся за других; она очищает сердце, утверждает веру и надежду на Бога и возгревает любовь к Богу и ближнему».

Молясь о своих ближних, мы не можем буквально говорить о том, что берем на себя их грехи, мы лишь своим молитвенным участием разделяем с ними, помогаем понести болезни, которые следуют за совершением всякого греховного поступка (не случайно в православии грех воспринимается не как преступления, но как болезнь).

Как молиться о незнакомых людях? Советы прп. Паисия Святогорца.
– Геронда, когда некоторые паломники оставляют нам записки для поминовения, а мы не знаем их нужд, то как нам за них молиться?
– Говорите: «Господи, помилуй рабов Твоих, нужды которых Ты Сам ведаешь».

А когда, геронда, молимся о людях и не знаем, живы ли они или умерли?
– Говорите: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

Иногда, геронда, я не помню имён людей, которые просят молитв.
– Если не помнишь имён, которые тебе дают, то молись в общем: о больных, о молодых, сбившихся с пути, и т.д. Вначале говори: «Помоги, Боже мой, сначала тем, кто больше нуждается в помощи», – а потом продолжай: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

Преподобный также советовал: «Ты, после того как немного помолишься о себе, потом вспоминай о бедствующем мире в целом, о тех, кто удалился от Бога, о почивших, которые не воспользовались временем, которое Бог им даровал, чтобы к Нему приблизиться, и теперь раскаиваются, но уже без пользы; и твори молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Так молишься и о себе, и о тех, кто просил тебя молиться, и обо всём мире».

Молитва о самоубийцах
Церковь, как богочеловеческий организм, не просто отказывается молиться за самоубийц, она не дерзает делать этого. «Мы не дерзаем молиться» — это означает, что люди не дерзают входить в какую-то запретную область.

Это подтверждает и практика. Один священник рассказал такой случай. Ему на отпевание привезли незнакомую девушку. При совершении чина, несмотря на то, что это было далеко не первое отпевание за время его служения, ему стало плохо, силы его оставили, пришлось даже выйти на свежий воздух. Через некоторое время он встретился со священником из другого храма, и неожиданно оказалось, что и у того случилось подобное при отпевании молодого человека. В результате небольшого расследования оказалось, что пара добровольно умертвила себя, но родственники скрыли это от Церкви.

Какую перемену совершает молитва в человеке, объясняет архимандрит Маркелл (Павук), духовник Киевских духовных школ.

– Зачем нужна молитва? Можно ли молиться о других людях?

– Для того чтобы жило наше тело, нам необходимо питание, а чтобы жила наша душа, – молитва. Не случайно многие святые отцы говорят, что мир стоит молитвою. В современном обществе, которое относительно недавно освободилось из плена государственного атеизма, большинство людей, слава Богу, ощущает потребность в молитве. Если не все молитвенное правило, то, по крайней мере, молитву «Отче наш» многие знают наизусть и каждый день стараются читать.

– Достаточно ли этого?

– Молитве «Отче наш» научил Своих учеников и последователей Сам Господь. Ее текст приводится в Святом Евангелии. По сути, в немногих словах этой молитвы излагается все, что необходимо для нашего спасения. Но со временем возникло и множество других молитв, которые ныне печатаются в молитвословах и составляют утреннее и вечернее молитвенное правило.

– Зачем нужны эти дополнительные молитвы? Не лучше ли современному человеку, перегруженному тысячами дел, довольствоваться в своей жизни одной молитвой «Отче наш»?

– Возможно, что в раннехристианских общинах, где люди испытывали великое вдохновение от недавно пережитых евангельских событий, достаточно было чтения одной молитвы «Отче наш». По мере оскудения этого первого энтузиазма веры, когда в Церковь стало приходить много людей, не могущих сразу отказаться от своих прежних вредных привычек и страстей, появилась потребность в усилении молитвы. Оскудение веры уже наблюдал святой апостол Павел. О плачевном духовном состоянии некоторых римлян, коринфян, критян, греков он пишет в своих Посланиях. Поэтому апостол заповедовал всем непрестанно молиться.

– Разве это возможно? Ведь мы с большим трудом вычитываем даже короткое молитвенное правило, которое занимает у нас по времени, утром и вечером, не больше получаса, а у кого-то и меньше.

– Как свидетельствует опыт не только многих подвижников благочестия, но и простых верующих людей, это не только возможно, а и необходимо.

– Дело в том, что, согласно учению апостола Павла, человек трехсоставен. Он состоит из духа, который роднит его с Богом, души, дающей жизнь телу, и собственно тела, при помощи которого мы двигаемся и можем что-то делать. При творении человека Господь установил между этими частями строгую иерархию. Тело должно подчиняться душе, а душа – духу. Когда же человек забывает о Боге (что произошло и до сих пор происходит в результате грехопадения), то его дух начинает жить потребностями души, а душа – потребностями тела.

– Как это проявляется? Ведь большинство людей с виду такие добрые, воспитанные, порядочные, толерантные, многие имеют не одно, а несколько высших образований. Чего им еще не хватает?

– По мысли святителя Феофана Затворника, в результате грехопадения душа ниспала в плоть и человек стал плотским, самолюбивым, гордым, завистливым, похотливым. Телу для удовлетворения его потребности в пище и питии, продолжения рода нужно немного, но когда душа, которая постоянно в движении (приснодвижимая), ниспадает в плоть, то потребности тела возрастают до бесконечности. Человек может много есть и пить, даже из-за этого испытывать проблемы со здоровьем, а ему все мало и мало. Он не может вовремя остановиться. Также похоть плоти в нем может разжигаться не только для продолжения рода, а до безумия, когда человек перестает довольствоваться своей женой, но заводит себе еще любовниц. А ныне общество уже настолько низко нравственно опустилось, что даже противоестественные грехи хочет выдать за норму. И в целом можно наблюдать, что человек всю жизнь под давлением разных забот крутится как белка в колесе, но в результате остается с пустотой, которую никакие земные утешения не могут заполнить.

– Чтобы хоть немного остепениться, обрести подлинный смысл жизни, – для этого и нужна молитва?

– Да, молитва как раз помогает восстановить нарушенную грехом иерархию между духом, душой и телом. Возглас священника во время Божественной Литургии: «Горе имеем сердца» – все время напоминает нам об этом. То есть при помощи молитвы мы должны свою душу, средоточием которой является сердце, вознести вверх и соединиться с Богом. Если это происходит, тогда резко снижаются запросы тела. Человеку становится легко соблюдать пост, довольствоваться в пище малым. Монахи даже полностью отказываются от брачной жизни.

– Но человеку бывает очень непросто самому настроиться на молитву. Что делать?

– Чтобы было легче отвлечься от житейской суеты и настроиться на молитву, существует молитва соборная, в храме за богослужением. Любое самое сложное дело становится легким, когда мы чувствуем поддержку других людей. Так и в молитве, когда весь храм молится, тогда самый суетливый и неспокойный человек тоже успокаивается и настраивается на молитву.

– Если чувствуешь, что твоя молитва еще слишком слабая, надо ли просить близких молиться о тебе в трудную минуту?

– Обязательно. Мы становимся Церковью в подлинном смысле этого слова лишь тогда, когда молимся друг о друге. Когда же каждый думает только о себе, то даже при том, что такой человек ходит в храм, сомнительно, что он является членом Церкви Христовой. На Закарпатье заведено поминать вслух во время сугубой ектении всех стоящих в храме, а также их родственников, ближних и дальних. И хотя из-за этого продолжительность службы увеличивается почти на полчаса, люди этим не тяготятся, а наоборот, радуются, потому что чувствуют себя не одинокими, а членами великой Соборной Церкви.

– Существует такое расхожее в некоторых киевских приходах поверие, что опасно молиться о других, ибо таким образом ты можешь взять на себя грехи тех людей. Это правда?

– Ни в коем случае. Церковь молится о всех. В первую очередь о тех, кто к ней принадлежит, а затем о мире всего мира. Нельзя лишь подавать записки на проскомидию с именами тех людей, которые не принадлежат Церкви. Но в домашних условиях или когда мы стоим на молитве в храме, то можем вспоминать всех людей, которых мы знаем, и верующих и неверующих, и православных и неправославных, и праведников и великих грешников. Если мы о далеких от Церкви людях не помолимся, чтобы Господь их просветил, наставил и помиловал, то кто о них помолится?

– Однако некоторые люди жалуются, что когда они начинают молиться о других, например, о своих пьяницах-соседях или безбожных начальниках, то у них возникают всякие личные проблемы. Как быть в такой ситуации?

– Да, лукавому духу очень не нравится, когда мы молимся о себе и о других людях, он старается нас всячески отвлекать от молитвы, а иногда даже запугивать (знаю, что по этой причине некоторые перестали ходить в храм или ушли в раскол); но ни в коем случае не надо обращать внимания на его немощные дерзости, нельзя при этом малодушествовать и трусить, ибо тогда сатана может полностью взять над нами власть. Надо, наоборот, усилить молитву о себе и о других людях.

Нужна ли молитва современному человеку
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here