Отче наш молитва автор

Самое детальное описание: отче наш молитва автор специально для посетителей нашего ресурса.

Отче наш, Иже еси на небесех!
Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое,
Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.
Хлеб наш насущный даждь нам днесь;
И остави нам долги наша,
Якоже и мы оставляем должником нашим;
И не введи нас во искушение,
Но избави нас от лукаваго.
Аминь.

Современный русский перевод:
Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь. (Матф.6:9-13)

Молитва «Отче наш» особая, с нее началась история христианского богослужения. Конечно, важно знать ее содержание и смысл, ее место в богослужении, как оно менялось и менялась ли, как исполнялась, какой несла смысл.

Но, пожалуй, важнее этого то, что лично вкладываешь в эту молитву, почему она так дорога тебе, с чем она у тебя лично связана. Личностное отношение к молитве – вот что важно, как и вообще в вере самое важное — личное, интимное отношение.

Известно, что эту молитву дал своим ученикам Сам Иисус Христос, когда они обратились к Нему с просьбой научить их молитве (Мф.6,9-13,Лк.11,1). Это единственная молитва, которую Он оставил.

В разные периоды и в разных местах она звучит по-разному. В I веке она была единственной, ею освящались утро, день, вечер, с нее начиналась евхаристия. Она была центром богослужения, одна молитва у ранних христиан (св. Игнатий: «да будет у Вас одна молитва…») – это и есть молитва «Отче наш». Все остальные молитвы только присоединялись к ней.

С исполнением молитвы тоже своя история. Песнопение молитвы изначально было общим, всем народом. Только позднее выделился хор, который стал заместителем общенародного пения «порядка ради». Этот порядок, однако, очень медленно и с трудом входил в древнюю церковь, но, завоевав богослужение, оно вытеснило первоначальный способ исполнения «Отче наш», в котором каждый вкладывал самое ценное – личное и интимное.

Может быть, поэтому у меня самые сильные ощущения от молитвы связаны именно с моментом ее исполнения перед причастием. Я не знаю, как это объяснить, откуда вдруг это ощущение, словно возвращаюсь на 2 тысячи лет назад, когда все именно так и происходило:

на протяжении всей службы, когда не было ни певчих, ни псаломщиков, не было разделения на тех, кто в алтаре и кто перед ним, все были святыми. Есть, наверное, память веры, хранящаяся в самом строе богослужения, которая дает о себе знать в эти мгновения.

Общенародное пение молитвы «Отче наш» — момент единения, воплощения соборности и церковности. Через общее пение мы, пришедшие в храм,ощущаем себя народом, объединенным любовью и верой в Церковь. Нестройно, неточно, не попадая в ноты, хриплыми голосами, медленно растягивая слова, не в такт и не в тон, но вместе.

Даже те, кого презрительно-уничижительно батюшки называют «захожанами», подпевают. Молитва идет издалека, от бабушек, от корней, от первых христиан. Здесь она обретает надличностный, народный смысл, потому что «едиными усты и единым сердцем», сохраняя чаяния каждого в голосах, вливающихся в этот хор.

Певчие не очень любят народное пение в храме, стараясь задавать удобный себе тон и ритм, который, по их мнению, вносит порядок и стройность, который чаще всего оборачивается диктатом и насилием, потому что порядок подчиняет личность тотальности, нивелируя ее до винтика и члена.

В этот момент перехватывает горло, я люблю всех, кто поет вместе со мной. Не знаю, все ли испытывают такое волнение, наверняка не все: кто-то уже привык к храму, кто-то уже не воспринимает это корявое песнопение за пение и соборность, а поет, потому что так положено.

Певчие глухо ропщут, а иногда и заменяют народ, не выдерживая фальшивости нот, своим музыкально правильным исполнением. Кто-то не знает и истории песнопений в храме, когда в ранний период христианства отдельного от народа хора не было, а пели все вместе, потому что все были «род избранный, царственное священство, народ святой, люди взятые в удел…»(1Пет; 2:5, 9-10).

За этим маленьким эпизодом кроется долгий богословский спор: что есть церковь? Для меня это народ, объединенный любовью и верой в Бога-Троицу. Но не будем вдаваться в подробности спора, немало копий сломано, да и высказывать свою точку зрения в церкви не принято и не безопасно. Все больше подчинение, все больше наказания и все меньше любви.

Но что произошло, то произошло, однако эти островки раннехристианского богослужения, как воспоминания далекого детства, задевают за живое, открывая навстречу самое потаенное спустя и две тысячи лет.

Но вернемся к тексту молитвы. Итак: Отче наш, Иже еси на небесех, да святится Имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь, и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим, и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Яко Твое есть Царство и сила и слава Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь. (Мф.6,9-13,Лк.11,1).

Существует много толкований на эту молитву, но мне ближе всего толкование Антония Сурожского, священника, эмигрировавшего в Париж вместе с родителями еще в отроческом возрасте после революции 1917 года, ставшего в зрелом возрасте тайным монахом, позднее –священнослужителем.

Объясняя «Отче наш», он говорит, что она разделена на несколько частей. Первая – пpизывание Бога-Отца, к которому примыкают тpи Его характеристики — первые прошения.

Вторая – четыре следующих прошения — идут от грешника и являют собой его путь в Царство Небесное.

Заканчивается молитва «Отче наш» – славословием Бога-Троицы, которое благословляет грешника на этот путь и потому произносится всегда от имени Самого Господа только священником. Некоторые толкователи говорят, что это поздняя приписка к молитве, которая уже шла от установившегося строя богослужения.

Суть молитвы проста, если вспомнить слова Иисуса, которыми он ответил на вопрос законоучителя: «Учителю, кая заповедь болши есть в законе? Иисус же рече ему: возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслею твоею. Сия есть первая и болшая заповедь.

Вторая же, подобная ей: возлюбиши искренняго твоего яко сам себе. В сию обою заповедию весь закон и пророцы висят» (Мф. 22; 36-40). В нагорной проповеди Господь учит не уподобляться в молитве язычникам, которые молятся широко, многословно, говорящих много и пространно, а молиться кратко и глубоко, давая за образ молитву «Отче наш».

Первая часть молитвы «Отче наш» относится к первой части наиважнейшей заповеди («Возлюби Господа Бога твоего…»), фактически являющейся первой заповедью из десяти, знакомых нам. Она взята из Ветхого завета (Втр. 6; 4-9) и называется еврейской «шемой».

Шема была дана евреям Богом на Синайской горе и читалась она евреями утром, вечером и при различных обстоятельствах, высекалась на косяках домов и складывалась в особые коробочки со словами из Торы.

Вторая часть заповеди относится ко второй части молитвы(«возлюбиши искренняго своего…»), объединяющая всю вторую часть декалога (5,6,7,8,9 и 10 заповеди). Таким образом, «Отче наш» — это перефразированные и сжатые десять заповедей, изложенные четко, понятно, доходчиво и кратко.

Меня всегда интересовала вторая часть, потому что никто не признается в открытую, кроме разве что святых, достигших духовного совершенства, в нелюбови к Богу. Поэтому, думается, в конечном счете, любовь к Богу всегда воплощается в любви к ближнему, которого любить всегда тяжелее, потому что он вблизи со всеми своими недостатками, ошибками, соблазнами и «кишками».

Второе — ближний, а может быть и прежде всего, это ты сам: как себя любишь, так и других. Принимаешь себя, принимаешь других. Ненавидишь и презираешь себя – других ненавидишь и презираешь. Знаю это не понаслышке, хотя сейчас модно говорить, что надо полюбить себя, но насколько это трудно – никто не говорит, если у себя знаешь грехов больше, чем у других.

И вот относительно себя, Христос говорит, что есть только три важных в этом мире вещи: иметь хлеб насущный, уметь прощать и необходимость избегать соблазнов, какими бы привлекательными они ни были.Он не просто перечисляет того, что важно уметь делать, чтобы избежать скорбей и страданий. Хотя и само по себе перечисление этих вещей очень значимо.

В этой части молитвы Иисус Христос устанавливает границы, начиная с хлеба насущного и кончая просьбой избавить нас от лукаваго. Хлеба просишь –проси только насущного, не больше; просишь оставить обиды – проси в той мере, в какой сам можешь оставлять другому – не больше;

просишь не вводить в искушения – не проси помощи в этом самостоянии, умей сам господствовать собой и над грехом, выдерживай эту борьбу; просишь избавить от лукаваго – умей сам видеть за красивой оберткой обман и соблазн.

Поскольку в двух последних прошениях речь идет о соблазнах и умении противостоять им, часто они объединяются в одно прошение. А для меня эти прошения самые важные, потому что отказ от соблазнов означает, что у тебя есть смысл, своя задача, что ты знаешь, зачем живешь и ты умеешь постоять за свою мечту и свой путь.

Это искусство и вершина пути каждого верующего. Когда Каин перед убийством Авеля сильно огорчился, что Бог призрел на дары брата и поник головой, Бог сказал ему: «Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? А если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт. 4; 7).

Вот в этом суть – «ты господствуй».

Когда научаешься отличать искушение от испытания, когда превращаешь искушение в испытание себя, когда научаешься видеть обман и не поддаваться на красивые слова и посулы, тверд и не колеблешься, тогда — научился справляться с соблазнами, тогда испытываешь приятно-легкое состояние души,

тогда лицо твое – не мрачное и поникшее, а светлое и открытое, потому что у тебя есть то, ради чего стоит жить и верить. Надо бодрствовать, говорит Господь, в этом сила верующего. Потому что «С Богом я все могу».

Вторая часть молитвы «Отче наш» – гимн человеку, который может выдержать все испытания, если знает зачем. Именно поэтому вторая часть – про каждого из нас, каждый молится, произнося «Отче наш», дай силы преодолеть все, силы, выдержать все испытания и выйти победителем.

Последние слова молитвы – благословение Господа — вкратце можно перевести: «Да будет так!» Аминь.

И последнее. Молитва идет не от себя лично, а от нас всех, ею мы молимся за всех, не только верующих, потому она должна исполняться именно соборно, как сегодня мы молимся перед причастием. Мы просим у всех прощения, мы просим сил принять и пройти достойно все испытания, мы ищем путь любви к Богу и ближним.

Читать онлайн «Отче наш. Толкование молитвы Господней» автора Святитель (Сербский) Николай Велимирович — RuLit — Страница 1

Толкование молитвы Господней

Когда небеса грохочут, а океаны ревут, они зовут Тебя: Господь Саваоф наш, Владыка сил небесных!

Когда падают звезды, и из земли вырывается огонь, они говорят Тебе: Творец наш!

Когда по весне цветы раскрывают бутоны, и жаворонки собирают сухие травинки, чтобы свить гнездо для своих птенцов, они поют тебе: Господин наш!

А когда я поднимаю глаза к престолу Твоему, то я шепчу Тебе: Отче наш!

Было время, долгое и страшное время, когда и люди называли Тебя Господь Саваоф, или Творец, или Господин! Да, тогда человек ощущал, что он есть лишь тварь среди тварей. Но сейчас, благодаря Твоему Единородному и Величайшему Сыну, мы выучили Твое настоящее имя. Поэтому и я, вместе с Иисусом Христом, решаюсь звать Тебя: Отче!

Если я зову Тебя: Владыко, я в страхе падаю ниц пред Тобой, как раб в толпе рабов.

Если я зову Тебя: Творец, я отдаляюсь от Тебя, как ночь отделяется ото дня или как лист отрывается от дерева своего.

Если я взгляну на Тебя и скажу Тебе: Господин, то я — как камень среди камней или верблюд меж верблюдов.

Но если я отворю уста и прошепчу: Отец, место страха займет любовь, земля как бы станет ближе к небу, и я пойду гулять с Тобой, как с другом, по саду этого света и разделю Твою славу, Твою силу, Твои страдания.

Отче наш! Ты Отец для нас всех, и я унизил бы и Тебя, и себя, если бы назвал Тебя: Отец мой!

Отче наш! Ты заботишься не только обо мне, одной-единственной былинке, но обо всех и обо всем на свете. Твоя цель есть Твое Царство, а не один человек. Себялюбие во мне зовет Тебя: Отец мой, но любовь взывает: Отче наш!

Во имя всех людей, братьев моих, я молюсь: Отче наш!

Во имя всех тварей, которые меня окружают и с которыми Ты сплел мою жизнь, я молюсь Тебе: Отче наш!

Я молю Тебя, Отец вселенной, лишь об одной вещи я молю Тебя: пусть скорее наступит рассвет того дня, когда Тебя все люди, живые и мертвые, вместе с ангелами и звездами, зверями и камнями, будут называть Твоим истинным именем: Отче наш!

Сущий на небесах!

Мы поднимаем взоры к небу всякий раз, как взываем к Тебе, и опускаем глаза долу, когда вспоминаем о своих грехах. Мы всегда внизу, на самом дне из-за нашей слабости и наших грехов. Ты всегда на высоте, как и соответствует Твоему величию и Твоей святости.

Ты пребываешь на небесах, когда мы недостойны воспринять Тебя. Но Ты с радостью спускаешься к нам, в наши земные обиталища, когда мы жадно стремимся к Тебе и отворяем Тебе двери.

Хотя Ты и снисходишь к нам, Ты все же пребываешь на небе. На небесах Ты живешь, по небесам Ты гуляешь, и с небесами вместе спускаешься в наши долины.

Небеса далеки, слишком далеки от человека, духом и сердцем отвергающего Тебя, или смеющегося, когда упоминают Твое имя. Однако небеса близки, очень близки к человеку, раскрывшему врата своей души и ждущему, что придешь Ты, наш самый дорогой Гость.

Если сравнить с Тобой самого праведного человека, то Ты возвышаешься над ним, как небеса над долиной земной, как вечная жизнь над царством смерти.

Мы из тленного, бренного материала — как же мы могли бы стоять на одной вершине с Тобой, Бессмертная Молодость и Сила!

Отче наш, Который всегда над нами, склонись к нам и подними нас до Себя. Что есть мы, как не языки, сотворенные из праха Твоей славы ради! Прах был бы вечно нем и не смог бы произнести Твое имя без нас, Господи. Как Тебя мог бы прах познать, как не через нас? Как бы Ты мог творить чудеса, если не через нас?

да святится имя Твое;

Ты не становишься святее от наших славословий, однако, прославляя Тебя, мы делаем святее себя. Имя Твое чудесно! Люди препираются об именах — чье имя лучше? Хорошо, что и Твое имя вспоминают иногда в этих спорах, ибо в тот же миг глаголящие языки затихают в нерешительности оттого, что все великие человеческие имена, сплетенные в прекрасный венок, не могут сравниться с Твоим именем, Святый Боже, Пресвятый!

Когда люди хотят прославить Твое имя, они просят природу помочь им. Они берут камень и дерево и возводят храмы. Люди украшают алтари жемчугом и цветами и возжигают огонь растениями, их сестрами; и берут ладан у кедров, их братьев; и придают силу своим голосам звоном колоколов; и призывают животных прославлять имя Твое. Природа чиста, как Твои звезды, и невинна, как Твои ангелы, Господи! Смилуйся над нами ради чистой и невинной природы, воспевающей вместе с нами святое имя Твое, Святый Боже, Пресвятый!

Как нам славословить имя Твое?

Может, невинной радостью? — тогда помилуй нас ради наших невинных детей.

Может, страданьем? — тогда взгляни на наши могилы.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Или самопожертвованием? — тогда вспомни мучения Матери, Господи!

Имя Твое тверже стали и ярче света. Благо человеку, который возлагает надежды на Тебя и становится мудрее Твоим именем.

Глупцы говорят: «Мы вооружены сталью, так кто сможет дать нам отпор?» А Ты уничтожаешь царства крохотными насекомыми!

Страшно имя Твое, Господи! Оно озаряет и сжигает, как огромное огненное облако. Нет на свете ничего святого или ужасного, что не было бы связано с Твоим именем. О, Святый Боже, дай мне в друзья тех, у кого Твое имя врезалось в сердце, а во врагов тех, которые не желают и знать о Тебе. Ибо такие друзья останутся мне друзьями до смерти, а такие враги падут предо мной на колени и покорятся, как только переломятся их мечи.

Свято и ужасно имя Твое, Святый Боже, Пресвятый! Да будем помнить имя Твое в каждый миг нашей жизни, и в минуты радости и в минуты слабости, и вспомним его в наш смертный час, Отец наш небесный, Святый Боже!

да приидет Царствие Твое;

Да приидет Царствие Твое, о, Великий Царь!

Нам опостылели цари, лишь мнившие себя более великими, чем другие люди, а ныне лежащие в могилах рядом с нищими и рабами.

Нам опостылели цари, объявившие вчера о своей власти над странами и народами, а сегодня плачущие от зубной боли!

Они вызывают отвращение, как тучи, приносящие пепел вместо дождя.

«Смотрите, вот мудрый человек. Дайте ему корону!» — кричит толпа. Короне все равно, на чьей она голове. Но Ты, Господи, знаешь цену мудрости мудрых и власти смертных. Нужно ли мне повторять Тебе то, что Тебе известно? Нужно ли мне говорить, что самый мудрый среди нас властвовал над нами безумно?

«Смотрите, вот сильный человек. Дайте ему корону!» — снова кричит толпа; это другое время, другое поколение. Корона безмолвно переходит с головы на голову, но Ты, Всемогущий, знаешь цену духовной силы возвышенных и власти сильных. Ты знаешь о слабости сильных и власть предержащих.

Мы, наконец, поняли, претерпев страданье, что нет другого царя, кроме Тебя. Наша душа страстно желает Твоего Царства и Твоей власти. Скитаясь повсюду, разве не достаточно обид и ран получили мы, живые потомки на могилах малых царей и руинах царств? Теперь мы молим Тебя о помощи.

Пусть появится на горизонте Твое Царство! Твое Царство Мудрости, Отечества и Силы! Пусть эта земля, что была полем битвы тысячи лет, станет домом, где Ты хозяин, а мы гости. Приди, Царь, ждет Тебя пустой престол! С Тобой придет гармония, а с гармонией — красота. Все другие царства противны нам, поэтому и ждем сейчас Тебя, Великий Царь, Тебя и Твое Царство!

да будет воля Твоя и на земле, как на небе;

Небо и земля — это Твои нивы, Отче. На одной ниве Ты сеешь звезды и ангелов, на другой тернии и людей. Звезды движутся по Твоей воле. Ангелы играют на звездах, как на арфе, по Твоей воле. Однако человек встречает человека и спрашивает: «Что есть воля Божья?»

По-церковнославянски:

Отче наш, Иже еси ́ на небесе ́ х!
Да святи ́ тся имя Твое ́ ,
да прии ́ дет Ца ́ рствие Твое,
да будет воля Твоя,
я ́ ко на небеси ́ и на земли ́ .
Хлеб наш насу ́ щный даждь нам днесь;
и оста ́ ви нам до ́ лги наша,
я ́ коже и мы оставля ́ ем должнико ́ м нашим;
и не введи ́ нас во искушение,
но изба ́ ви нас от лука ́ ваго

Отче наш, сущий на небесах!
Да святится имя Твое;
Да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
Хлеб наш насущный дай нам на сей день;
И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.
Ибо Твое есть Царство и сила и слава вовеки. Аминь. ( Мф., 6:9-13 )

Отче наш, сущий на небесах!
Да святится имя Твое;
да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
хлеб наш насущный подавай нам на каждый день;
и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему;
и не введи нас в искушение,
но избавь нас от лукавого.
( Лк., 11:2-4 )

Πάτερ ἡ μ ῶ ν, ὁ ἐ ν το ῖ ς ο ὐ ρανο ῖ ς.
ἁ γιασθήτω τ ὸ ὄ νομά σου,
ἐ λθέτω ἡ βασιλεία σου,
γενηθήτω τ ὸ θέλημά σου, ὡ ς ἐ ν ο ὐ ραν ῷ κα ὶ ἐ π ὶ γής.
Τ ὸ ν ἄ ρτον ἡ μ ῶ ν τ ὸ ν ἐ πιούσιον δ ὸ ς ἡ μ ῖ ν σήμερον.
Κα ὶ ἄ φες ἡ μ ῖ ν τ ὰ ὀ φειλήματα ἡ μ ῶ ν,
ὡ ς κα ὶ ἡ με ῖ ς ἀ φίεμεν το ῖ ς ὀ φειλέταις ἡ μ ῶ ν.
Κα ὶ μ ὴ ε ἰ σενέγκ ῃ ς ἡ μ ᾶ ς ε ἰ ς πειρασμόν,
ἀ λλ ὰ ρυσαι ἡ μ ᾶ ς ἀ π ὸ του πονηρου.
Подстрочник

По — латински:

Pater noster,
qui es in caelis,
sanctificetur nomen tuum.
Adveniat regnum tuum.
Fiat voluntas tua, sicut in caelo et in terra.
Panem nostrum quotidianum da nobis hodie.
Et dimitte nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus debitoribus nostris.
Et ne nos inducas in tentationem,
sed libera nos a malo.

По-английски (католическая литургическая версия)

Our Father who art in heaven,
hallowed be thy name.
Thy kingdom come.
Thy will be done
on earth as it is in heaven.
Give us this day our daily bread,
and forgive us our trespasses,
as we forgive those who trespass against us,
and lead us not into temptation,
but deliver us from evil.

«Позволить людям называть Бога Отцом может только Сам Бог. Он даровал это право людям, сделав их сынами Божьми. И не смотря на то, что они удалились от Него и были в крайней злобе против Него, Он даровал забвение оскорблений и причастие благодати».

Молитва Господня приводится в Евангелиях в двух вариантах, более пространном в Евангелии от Матфея и кратком — в Евангелии от Луки. Различны и обстоятельства при которых Христос произносит текст молитвы. В Евангелии от Матфея «Отче наш» входит в состав Нагорной проповеди. Евангелист Лука пишет, что апостолы обратились к Спасителю: «Господи! Научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих » (Лк. 11, 1).

Молитва Господня входит в состав ежедневного молитвенного правила и читается как во время Утренних молитв, так и Молитв на сон грядущим. Полный текст молитв приводится в Молитвословах, Канонниках и других сборниках молитв.

Тем, кто особенно занят и не может уделить молитве много времени, прп. Серафим Саровский дал особое правило. «Отче наш» в него также входит. Утром, днем и вечером нужно трижды прочесть «Отче наш», трижды «Богородице Дево» и один раз «Верую». Тем, кому по разным обстоятельствам невозможно выполнять и этого малого правила, преп. Серафим советовал читать его во всяком положении: и во время занятий, и на ходьбе, и даже в постели, представляя основанием для того слова Писания: «всякий, кто призовет имя Господне, спасется».

Существует обычай читать «Отче наш» перед едой наряду с другими молитвами (к примеру, «Очи всех на Тя, Господи, уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении, отверзаеши Ты щедрую руку Твою и исполнявши всякое животное благоволения»).

О́тче наш — молитва Господня, данная Иисусом Христом ( Мф.6:9-13 ), и, в сокращённом виде, ( Лк.11:2-4 ).

Отче наш, Иже еси на небесех!
Да святится имя Твое;
да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли;
хлеб наш насущный даждь нам днесь;
и остави нам долги наша якоже и мы оставляем должником нашим;
и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго;
яко Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.

На церковнославянском:
О тче наш, Иже еси на небесе́х!
Д а святится имя Твое, да прии́дет Царствие Твое,
д а будет воля Твоя, яко на небеси́ и на земли́.
Х леб наш насущный да́ждь нам дне́сь;
и оста́ви нам до́лги наша, якоже и мы оставляем должнико́м нашим;
и не введи нас во искушение, но изба́ви нас от лукаваго ( Мф.6:9-13 ).

По-русски:
Отче наш, сущий на небесах!
Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
хлеб наш насущный дай нам на сей день;
и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго. Аминь.

«Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь» (Мф.6:9-13).

Πάτερ ἡμῶν, ὁἐν τοῖς οὐρανοῖς. ἁγιασθήτω τὸὄνομά σου, ἐλθέτω ἡ βασιλεία σου, γενηθήτω τὸ θέλημά σου, ὡς ἐν οὐρανῷ καὶἐπὶ γής. Τὸν ἄρτον ἡμῶν τὸν ἐπιούσιον δὸς ἡμῖν σήμερον. Καὶἄφες ἡμῖν τὰὀφειλήματα ἡμῶν, ὡς καὶἡμεῖς ἀφίεμεν τοῖς ὀφειλέταις ἡμῶν. Καὶ μὴ εἰσενέγκῃς ἡμᾶς εἰς πειρασμόν, ἀλλὰ ρυσαι ἡμᾶς ἀπὸ του πονηρου.

Pater noster, qui es in caelis, sanctificetur nomen tuum. Adveniat regnum tuum. Fiat voluntas tua, sicut in caelo et in terra. Panem nostrum quotidianum da nobis hodie. Et dimitte nobis debita nostra, sicut et nos dimittimus debitoribus nostris. Et ne nos inducas in tentationem, sed libera nos a malo.

По-английски (католическая литургическая версия)

Our Father who art in heaven, hallowed be thy name. Thy kingdom come. Thy will be done on earth as it is in heaven. Give us this day our daily bread, and forgive us our trespasses, as we forgive those who trespass against us, and lead us not into temptation, but deliver us from evil.

Для чего Сам Бог дал особую молитву?

«Позволить людям называть Бога Отцом может только Сам Бог. Он даровал это право людям, сделав их сынами Божьми. И не смотря на то, что они удалились от Него и были в крайней злобе против Него, Он даровал забвение оскорблений и причастие благодати» (Свт. Кирилл Иерусалимский).

Как Христос научил апостолов молиться

Молитва Господня приводится в Евангелиях в двух вариантах, более пространном в Евангелии от Матфея и кратком — в Евангелии от Луки. Различны и обстоятельства при которых Христос произносит текст молитвы. В Евангелии от Матфея «Отче наш» входит в состав Нагорной проповеди. Евангелист Лука пишет, что апостолы обратились к Спасителю: «Господи! Научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих » (Лк. 11:1).

«Отче наш» в домашнем молитвенном правиле

Молитва Господня входит в состав ежедневного молитвенного правила и читается как во время Утренних молитв, так и Молитв на сон грядущим. Полный текст молитв приводится в Молитвословах, Канонниках и других сборниках молитв.

Тем, кто особенно занят и не может уделить молитве много времени, прп. Серафим Саровский дал особое правило. «Отче наш» в него также входит. Утром, днем и вечером нужно трижды прочесть «Отче наш», трижды «Богородице Дево» и один раз «Верую». Тем, кому по разным обстоятельствам невозможно выполнять и этого малого правила, преп. Серафим советовал читать его во всяком положении: и во время занятий, и на ходьбе, и даже в постели, представляя основанием для того слова Писания: «всякий, кто призовет имя Господне, спасется».

Существует обычай читать «Отче наш» перед едой наряду с другими молитвами (к примеру, «Очи всех на Тя, Господи, уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении, отверзаеши Ты щедрую руку Твою и исполнявши всякое животное благоволения»).

Текст молитвы «Отче наш» следует знать и читать каждому православному верующему. Согласно Евангелию, Господь Иисус Христос дал её своим ученикам в ответ на просьбу научить их молитве.

Молитва Отче наш

О́т­че наш, И́же еси́ на Не­бе­се́х! Да свя­ти́тся и́мя Твое́, да прии́дет Ца́р­ст­вие Твое́, да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на Не­бе­си́, и на земли́. Хлеб наш насу́щный даждь нам днесь; и оста́ви нам до́лги на́ша, я́коже и мы оставля́ем должнико́м на́шим; и не введи́ нас во искуше́ние, но изба́ви нас от лука́ваго. Яко Твое есть Царство, и сила, и слава во веки. Аминь.

Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; Хлеб наш насущный дай нам на сей день; И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава вовеки. Аминь. (Мф., 6:9-13)

После прочтения молитвы её следует завершить крестным знамение и поклоном. Отче наш произносится верующими, например, дома перед иконой, или в храме во время службы.

Отче наш, Иже еси на Небесех! Смотри, каким образом Он тотчас ободрил слушателя и в самом начале вспомнил о всех благодеяниях Божиих! В самом деле, тот, кто называет Бога Отцом, одним этим наименованием исповедует уже и прощение грехов, и освобождение от наказания, и оправдание, и освящение, и искупление, и сыноположение, и наследие, и братство со Единородным, и дарование духа, так как не получивший всех этих благ не может назвать Бога Отцом. Итак, Христос двояким образом воодушевляет Своих слушателей: и достоинством называемого, и величием благодеяний, которые они получили.

Когда же говорит на Небесех, то этим словом не заключает Бога на небе, но отвлекает молящегося от земли и поставляет его в превыспренних странах и в горних жилищах.

Далее, этими словами Он научает нас и молиться за всех братьев. Он не говорит: «Отче мой, Иже еси на Небесех», но — Отче наш, и тем самым повелевает возносить молитвы за весь род человеческий и никогда не иметь в виду собственных выгод, но всегда стараться о выгодах ближнего. А таким образом и вражду уничтожает, и гордость низлагает, и зависть истребляет, и вводит любовь — мать всего доброго; уничтожает неравенство дел человеческих и показывает полное равночестие между царем и бедным, так как в делах высочайших и необходимейших мы все имеем равное участие.

Конечно, и наименование Бога Отцом заключает в себе достаточное учение о всякой добродетели: кто Бога назвал Отцом, и Отцом общим, тот необходимо должен так жить, чтобы не оказаться недостойным этого благородства и показывать ревность, равную дару. Однако Спаситель этим наименованием не удовлетворился, но присовокупил и другие изречения.

Да святится имя Твое, говорит Он. Да святится значит да прославится. Бог имеет собственную славу, исполненную всякого величия и никогда не изменяемую. Но Спаситель повелевает молящемуся просить, чтобы Бог славился и нашею жизнью. Об этом Он и прежде сказал: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5:16). Сподоби нас, — как бы так учит нас молиться Спаситель, — так чисто жить, чтобы чрез нас все Тебя славили. Пред всеми являть жизнь неукоризненную, чтобы каждый из видящих ее возносил хвалу Владыке — это есть признак совершенной мудрости.

Да приидет Царствие Твое. И эти слова приличны доброму сыну, который не привязывается к видимому и не почитает настоящих благ чем-либо великим, но стремится к Отцу и желает будущих благ. Такая молитва происходит от доброй совести и души, свободной от всего земного.

Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Видишь ли прекрасную связь? Он прежде повелел желать будущего и стремиться к своему отечеству, но доколе этого не будет, живущие здесь должны стараться вести такую жизнь, какая свойственна небожителям.

Итак, смысл слов Спасителя таков: как на небе совершается все беспрепятственно и не бывает того, чтобы Ангелы в одном повиновались, а в другом не повиновались, но во всем повинуются и покоряются – так и нас, людей, сподоби не в половину творить волю Твою, но все исполнять, как Тебе угодно.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Что такое хлеб насущный? Повседневный. Так как Христос сказал: да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли, а беседовал Он с людьми, облеченными плотью, которые подлежат необходимым законам природы и не могут иметь ангельского бесстрастия то, хотя и повелевает нам так исполнять заповеди, как и Ангелы исполняют их, однако снисходит к немощи природы и как бы так говорит: «Я требую от вас равноангельной строгости жизни, впрочем не требуя бесстрастия, поскольку того не допускает природа ваша, которая имеет необходимую нужду в пище».

Смотри, однако, как и в телесном много духовного! Спаситель повелел молиться не о богатстве, не об удовольствиях, не о многоценных одеждах, не о другом чем-либо подобном – но только о хлебе, и притом о хлебе повседневном, так чтобы нам не заботиться о завтрашнем, почему и присовокупил: хлеб насущный, то есть повседневный. Даже и этим словом не удовлетворился, но присовокупил вслед затем и другое: даждь нам днесь, чтобы нам не сокрушать себя заботой о наступающем дне. В самом деле, если ты не знаешь, увидишь ли завтрашний день, то для чего беспокоишь себя заботой о нем?

Далее, так как случается грешить и после купели возрождения (то есть Таинства Крещения. — Сост.), то Спаситель, желая и в этом случае показать Свое великое человеколюбие, повелевает нам приступать к человеколюбивому Богу с молением об оставлении грехов наших и так говорить: И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должникам нашим.

Видишь ли бездну милосердия Божия? После отъятия стольких зол и после неизреченно великого дара оправдания Он опять согрешающих удостоивает прощения.

Напоминанием о грехах Он внушает нам смирение; повелением отпускать другим уничтожает в нас злопамятство, а обещанием за это и нам прощения утверждает в нас благие надежды и научает нас размышлять о неизреченном человеколюбии Божием.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Толкование молитвы Отче наш дано в сокращениях. «Толкование на святого Матфея евангелиста Творения» Т. 7. Кн. 1. СП6., 1901. Репринт: М., 1993. С. 221-226

«Отче наш, сущий на небесах!
да святится имя Твое;
да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
хлеб наш насущный дай нам на сей день;
и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.
Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.»

«Отче наш, сущий на небесах!
да святится имя Твое;
да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
хлеб наш насущный подавай нам на каждый день;
и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему;
и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.»

«Отче,
да святится имя Твое;
да приидет Царствие Твое;
хлеб наш насущный подавай нам на каждый день;
и прости нам грехи наши,
ибо и мы прощаем всякому должнику нашему;
и не введи нас в искушение»

«О́тче наш, И́же еси́ на небесе́х!
Да святи́тся имя Твое́,
да прии́дет Ца́рствие Твое́,
да бу́дет во́ля Твоя,
я́ко на небеси́ и на земли́.
Хлеб наш насу́щный даждь нам днесь;
и оста́ви нам до́лги наша,
я́коже и мы оставля́ем должнико́м нашим;
и не введи́ нас во искуше́ние,
но изба́ви нас от лука́ваго.»

Отче наш молитва автор
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here