Притча про молитву

Самое детальное описание: притча про молитву специально для посетителей нашего ресурса.

Однажды Моисей увидел молящегося человека, но тот произносил такую абсурдную молитву, что Моисей остановился. По мнению Моисея, молитва была не просто абсурдной, а она оскорбляла Бога! Человек говорил: «Боже, позволь мне приблизиться к Тебе! Боже, я обещаю мыть Твое тело, когда оно будет грязным. Если будут вши, я избавлю Тебя от них. Я хороший сапожник и сошью Тебе отличную обувь. Я буду заботиться о Тебе, а если Ты заболеешь, то я буду ухаживать за Тобой и давать лекарство. И хорошо готовить я тоже умею!»

– Прекрати! – закричал Моисей. – Что ты несешь? Разве у Бога есть вши? Какие одежды, какая еда? Кто научил тебя так молиться?

– Меня никто этому не учил, – отвечал человек. – Я бедный и безграмотный человек и знаю, что не умею молиться. Я сам придумал эту молитву в соответствии с тем, что я знаю. Мой собственный опыт стал молитвой. Но если ты знаешь правильную молитву, пожалуйста, научи меня.

И Моисей научил его молиться правильно. Человек поклонился Моисею с глубокой признательностью и ушел. Моисей был очень счастлив, так как был уверен, что сделал хорошее дело. Он посмотрел на небо, чтобы узнать, что думает об этом Бог. Но Бог был очень разгневан и сказал:

– Я послал тебя туда, чтобы ты помог людям быть ближе ко мне, а ты только что отвратил от меня одного из тех, кто любит меня сильнее жизни. Теперь та правильная молитва, которой ты его научил, не будет молитвой вовсе, потому что молитва не имеет с правильностью и законом ничего общего. Молитва – это любовь, и она сама по себе – закон, ей не нужны другие законы.

Не вмешивайтесь в любовь и молитву других людей. Отбросьте идею о том, что вы знаете способ молиться и любить. Просто уважайте других, как бы они ни делали это — их любовь и молитва совершенны для них.

Моисей однажды зашёл к человеку, который молился, но говорил такие абсурдные вещи, что Моисей опешил. И не только абсурдные, но и обидные для Бога. Этот человек говорил:

— Позволь мне приблизиться к Тебе, и я обещаю, что омою Твоё тело, когда оно загрязнится. Если Ты вшивый, я выведу вшей. И я хороший сапожник, я сошью Тебе прекрасную обувь. Никто не ухаживает за Тобой, а я буду ухаживать. Если Ты заболеешь, я помогу Тебе, принесу лекарство. И я также хорошо готовлю.

— Стой, прекрати эту глупость. Что ты мелешь? Что у Бога вшивое тело? И что Его одежда грязна, и ты почистишь её? И ты будешь Ему готовить? У кого ты научился этой молитве?

Человек растерянно ответил:

— Я ни у кого не учился. Я очень бедный и необразованный человек. Я делаю это так же, как вещи мне известные. Вши донимают меня, и, очевидно, они также донимают и Бога. Иногда пища моя не очень хороша, и мой желудок страдает. Бог, должно быть, тоже страдает иногда. Просто мой личный опыт стал моей молитвой. Но если ты знаешь, как правильно молиться, научи меня, пожалуйста.

И Моисей научил его правильной молитве. Человек поклонился Моисею, благодарил его со слезами глубокого почтения. Человек ушёл, а Моисей был счастлив, он думал, что сделал хорошее дело. Он поглядывал на небо, чтобы увидеть, что Бог думает о нём.

— Я послал тебя привести людей ко мне, но теперь ты отдалил от меня одного из моих любимцев. Теперь твоя «правильная» молитва, которой ты научил его, она вовсе не молитва, потому что молитва не то, что делается по правилам.

Молитва — это любовь. А любовь несёт закон в себе, ей не нужен другой закон. Молитва получится с любовью. С любовью истина. Помни, если ты можешь понять истину — истина освобождает.

Один горожанин спросил у учителя:

— Я возношу хвалу Господу каждый день. Мой сосед делает то же самое, но на него нисходит благодать регулярно, мне же не удалось достичь этого состояния ещё ни разу. В чем тут дело?

— Сколько раз в день ты читаешь молитву?

— Ровно 10 раз: пять утром и пять вечером.

— А сколько раз твой сосед возносит хвалу Господу?

— Узнай, и потом возвращайся ко мне.

Через некоторое время горожанин возвратился к учителю и сказал ему:

— Я в течение всего дня наблюдал за соседом, и оказалось, что он произносит молитву 144 раза — дюжину дюжин раз.

— Вот видишь. Ты прикладываешь слишком мало усилий. Как же ты можешь ожидать того же результата, что у твоего соседа?

Через несколько недель горожанин опять пришел к учителю:

— Я возношу хвалу Господу каждый день, по 144 раза. Мой сосед делает то же самое. Но на него по-прежнему нисходит благодать, а на меня по-прежнему — нет. Что я делаю не так? В чем тут дело?

— Твой сосед не считает, сколько раз это делаешь ты.

Жил, был пастух. От рождения он был слабоумным, и не мог заучить на память, даже коротенького стишка. Зато он был всегда веселым, добродушным, и всегда готовым помогать людям, чем только мог. Люди, из той деревни в которой он жил, решили, что лучшего пастуха им не найти, и стали доверять ему пасти своих овец.

Каждое утро, с восходом солнца, и каждый вечер на закате, пастух молился. Он сочинил себе простенькую молитву «Господи, спасибо тебе, за то, что ты помогаешь мне пасти этих овец». Молитва его, хоть была простой, но всегда исходила из самого сердца.

Однажды теми краями проходил, на поклонение к святым местам, один праведник. Устав от долгого пути, он прилег в тени небольшого деревца, и не заметил, как уснул.

Праведник проснулся на рассвете от какого-то ворчания поблизости. Он пошел посмотреть, кто там бормочет и увидел пастуха. Праведник вслушался в еле разборчивые слова пастуха и понял, что тот молится.

Дождавшись, пока пастух закончит, праведник подошел к нему и сказал: «Послушай, ты ведь не правильно молишься». Пастух сразу понял, что перед ним святой человек, и внимательно, с уважением прислушивался к каждому слову.

Он ответил: «Уважаемый, но я не знаю других молитв, кроме этой».

«Тогда, я тебя научу», – сказал праведник. И как только он начал первые уроки, сразу понял, что научить правильно молиться этого пастуха будет не так-то просто. У праведника были умение и опыт учителя, и он решил, что добросовестно выполнит свой долг перед Творцом, и все-таки, научит этого пастуха правильным молитвам.

Праведник потратил две недели, прежде чем пастух, начал делать первые успехи и дословно повторил первую молитву. Вдохновленный успехами своего ученика, праведник не стал останавливаться на достигнутом и потратил еще неделю, чтобы научить пастуха еще двум молитвам и закрепить все ранее усвоенное пастухом.

Когда оба, учитель и ученик, поняли, что пришла пора прощаться, пастух с уважением поблагодарил своего учителя. А праведник, еще раз убедившись, что пастух правильно все усвоил, дав еще несколько последних наставлений, попрощавшись со своим учеником, с чувством выполненного долга, продолжил свой путь.

После расставания с пастухом, на третьей неделе долгого, изнурительного пути, праведник увидел, на обочине дороги, необычного человека. Он сидел на камне и явно кого-то поджидал. На нем была серая, выцветшая на солнце накидка. Незнакомец окликнул праведника по имени. Праведник сколько месяцев в пути ни разу не слышал, чтобы кто-либо произнес его имя, да и кто мог знать его в этих, таких далеких от его дома краях? Когда незнакомец снял с головы накидку, праведник сразу понял кто перед ним, и почтительно поклонился. Это был посланник Творца.

«Эх, что же ты наделал», – сказал посланник, – «Ты отвернул от Отца нашего чистую невинную душу».

«О горе мне, как я мог такое сделать?», – взмолился праведник, – «Я и в помыслах не имел ничего подобного».

«Пастух», – продолжил посланник, – «он забыл твои наставления, он забыл твои молитвы. И посчитал, что если он не может молиться правильно, то молится вообще не стоит. И он престал молиться, перестал благодарить Творца за милости Его. Вернись и скажи ему, пусть продолжает молиться так, как он молился прежде!».

Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

Код для вставки на сайт или в блог:
Код для вставки в форум (BBCode):
Прямая ссылка на эту публикацию:

Было это на самом деле или нет – никто уж и не знает, но притча гласит, что однажды Будда с учениками шел по полю и увидел, как у крестьянина вол провалился в большую яму. Крестьянин же спустился в яму и пытался вытащить вола, но у него ничего не получалось.

Тогда Будда велел ученикам помочь крестьянину. Ученики спрыгнули в яму, помогли крестьянину вытащить вола и отправились дальше вместе с Буддой.

Через некоторое время они увидели ту похожую ситуацию: вол провалился в яму, а крестьянин сидел на краю ямы и горько плакал. Будда посмотрел на него и, не говоря ни слова, пошел дальше.

Ученики удивились и спросили:

— Учитель, а учитель, почему ты не приказал нам помочь этому крестьянину?

В Египте, где в глубокой христианской древности было много великих монастырей, один монах дружил с неученым бесхитростным крестьянином-феллахом. Однажды крестьянин сказал монаху :

— Я тоже почитаю Бога, сотворившего этот мир! Каждый вечер я наливаю в миску козьего молока и ставлю его под пальмой. Ночью Бог приходит и выпивает мое молочко. Оно Ему очень нравится! Ни разу не было, чтобы в миске хоть что-нибудь осталось.

Услышав эти слова, монах не мог не рассмеяться. Он добродушно и доходчиво объяснил своему приятелю, что Бог не нуждается в козьем молоке. Однако крестьянин упрямо настаивал на своем. И тогда монах предложил в следующую ночь тайком проследить, что происходит после того, как миска с молоком останется под пальмой.

Сказано-сделано: ночью монах и крестьянин затаились неподалеку и при лунном свете скоро увидели, как к миске подкралась лисичка и вылакала все молоко дочиста.

Крестьянин как громом был сражен этим открытием.

— Да, — сокрушенно признал он, — теперь я вижу – это был не Бог.

Монах попытался утешить крестьянина и стал объяснять, что Бог – это Дух, что Он совершенно иной по отношению к нашему миру, что люди познают Его особым образом… Но крестьянин лишь стоял перед ним понурив голову, а потом заплакал и пошел в свою лачугу.

Монах тоже направился в келью. Но, подойдя к ней, он с изумлением увидел у двери Ангела, преграждающего ему путь. Монах в страхе упал на колени, а Ангел сказал:

— У этого простого человека не было ни воспитания, ни мудрости, ни книжности, чтобы почитать Бога иначе, чем он это делал. А ты со своей мудростью и книжностью отнял у него эту возможность. Ты скажешь, что, без сомнения, рассудил правильно? Но одного ты не ведаешь, о мудрец: Бог, взирая на искреннее сердце этого крестьянина, каждую ночь посылал к пальме лисичку, чтобы утешить его и принять его жертву.

Давно-давно жил один святой старец, который много молился и часто скорбел о грехах человеческих. И странным ему казалось, почему это так бывает, что люди в церковь ходят, Богу молятся, а живут все так же плохо. Греха не убывает.

Однажды с этими мыслями он погрузился в сон. И чудилось ему, будто светозарный Ангел, обняв крылом, поднял его высоко-высоко над землей. По мере того, как поднимались они выше и выше, все слабее и слабее становились звуки, доносившиеся с поверхности земли. Неслышно было человеческих голосов, затихли песни, крики, весь шум суетливой мирской жизни. Лишь порой долетали откуда-то гармоничные, нежные звуки, как звуки далекой лютни.

— Это святые молитвы, — отвечал Ангел, — только они слышатся здесь!

— Но отчего так слабо звучат они? Отчего так мало этих звуков? Ведь сейчас весь народ молится в храме?

Ангел взглянул на него, и скорбно было лицо его.
— Ты хочешь знать? Смотри.

Далеко внизу виднелся большой храм. Чудесной силой раскрылись его своды, и старец мог видеть все, что делалось внутри. Храм весь был полон народом.

На клиросе виден был большой хор. Священник в полном облачении стоял в алтаре. Шла служба. Какая служба — сказать было невозможно, ибо ни одного звука не было слышно.

На левом клиросе дьячок что-то читал, быстро-быстро шлепая и перебирая губами, но слова туда, вверх, не долетали.

На амвон медленно вышел громадного роста диакон, плавным жестом поправил свои пышные волосы, потом поднял орать, широко раскрыл рот, и. ни звука!

На клиросе регент раздавал ноты: хор готовился петь. «Уж хор-то, наверное, услышу. » — подумал старец.

Регент стукнул камертоном по колену, поднес его к уху, вытянул руки и дал знак начинать, но по-прежнему царила полная тишина.

Смотреть было удивительно странно: регент махал руками, притопывал ногой, басы краснели от натуги, тенора вытягивались на носках, высоко поднимая голову, рты у всех были открыты, но пения не было.

«Что же это такое?» — подумал старец. Он перевел глаза на молящихся людей. Их было много, разных возрастов и положений: мужчины и женщины, старики и дети, купцы и простые крестьяне. Все они крестились, кланялись, многие что-то шептали, но ничего не было слышно. Вся церковь была немая.

— Отчего это? — спросил старец.

— Спустимся, и ты увидишь и поймешь, — сказал Ангел.

Они медленно, никем не видимые, спустились в самый храм. Нарядно одетая женщина стояла впереди всей толпы и, по-видимому, усердно молилась. Ангел приблизился к ней и тихо коснулся рукой.

И вдруг старец увидал ее сердце и понял ее мысли. «Ах, эта противная почтмейстерша! — думала она. — Опять в новой шляпе! Муж — пьяница, дети — оборванцы, а она форсит! Ишь выпялилась!»

Рядом стоял купец в хорошей суконной поддевке и задумчиво смотрел на иконостас. Ангел коснулся его груди, и перед старцем сейчас же открылись его затаенные мысли: «Какая досада! Продешевил. Товару такого теперь нипочем не купишь. Не иначе как тысячу потерял, а может, и полторы.»

Далее виднелся молодой крестьянский парень. Он почти не молился, а все время смотрел налево, где стояли женщины, краснел и переминался с ноги на ногу. Ангел прикоснулся к нему, и старец прочитал в его сердце: «Эх, и хороша Дуняша! Всем взяла: и лицом, и повадкой, и работой. Вот бы жену такую. Пойдет или нет?»

И многих касался Ангел, и у всех были подобные же мысли, пустые, праздные, житейские. Перед Богом стояли, но о Боге не думали. Только делали вид, что молились.

— Теперь ты понимаешь? — спросил Ангел. — Такие молитвы к нам не доходят. Оттого и кажется, что все они точно немые.

В эту минуту вдруг чей-то детский робкий голосок отчетливо проговорил: «Господи! Ты благ и милостив. Спаси, помилуй, исцели бедную маму!» В уголке, на коленях, прижавшись к стене, стоял маленький мальчик. В его глазах блестели слезы. Он молился за свою больную маму. Ангел прикоснулся к его груди, и старец увидел детское сердце.
Там были скорбь и любовь.

— Вот молитвы, которые слышны у нас! — сказал Ангел.

Давным-давно жил один подвижник. Старец много молился и часто скорбел о грехах людей. И странным ему казалось, почему это так бывает, что люди в церковь ходят, Богу молятся, а живут все так же плохо, греха не убывает. «Господи, — думал он, — неужели не внемлешь Ты нашим молитвам? Вот люди постоянно молятся, чтобы жить им в мире и покаянии, и никак не могут. Неужели суетна их молитва?» Однажды с этими мыслями он глубоко заснул. И почудилось ему, будто светозарный Ангел, обняв крылом, поднял его высоко-высоко над землей. По мере того как поднимались они выше и выше, все слабее и слабее становились звуки, доносившиеся с поверхности земли. Больше не было слышно человеческих голосов, затихли песни, крики, весь шум суетливой мирской жизни. Лишь порой долетали откуда-то гармоничные нежные звуки, как звуки далекой лютни.

— Это святые молитвы, — ответил Ангел, — только они слышатся здесь.

— Но отчего так слабо звучат они? Отчего так мало этих звуков? Ведь сейчас весь народ молится в храме.

Ангел взглянул на него, и скорбно было лицо его.

— Ты хочешь знать? Смотри. Далеко внизу виднелся большой храм. Чудесной силой раскрылись его своды, и старец мог видеть все, что делалось внутри. Храм весь был полон народом. На клиросе виден был большой хор. Священник в полном облачении стоял в алтаре. Шла служба. Какая служба — сказать было невозможно, ибо ни одного звука не было слышно.

Видно было, как стоявший на левом клиросе дьячок что-то читал быстро-быстро, шлепая и перебирая губами, но слова туда, вверх, не долетали. На амвон медленно вышел огромного роста диакон, плавным жестом поправил свои пышные волосы, потом поднял орарь, широко раскрыл рот, и. ни звука! На клиросе регент раздавал ноты: хор готовился петь. «Уж хор-то, наверно, услышу», — подумал старец. Регент стукнул камертоном по колену, поднес его к уху, вытянул руки и дал знак начинать, но по-прежнему царила полная тишина. Смотреть было удивительно странно: регент махал руками, притопывал ногой, басы краснели от натуги, тенора вытягивались на носках, высоко поднимая голову, рты у всех были открыты, но пения не было. «Что же это такое?» — подумал старец. Он перевел глаза на молящихся. Их было очень много, разных возрастов и положений: мужчины и женщины, старики и дети, купцы и простые крестьяне. Все они крестились, кланялись, многие что-то шептали, но ничего не было слышно. Вся церковь была немая.

— Отчего это? — спросил старец.

— Спустимся, и ты увидишь и поймешь, — сказал Ангел.

Они медленно, никем не видимые спустились в самый храм. Нарядно одетая женщина стояла впереди всей толпы и, по-видимому, усердно молилась. Ангел приблизился к ней и тихо коснулся рукой. И вдруг старец увидал ее сердце и понял ее мысли.

«Ах, эта противная почтмейстерша! — думала она. — Опять в новой шляпе! Муж — пьяница, дети — оборванцы, а она форсит. Ишь выпялилась. »

Рядом стоял купец в хорошей суконной поддевке и задумчиво смотрел на иконостас. Ангел коснулся его груди, и перед старцем сейчас же открылись его затаенные мысли: «. Экая досада! Продешевил. Товару такого теперь нипочем не купишь! Не иначе как тысячу потерял, а может, и полторы. »

Далее виднелся молодой крестьянский парень. Он почти не молился, а все время смотрел налево, где стояли женщины, краснел и переминался с ноги на ногу. Ангел прикоснулся к нему, и старец прочитал в его сердце: «Эх, и хороша Дуняша. Всем взяла: и лицом, и повадкой, и работой. Вот бы жену такую! Пойдет или нет?»

И многих касался Ангел, и у всех были подобные же мысли, пустые, праздные, житейские. Перед Богом стояли, но о Боге не думали. Только делали вид, что молились.

— Теперь ты понимаешь? — спросил Ангел. — Такие молитвы к нам не доходят. Оттого и кажется, что все они точно немые.

В эту минуту вдруг робкий детский голосок отчетливо проговорил:

Видео (кликните для воспроизведения).

— Господи! Ты благ и милостив. Спаси, помилуй, исцели бедную маму.

В уголке на коленях, прижавшись к стене, стоял маленький мальчик. В его глазах блестели слезы. Он молился за свою больную маму Ангел прикоснулся к его груди, и старец увидел детское сердце. Там были скорбь и любовь.

Вот молитвы, которые слышны у нас! — сказал Ангел.

В Египте, где в глубокой христианской древности было много великих монастырей, один монах дружил с неученым бесхитростным крестьянином-феллахом. Однажды крестьянин сказал монаху:

— Я тоже почитаю Бога, сотворившего этот мир! Каждый вечер я наливаю в миску козьего молока и ставлю его под пальмой. Ночью Бог приходит и выпивает мое молочко. Оно Ему очень нравится! Ни разу не было, чтобы в миске хоть что-нибудь осталось.

Услышав эти слова, монах не мог не рассмеяться. Он добродушно и доходчиво объяснил своему приятелю, что Бог не нуждается в козьем молоке. Однако крестьянин упрямо настаивал на своем. И тогда монах предложил в следующую ночь тайком проследить, что происходит после того, как миска с молоком остается под пальмой.

Сказано — сделано: ночью монах и крестьянин затаились неподалеку и при лунном свете скоро увидели, как к миске подкралась лисичка и вылакала все молоко дочиста Крестьянин как громом был сражен этим открытием.

— Да, — сокрушенно признал он, — теперь я вижу — это был не Бог!

Монах попытался утешить крестьянина и стал объяснять, что Бог — это Дух, что Он совершенно иной по отношению к нашему миру, что люди познают Его особым образом… Но крестьянин лишь стоял перед ним понурив голову, а потом заплакал и пошел в свою лачугу.

Монах тоже направился в келью. Но, подойдя к ней, он с изумлением увидел у двери Ангела, преграждающего ему путь. Монах в страхе упал на колени, а Ангел сказал:

— У этого простого человека не было ни воспитания, ни мудрости, ни книжности, чтобы почитать Бога иначе, чем он это делал. А ты со своей мудростью и книжностью отнял у него эту возможность. Ты скажешь, что, без сомнения, рассудил правильно? Но одного ты не ведаешь, о мудрец: Бог, взирая на искреннее сердце этого крестьянина, каждую ночь посылал к пальме лисичку, чтобы утешить его и принять его жертву.

  • готовимся к Новому году (214)
  • 2015 (56)
  • 2014 (34)
  • 2016 (31)
  • 2012 (30)
  • 2019 (24)
  • 2013 (14)
  • 2018 (12)
  • 2017 (12)
  • Самое популярное в дневнике (4)
  • Рецепты Красота Здоровье Советы (1665)
  • красота рук (60)
  • добрые советы (22)
  • красота лица (361)
  • красота тела (235)
  • красота волос (181)
  • красота дома (3)
  • красота в одежде (7)
  • красота семейных взаимоотношений (19)
  • красота материнства (4)
  • красота мудрости и любви (6)
  • красота отдыха (3)
  • здоровое питание (274)
  • советы для хозяек (490)
  • Интересное (1053)
  • видео (440)
  • фото (268)
  • автомобильные новости мира (65)
  • новые технологии (44)
  • архитектура будущего (5)
  • Здоровье (1462)
  • массаж, йога, упражнения для здоровья (110)
  • Мудрое (311)
  • Рецепты (3903)
  • любимые рецепты (1568)
  • заготовки, консервация (240)
  • видео рецепты (100)
  • рецепты от Любаши (40)
  • постные блюда (36)
  • запеканки (24)
  • шоколад (19)
  • домашние посиделки (14)
  • рецепты домашнего кваса (12)
  • золотые рецепты (10)
  • кофеМания (9)
  • красивые рецепты (1690)
  • Рукоделие (1445)
  • вязание (482)
  • поделки, МК (371)
  • шитьё (233)
  • тонкая работа (129)
  • интересные идеи (22)
  • фотошоп (8)
  • гипс, декор (8)
  • декупаж (7)
  • рамки для фотографий (4)
  • мои «шедевры» (1)
  • Ценности и установки (701)
  • — волосы дыбом! (31)
  • Чудеса природы (532)
  • животный мир (241)
  • самые красивые места на Земле (104)
  • цветы (61)
  • подводный мир (20)
  • Знание — сила! (410)
  • умняки от mostiks.ru (17)
  • Притчи (225)
  • Красота (89)
  • Жизнь как чудо (866)
  • размышлизмы (254)
  • Заоблачное (415)
  • праздники (273)
  • молитвы (82)
  • бибилейская правда (27)
  • Домашний уют (622)
  • садоводам (192)
  • Путешествия (309)
  • Смешное и остроумное (774)
  • утренний позитифф 🙂 (93)
  • позитифф на сон грядущий (12)
  • афоризм дня (42)
  • лучшая история дня (90)
  • картинка дня (180)
  • видео дня (272)
  • анекдот дня 🙂 (49)
  • Для детей (310)
  • Таро и гадания (разное) (13)
  • Мода и стиль (355)
  • Тесты (26)
  • Музыка (211)
  • Игра-тренинг (55)
  • Портфолио (1491)
  • Образование (27)
  • Экстремал (16)
  • Загадочное и необъяснимое (366)
  • Нумерология, Астрология, Гороскопы, Чакры (398)
  • Это любовь ! (120)
  • Полезные советы (467)
  • Фэн-шуй (15)

В Египте, где в глубокой христианской древности было много великих монастырей, один монах дружил с неученым бесхитростным крестьянином-феллахом. Однажды крестьянин сказал монаху:

— Я тоже почитаю Бога, сотворившего этот мир! Каждый вечер я наливаю в миску козьего молока и ставлю его под пальмой. Ночью Бог приходит и выпивает мое молочко. Оно Ему очень нравится! Ни разу не было, чтобы в миске хоть что-нибудь осталось.

Услышав эти слова, монах не мог не рассмеяться. Он добродушно и доходчиво объяснил своему приятелю, что Бог не нуждается в козьем молоке. Однако крестьянин упрямо настаивал на своем. И тогда монах предложил в следующую ночь тайком проследить, что происходит после того, как миска с молоком остается под пальмой.

Сказано — сделано: ночью монах и крестьянин затаились неподалеку и при лунном свете скоро увидели, как к миске подкралась лисичка и вылакала все молоко дочиста Крестьянин как громом был сражен этим открытием.

— Да, — сокрушенно признал он, — теперь я вижу — это был не Бог!

Монах попытался утешить крестьянина и стал объяснять, что Бог — это Дух, что Он совершенно иной по отношению к нашему миру, что люди познают Его особым образом… Но крестьянин лишь стоял перед ним понурив голову, а потом заплакал и пошел в свою лачугу.

Монах тоже направился в келью. Но, подойдя к ней, он с изумлением увидел у двери Ангела, преграждающего ему путь. Монах в страхе упал на колени, а Ангел сказал:

— У этого простого человека не было ни воспитания, ни мудрости, ни книжности, чтобы почитать Бога иначе, чем он это делал. А ты со своей мудростью и книжностью отнял у него эту возможность. Ты скажешь, что, без сомнения, рассудил правильно? Но одного ты не ведаешь, о мудрец: Бог , взирая на искреннее сердце этого крестьянина, каждую ночь посылал к пальме лисичку, чтобы утешить его и принять его жертву

Из книги «Несвятые святые» и другие рассказы Архимандрита Тихона

Процитировано 64 раз
Понравилось: 90 пользователям

Поделитесь притчей у себя. Будем Вам благодарны!

Давным-давно жил один святой старец, который много молился и часто скорбел о грехах человеческих. И странным ему казалось, почему это так бывает, что люди в церковь ходят, Богу молятся, а живут все так же плохо, греха не убывает. «Господи, — думал он, — неужели не внемлешь Ты нашим молитвам? Вот люди постоянно молятся, чтобы жить им в мире и покаянии, и никак не могут. Неужели суетна их молитва?»

Однажды с этими мыслями он погрузился в сон. И почудилось ему, будто светозарный Ангел, обняв крылом, поднял его высоко-высоко над землей. По мере того как поднимались они выше и выше, все слабее и слабее становились звуки, доносившиеся с поверхности земли. Не слышно было более человеческих голосов, затихли песни, крики, весь шум суетливой мирской жизни. Лишь порой долетали откуда-то гармоничные нежные звуки, как звуки далекой лютни.

— Это святые молитвы, — ответил Ангел, — только они слышатся здесь.

— Но отчего так слабо звучат они? Отчего так мало этих звуков? Ведь сейчас весь народ молится в храме.

Ангел взглянул на него, и скорбно было лицо его.

— Ты хочешь знать? Смотри. Далеко внизу виднелся большой

храм. Чудесной силой раскрылись его своды, и старец мог видеть все, что делалось внутри. Храм весь был полон народом. На клиросе виден был большой хор. Священник в полном облачении стоял в алтаре. Шла служба. Какая служба — сказать было невозможно, ибо ни одного звука не было слышно.

Видно было, как стоявший на левом клиросе дьячок что-то читал быстро-быстро, шлепая и перебирая губами, но слова туда, вверх, не долетали. На амвон медленно вышел громадного роста диакон, плавным жестом поправил свои пышные волосы, потом поднял орарь, широко раскрыл рот, и. ни звука! На клиросе регент раздавал ноты: хор готовился петь. «Уж хор-то, наверно, услышу», — подумал старец. Регент стукнул камертоном по колену, поднес его к уху, вытянул руки и дал знак начинать, но по-прежнему царила полная тишина. Смотреть было удивительно странно: регент махал руками, притопывал ногой, басы краснели от натуги, тенора вытягивались на носках, высоко поднимая голову, рты у всех были открыты, но пения не было. «Что же это такое?» — подумал старец. Он перевел глаза на молящихся.

Их было очень много, разных возрастов и положений: мужчины и женщины, старики и дети, купцы и простые крестьяне. Все они крестились, кланялись, многие что-то шептали, но ничего не было слышно. Вся церковь была немая.

— Отчего это? — спросил старец.

— Спустимся, и ты увидишь и поймешь, — сказал Ангел.

Они медленно, никем не видимые спустились в самый храм. Нарядно одетая женщина стояла впереди всей толпы и, по-видимому, усердно молилась. Ангел приблизился к ней и тихо коснулся рукой. И вдруг старец увидал ее сердце и понял ее мысли.

«Ах, эта противная почтмейстерша! — думала она. — Опять в новой шляпе! Муж — пьяница, дети — оборванцы, а она форсит. Ишь выпялилась. »

Рядом стоял купец в хорошей суконной поддевке и задумчиво смотрел на иконостас. Ангел коснулся его груди, и перед старцем сейчас же открылись его затаенные мысли: «. Экая досада! Продешевил. Товару такого теперь нипочем не купишь! Не иначе как тысячу потерял, а может, и полторы. »

Далее виднелся молодой крестьянский парень. Он почти не молился, а все время смотрел налево, где стояли женщины, краснел и переминался с ноги на ногу. Ангел прикоснулся к нему, и старец прочитал в его сердце: «Эх, и хороша Дуняша. Всем взяла: и лицом, и повадкой, и работой. Вот бы жену такую! Пойдет или нет?»

И многих касался Ангел, и у всех были подобные же мысли, пустые, праздные, житейские. Перед Богом стояли, но о Боге не думали. Только делали вид, что молились.

— Теперь ты понимаешь? — спросил Ангел. — Такие молитвы к нам не доходят. Оттого и кажется, что все они точно немые.

В эту минуту вдруг робкий детский голосок отчетливо проговорил:

— Господи! Ты благ и милостив. Спаси, помилуй, исцели бедную маму.

В уголке на коленях, прижавшись к стене, стоял маленький мальчик. В его глазах блестели слезы. Он молился за свою больную маму Ангел прикоснулся к его груди, и старец увидел детское сердце. Там были скорбь и любовь.

Вот молитвы, которые слышны у нас! — сказал Ангел.

В Египте, где в глубокой христианской древности было много великих монастырей, один монах дружил с неученым бесхитростным крестьянином-феллахом. Однажды крестьянин сказал монаху:

— Я тоже почитаю Бога, сотворившего этот мир! Каждый вечер я наливаю в миску козьего молока и ставлю его под пальмой. Ночью Бог приходит и выпивает мое молочко. Оно Ему очень нравится! Ни разу не было, чтобы в миске хоть что-нибудь осталось.

Услышав эти слова, монах не мог не рассмеяться. Он добродушно и доходчиво объяснил своему приятелю, что Бог не нуждается в козьем молоке. Однако крестьянин упрямо настаивал на своем. И тогда монах предложил в следующую ночь тайком проследить, что происходит после того, как миска с молоком остается под пальмой.

Сказано — сделано: ночью монах и крестьянин затаились неподалеку и при лунном свете скоро увидели, как к миске подкралась лисичка и вылакала все молоко дочиста Крестьянин как громом был сражен этим открытием.

— Да, — сокрушенно признал он, — теперь я вижу — это был не Бог!

Монах попытался утешить крестьянина и стал объяснять, что Бог — это Дух, что Он совершенно иной по отношению к нашему миру, что люди познают Его особым образом… Но крестьянин лишь стоял перед ним понурив голову, а потом заплакал и пошел в свою лачугу.

Монах тоже направился в келью. Но, подойдя к ней, он с изумлением увидел у двери Ангела, преграждающего ему путь. Монах в страхе упал на колени, а Ангел сказал:

— У этого простого человека не было ни воспитания, ни мудрости, ни книжности, чтобы почитать Бога иначе, чем он это делал. А ты со своей мудростью и книжностью отнял у него эту возможность. Ты скажешь, что, без сомнения, рассудил правильно? Но одного ты не ведаешь, о мудрец: Бог, взирая на искреннее сердце этого крестьянина, каждую ночь посылал к пальме лисичку, чтобы утешить его и принять его жертву.

Аня ворвалась в комнату матери и с порога закричала:

― Мама, прошу тебя ― не молись обо мне больше!

― В чем дело? ― испугалась мать.

Сегодня суббота – будет дискотека, а это тревога. И парень у нее из криминальной среды.

Неверное, как бесы почувствовали ее желание горячо помолиться о дочери и пытаются лишить девочку этой единственной, но самой крепкой защиты!

― По химии двойку схватила. Сначала думала ― случайно. А потом дошло! Пока ты дома, то у меня все хорошо, а как в храм сходишь, то сразу начинается! Со всем классом разругаюсь. Подруги Дениса отбивают.

Аня испытующе посмотрела на мать:

― Я двойку получила. Лена на Дениса вешается, а Ира обещала ее изуродовать.

― Еще одна твоя молитва и я собственными руками твою Библию порву!

― Дочка, да как же так можно? ― заплакала мать.

Дочка выбежала из комнаты.

― На дискотеку. Дениса у меня отобьют!

― Нет! – лицо Ани перекосила страшная гримаса.

Оставшись одна, мать сокрушенно покачала головой.

«Может не нужно о ней так молиться, раз у нее из-за этого вся жизнь кувырком ― подумала вдруг она и тут же набросилась на себя: ― Хотя разве это можно назвать жизнью? А какой кошмар, если ее не остановить, начнется после жизни ― потом. »

Мать встала на колени начала молиться за дочь.

«Ушла! ― с горечью поняла мать. ― Видать, никакая молитва такой уже не поможет!»

Но, войдя в соседнюю комнату, неожиданно увидела, что дочь до сих пор лежит на диване бледная, с полотенцем на голове.

― Заболела? ― засуетилась она.

― Голова раскалывается… ― с трудом выговорила Аня.

Голос у нее был беспомощный, слабый…

Она принесла таблетки от головной боли. Аня покорно выпила их.

Она приподнялась было, чтобы пойти на дискотеку, но со стоном уронила голову на подушку.

― Нет, ― прошептала она. ― Пусть там будет, что будет, а я не могу…

Но наутро от болезни не осталось и следа. Бодрая, отдохнувшая Аня даже сама предложила сходить в магазин за хлебом, чего давно уже с ней не было.

Пошла. И почти тут же возвратилась домой бледная, как мел.

Увидев ее, мать всплеснула руками:

― Анечка, что с тобой? Опять голова? На тебе лица нет!

― Со мной ничего! А вот у Лены действительно нет лица!

― Ира принесла на дискотеку соляную кислоту и плеснула на Лену. Денис начал бить эту сумасшедшую. Началась драка. Не только кулаки ― битые бутылки и цепи в ход пошли. Полдискотеки в больнице. Представляешь, что было бы со мной, если бы я тоже была там? Точно ― не под кислоту, так под нож бы попала.

― Слава Тебе, Господи! ― только и смогла прошептать мать.

Услышав это, Аня внимательно посмотрела на нее и спросила:

― Признавайся, это твоя работа?

― Да не бойся, ― всхлипнула Аня. ― Не порву Библию.

― Это Господь уберег тебя от беды. А я только помолилась…

Аня встала, наклонилась к матери и поцеловала ее в щеку.

― Прости меня! И, пожалуйста, молись обо мне! ― попросила она.

Поделитесь притчей у себя. Будем Вам благодарны!

В доме одних богатых людей перестали молиться перед едой. Однажды к ним в гости пришел священник. Стол накрыли очень изысканно, достали самые лучшие яства и подали лучшее питье. Семья села за стол. Все смотрели на священника и думали, что теперь он помолится перед едой. Но священник сказал:

— Отец семейства должен молиться за столом, ведь он первый молитвенник в семье. Наступило неприятное молчание, потому что в этой семье никто не молился. Отец откашлялся и сказал: «Знаете, дорогой отче, мы не молимся, потому что в молитве перед едой всегда повторяется одно и то же. Молитвы по привычке — это пустая болтовня. Эти повторения каждый день, каждый год, поэтому мы больше не молимся.

Видео (кликните для воспроизведения).

Священник удивленно посмотрел на всех, но тут семилетняя девочка сказала: — Папа, неужели мне не нужно больше каждое утро приходить к тебе и говорить «доброе утро»?

Притча про молитву
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here