Сила молитвы рассказы очевидцев читать

Самое детальное описание: сила молитвы рассказы очевидцев читать специально для посетителей нашего ресурса.

Отец, Твой дом — небесный град,
Там Сын и Дух Твой бестелесный.
По вере каждый был бы рад
Попасть в тот рай и мир чудесный.
Пусть будет так, как хочешь Ты,
Повсюду, на земле, как в небе,
Чтоб жить могли без суеты.
Мы молим о насущном хлебе.
Ты Всеблагой, Отец и Царь!
Мы непослушны, словно дети.
Что мы положим на алтарь,
В день ярости Твоей и мести?
Прости грехи, наши долги,
Неверье, отрицанье Бога,
Пусть образумятся враги —
Откроется к Тебе дорога.
Как Ты, прощаем должникам.
Избавь от всяких искушений,
Пусть устоит Твой Божий храм,
Не дай болезни и мучений.
Невидимый, но Вездесущий,
Тебе и слава, и хвала!
Отец, Всесильный, Всемогущий!
Да будет свет и сгинет мгла!

В этой книге — рассказы, давно полюбившиеся нашим читателям. В числе авторов — Нина Павлова, Александр Сегень и Мария Сараджишвили, Алексей Солоницын и Елена Живова, Александр Богатырёв и Владимир Щербинин, Сергей Щербаков, Юлия Кулакова и Леонид Гаркотин. Многообразны рассказанные жизненные истории, несхожи характеры — монахов и мирян, — но все авторы ведут сложный разговор с читателем о непростой современной действительности без ложной назидательности, все заставляют задуматься о собственном месте в мире.

Нина Павлова, Александр Сегень, Мария Сараджишвили, Алексей Солоницын, Елена Живова, Александр Богатырёв, Владимир Щербинин, Сергей Щербаков, Юлия Кулакова, Леонид Гаркотин

«СИЛА МОЛИТВЫ» И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ

межавторский сборник

НИНА ПАВЛОВА

Скорбное житие инока Иова

Это потом в нашей деревне, прилегающей к монастырю, построили магазин. А сначала дважды в неделю приезжала автолавка и привозила хлеб, макароны, перловку и соленую кильку в бочках.

Однажды в суровую снежную зиму автолавки две недели не было. Насиделись мы без хлебушка. И когда, буксуя в сугробах, автолавка наконец появилась в деревне, ее встретили обещанием:

— Мы в Москву будем писать, если подобное безобразие повторится!

— Да хоть куда угодно пишите! — усмехнулся шофер автолавки Шурик. — Автолавки, гуд бай, теперь отменяются, и приехал я к вам нынче в последний раз.

Автолавки в ту зиму действительно ликвидировали. Наступала эра душепагубных новаций, именуемых борьбой за прогресс. Народ в эти новации сначала не поверил, и всех возмутило в тот день иное: автолавка приехала пустой. Ни макарон, ни соленых килечек, а до чего те хороши с горячей рассыпчатой картошкой! Привезли только тридцать буханок хлеба. По одной на всех не хватит, тем более что Люба по прозвищу Цыганка уже успела запихнуть в свой рюкзак сразу семь буханок.

— Любка, не нагличай! — закричали в очереди. — Больше двух буханок в руки не давать!

— По одной буханке в руки! — потребовала стоявшая последней бабушка Фрося.

— По одной, говоришь? — возмутилась многодетная молодуха Ирина. — Ты, баба Фрося, холостячкой живешь, а у меня пять короедов на шее да муж. Привыкли есть и никак не отвыкнут!

Словом, хлебный бунт был в самом разгаре, когда возле автолавки появился инок Иов из «шаталовой пустыни» и сказал, возвысив голос:

— Вот они, признаки пришествия антихриста, — даже хлебушка теперь не купить. А кто виноват? Кто с коммуняками царство антихриста строил и за партбилет душу дьяволу продавал?

Многодетная Ирина испуганно перекрестилась, а бабушка Фрося сказала рассудительно:

— Да кто ж нам, мил человек, партбилет этот давал? Красные книжечки — они у верхотуры, а мы простые колхозники.

— Кто делал аборты и убивал во чреве детей? — гремел обличитель. — О иродово племя и христопродавцы, залившие кровью Святую Русь!

«Христопродавцы» сначала ошеломленно притихли, а потом загомонили наперебой: «Сроду никаких абортов не делала!» — «Да чтобы я, чтобы я? Никогда!»

Стихийный митинг на этом закончился. Хлеб раскупили, а мороз уже так пробирал до костей, что все поспешили в тепло, по домам.

— Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное! — взывал им вслед инок Иов, но внимала оратору только Люба-Цыганка.

— А я, отче, хочу покаяться, — вздохнула она. — Душа изболелась. Кому бы открыть? Вы сейчас, простите, куда путь держите?

— Иду из Дивеева на Валаам, — хрипло закашлялся простуженный инок.

— Да у вас, святой отец, похоже, бронхит, — всполошилась Люба, медсестра в прошлом. — Быстро садитесь в машину к Шурику. У меня банька как раз натоплена. Прогреетесь в баньке, отдохнете с дороги, а потом и поговорим.

— Завяз коготок — всей птичке пропасть, — сказала вслед уезжавшему иноку бабушка Фрося, уточнив, что Любка гулящая и горе монаху, угодившему в притон.

А дальше события развивались так: инок Иов действительно надолго задержался у Любы. Странная тут приключилась история и до того непонятная, что, вероятно, стоит начать издалека — с рассказа о том, как я познакомилась с будущим иноком Иовом, юношей Петей в ту пору.

Она зло выругалась по-цыгански и сказала:

— Я двадцать лет ждала этой встречи — хоть увидеться на миг, хоть перемолвиться. А он пришел пьяный, похабный, чужой. Завалил меня на кровать и матюкается: «Че ломаешься, гопота детдомовская? Батя точно сказал — на таких, как ты, не женятся». Оказывается, я набивалась к нему в жены и прикидывалась недотрогой, чтобы его распалить. Бьет меня и зачем-то хвастается, что он еще в школе с Зинкою жил, потом с Катькой и с ее мамой… не могу говорить. Пойду.

Она пошла по тропинке какой-то шаткой походкой и, обернувшись, крикнула на прощанье:

— Эй, писательница, напиши, как одна дура Ваську за Христа принимала и молилась ему: «Ангел мой синеглазый». Ангел с рогами! Господи, как же я все перепутала! Перепутала, перепутала.

В тот же день Любу с инсультом увезли в реанимацию.

Перед смертью батюшка исповедал и причастил рабу Божию Любовь. Говорили они долго, но о чем — тайна исповеди. На погребении батюшка всплакнул украдкой, а на поминках строго сказал:

— Господь что повелел? «Не сотвори себе кумира». А у нас кумиров не счесть: телевизор ненаглядный с его завирушками или, ах, обожаемый Васька-прохвост. Вот ты, Ираида, о чем думала, когда за пьяницу замуж пошла? Он ни копейки не дал на сына и больного ребенка смертным боем бил.

— Всякий может ошибиться, — поджала губы Ираида. — Вон Люба Ваську-поганца боготворила, хоть и умнее меня была.

Мне захотелось заступиться за Любу, и почему-то вспомнилась история пушкинской Татьяны… Странная, согласитесь, у нее была любовь. Татьяна фактически не знакома с Онегиным, видела его лишь мельком, да и то озабоченного своим пищеварением: «Боюсь: брусничная вода мне б не наделала вреда». Но она пишет незнакомцу:

Ты в сновиденьях мне являлся,

Незримый, ты мне был уж мил,

Твой чудный взгляд меня томил,

В душе твой голос раздавался.

Татьяна ищет Бога, это Его голос она слышит в душе. И каким же жестоким было разочарование, когда она находит в библиотеке Онегина антихристианские книги и однажды видит его во сне в окружении нечистой силы и повелителем в мире зла. «Татьяна — это я», — признавался Пушкин, излагая в сюжете о Татьяне историю своих духовных исканий, где было много обольщений. Но было то чистосердечное стремление к истине, что завершилось предсмертной исповедью с высокими словами о Христе.

Вот и Люба искала Бога. История ее любви — это история того предчувствия юной души, когда она откуда-то знает Незнаемого, слышит Его зов. Она ищет божество среди людей и томится той высокой духовной жаждой, какую не утоляет ничто земное. Нет душе покоя, пока не встретит Христа.

Перед смертью Люба вызвала нотариуса и завещала иноку Иову свой дом, усадьбу и счет в банке с наказом помогать горемычным. Батюшка во исполнение завещания тут же подселил в усадьбу старушку, которую избивал внук-наркоман. Население приюта потихоньку множилось. А Иов хватался за голову и вспоминал удивляясь: почему у Любы все получалось? И горемычные, хворые, немощные люди как родную любили ее. А у Иова что ни день, то напасть. Вчера ночью опять обмочилась «ничейная» старушка, страдающая циститом. А стиральная машина сломалась, и смены чистого белья нет. Сегодня слегла с радикулитом повариха Ираида, готовить некому. Иов вызвался сам приготовить обед, и у него не только подгорела каша, но и гороховый суп истлел в угольки. Страшнее всего была словоохотливость старух. Им почему-то надо было рассказать Иову, что ночью было совсем плохо, но к утру, слава Богу, прошло.

— Говорильня какая-то, помолиться некогда! — сетовал инок.

— Выслушай их. Там ведь горя вагон! — отвечал ему батюшка. — В монашестве главное — самоотречение.

Иов учился самоотречению. Точнее, Господь учил его, погрузив в то море забот, когда уже не до себя и смиряется в напастях горделивое я.

Слава Богу, что помогал Игорь, сын Веры Игнатьевны. Он привозил из города продукты, лекарства и памперсы для бабушки с циститом. Игорь тут же починил стиральную машину: «Нет проблем», — говорит. А еще он возил старушек по святым местам.

Настоятель храма во имя свв. Космы и Дамиана Римских, что при Национальном институте рака, священник Евгений Милешкин рассказывает об «обычных людях», которые «жили, как все», не интересовались Церковью, но столкнувшись с бедой, пришли к пониманию, что без помощи Божьей перетерпеть, перенести то, что им посылается, невозможно.

— Как-то преподобный Силуан Афонский сказал: «Раньше я думал, что Господь слышит и исполняет волю только совершенных. А потом убедился, что нет – и грешников Господь слушает. Тогда, когда у них смирение есть. Потому, что смирение привлекает благодать Божью». Отче, Вы каждый день общаетесь с людьми, которые переживают неимоверную боль, как физическую, так и душевную. Становится ли для таких людей молитва – опорой, помогает ли в их беде?

— Молитва – это не отдельный кусочек нашей жизни или отдельный эпизод картины. Молитва – это часть целого, которое, естественно, должно рождаться от веры человека. Если верит человек, то проявление веры – это его Богообщение, которое происходит через молитву.

Вера в Евангелии сравнивается с горчичным зерном — тем семечком, которое вначале незаметно, но потом из него же может вырасти огромное дерево. Конечно, этот процесс может быть длительным. Но пока человек созреет, важно, чтобы у него была искренняя молитва.

Мы наблюдаем здесь, в детском отделении Института рака, как постоянно приезжают “новенькие”. Обычные люди, которые ранее не интересовались Церковью, какими-то религиозными вопросами, как говорится, «жили, как все». А здесь, столкнувшись с бедой, они понимают, что сами не могут справиться, что нужна какая-то помощь. Без помощи Божьей перетерпеть, перенести то, что им посылается, невозможно.

И мы видим, как человек делает первые шаги к вере. Вот человек приходит в храм — хотя бы для того, чтобы поставить свечку, потом – чтобы пообщаться со священником, потом – на службу, постоять и хоть как-то помолиться. А уже после приходит к покаянию, осознает свои недочеты, недостатки, понимает, отчего тяжесть на сердце, — и приходит на свою первую Исповедь.

Освободившись от грехов, получив чистоту от Причастия, человек возрождается. Молитва покаянная, молитва благодарственная, молитва за своих детей – естественное состояние человека.

Когда живет человек своей обычной повседневной жизнью, ну, бубнит себе под нос «Отче наш» — вряд ли от такого будет какая-то польза. А когда человек сам придет к покаянию, к вере, пускай это будет и тернистый путь, но это — истинный путь к Богу.

— Может быть, вспомните какой-то пример исцеления ребенка или духовного преображения его родителей по молитвам?

— Да, по искренним молитвам родителей бывают явления Божьей благодати. У одного мальчика была саркома Юинга коленного сустава (очень трудно излечимая болезнь). Вспоминается, как его мама так горячо молилась о нем, что бывало приходишь на службу (служба у нас в храме ранняя, в 7 утра начинается), а женщина уже стоит перед храмом на коленках. На коленках и всю службу потом простоит, молится.

И тот ребеночек, я уверен, именно по молитвам своей мамы, слава Богу, вылечился. Да, процесс исцеления был очень трудный, но он выздоровел. А мама, вкусив горячей молитвы и искреннего покаяния, познав, что жизнь наша — в руках Божьих, молитвы не оставила. Знаете, как часто бывает? Получил от Бога то, о чем просил, и всё — дальше Господь не нужен, дальше человек сам.

Вот мальчик, исцелившись (ему уже было 17 лет), приехал домой и вернулся к обычной жизни. Влился в какую-то компанию, и, как говорится, “пошел в разнос”. А мама все это время продолжала молиться о нем. И эту духовную саркому Господь снова по молитвам матери, болезненно, но исправил. У парня заболела нога, пришлось ему вернуться опять в больницу и только здесь он наконец понял, что такое — пути Господни, и что именно по молитвам матери Бог его спасает.

Парень, которому сейчас уже 20 лет, пройдя весь этот путь — сложный, наверняка, не такой, как у его сверстников — и сам обрел веру. Человек, который таким трудом нашел Бога, обрел и настоящую молитву.

— Мы слышали историю об одном, вами опекаемом папе, который до болезни своего ребенка достаточно враждебно относился к Богу, но со временем даже поступил в семинарию и стал священнослужителем. Был такой случай?

— Был. Тот папа при первой встрече буквально набросился на меня с вопросами: «За что? Почему? Ведь мы не грешим. Мы, как и все, почему у нас. »

Мы начали часто встречаться с ним, беседовать, на какие-то вопросы он получил ответы от меня, где-то Сам Господь открыл ему. Прошло некоторое время, и этот папа уподобился апостолу Павлу. Был гонителем, а стал ревнителем. Он возгорелся такой ревностью, что его глаза светились верой, каждую книжечку святых отцов он чуть ли не обнимал, прочитывал от корки до корки, на службах стоял от начала до конца, молился все время.

По выздоровлении дочери, они приехали к себе домой, мужчина пошел в храм, а там видят: человек горит. Вскоре он стал пономарем, насколько я знаю, просто незаменимым человеком на приходе: он и на колокольне, он и чтец, он и поет, он и кадило подает. Правящий архиерей, увидев такую ревность, решил дальше вести его по пути священства.

Но, к сожалению, в связи с последними событиями (а он как раз из Донецкой области), семье пришлось просто переехать. Но думаю, веру свою и ревность о Боге тот папа не потерял. У Бога свои пути. Может, в будущем он и сподобится стать священником.

— Как сложилась судьба его дочки?

— Сегодня как раз получил фотографию. Девочка неузнаваема – была малютка, а сейчас уже такая красавица!

— Ваши подопечные, наверное, много времени проводят в храме…

— Да. Это особое место. Для нас очень важно, что камни в основу нашего храма закладывал онкобольной мальчик. Его звали Саша. Боли и испытаний выпало на его небольшой век с излишком, он – настоящий мученик. Саша верил в Бога глубоко и искренне, поэтому без ропота принимал то, что с ним происходило. Думаю, что многим из нас можно было бы поучиться тому терпению, которое было у этого мальчика.

— Очень сложно сказать человеку, что у него проблемы, даже маленькие. А как сказать ребенку, что он, возможно, умирает? А его родителям? Как Вам с этим удается справляться?

— Нельзя выстраивать какие-то алгоритмы: «Как я скажу, что ребенок умирает?» Все это происходит совершенно к месту. Господь естественно к этому подводит и ребенка, и родителей.

Знаете, Бог не дает испытаний сверх сил. Если Он ведет на крест, то Он дает силы, чтобы выдержать крестные муки. Конечно, когда человек отказывается от этой силы, начинает роптать, отворачивается от Бога, это страшно. С этим никто не может справиться, это настолько болезненно! Помочь человеку, который сознательно отказался от Бога, Божьей помощи, невозможно.

Видео (кликните для воспроизведения).

И наоборот — есть люди, которых именно путь болезни привел к Богопознанию. Через страдания свои, страдания своего ребенка им удалось познать страдания Христа, познать Его милость, познать Его твердую руку, которая ведет человека. А также понять временность этой жизни и узнать, что есть жизнь вечная — Царство Небесное, ради которого человек и создан.

Конечно, смерть для нас – это всегда трагедия, потому что мы не для смерти созданы, это неестественно для нас. Если человек знает, что за этой смертью есть рождение, за этой смертью не прекращается существование, что ребенок уходит от страдания в вечное блаженство, то это укрепляет, дает силы родителям осмыслить болезнь и все происходящее.

Желающие помочь, обращайтесь к отцу Евгению по тел.: +38(050)595-52-66.

Номер карточного счета:
Карта Приватбанка 4149 4377 3448 6317, священник Милешкин Евгений.

Беседу вели Валентина Гордийчук и Максим Костенко

Фото сайта Киевской митрополии УПЦ

История о том, как случайно – а на самом деле совсем неслучайно – четыре батюшки оказались там, где замерзали в машине, заглохшей ночью в снегу, два студента.

Об этом надо рассказать. Сначала – обычное сообщение одного из новостных порталов: «На участке трассы М-8 “Холмогоры” с 311-го по 317-й километр в Даниловском районе Ярославской области затруднено движение транспорта. Причиной стали сложные погодные условия – накануне был снегопад, сказались также и резкие перепады температуры воздуха днем и ночью. Кроме того, днем на 315-м километре трассы в кювет съехала фура. Водитель вызвал подъемный кран, и сотрудники ГИБДД временно перекрыли движение. Работы сопровождал обильный снегопад, который продолжался до позднего вечера». Казалось бы, ничего особенного: всего шесть километров дороги заблокировано – подожди пару часов, и поедешь себе дальше.

Во-первых, зима. Во-вторых, у Сергея умер отец. В-третьих, два сына Сергея возвращались с похорон деда в Ярославль. Причем срочно: в медицинском институте какие-то зачеты, и опоздать на учебу нельзя. Рванули из Вологды после печального расставания засветло и в спешке. Родители попросили не спешить и, как только ребята окажутся дома, позвонить и рассказать, как добрались. Три часа прошли хоть и грустно, но спокойно: пока ребята доберутся! Когда прошло шесть часов, Сергей не на шутку всполошился. Звонок:

– Папа, нам полицейские сказали, что пока легковые машины пропускать не будут: расчищают трассу, убирают опрокинувшуюся фуру. Нам настоятельно посоветовали ехать в объезд, через Данилов, а там проселочными дорогами.

– Включите навигатор, и без паники! Бензин есть?

Под ночь (метель, снег, заморозок) – звонок: “Мы сбились с дороги, застряли в чистом поле в какой-то яме…”

Под ночь (метель, снег, заморозок) – звонок, уже совсем тревожный:

– Вызывай МЧС. Бензин заканчивается, мы сбились с дороги, навигатор сдох, застряли в чистом поле в какой-то яме.

– Ни слова матери! Она и так испереживалась. Вызываю. Как вы там, держитесь?

– С трудом. Вызови, пожалуйста, МЧС.

– Ой, так это вам не в вологодский МЧС звонить надо, а в ярославский.

– Вы что, коллегам перезвонить не можете?! Там в машине два парня застряли, замерзнуть могут.

Сдерживая негодование, Сергей позвонил нам. Говорит: только что отца похоронил, и, честное слово, за сыновей более чем тревожно.

Валерьянка. Молитва. Очень искренняя молитва.

До ярославского МЧС дозвонился, но ответ ничуть не обнадежил:

– Да, нам ребята тоже дозвонились. К утру туда трактор подъедет.

– Мне, что ли, вам объяснять, что холод в таких условиях может убить?! У парней – ни теплой одежды, ни валенок: они налегке поехали.

Валерьянка. Молитва. Уже совместная – с супругой.

Как оказалось, в общей молитве принимали участие и сыновья. Причем один из них (Сергей называет его «лоботрясом») крещеный, но номинально, а другой («спиногрыз») – не крещеный вообще. Плоды общей молитвы стали известными в три ночи, когда сыновья позвонили родителям в последний раз.

Прямо на нас двигается невесть откуда взявшийся автомобиль. Тормозит – и оттуда выходят… священники!

– Не буду я настаивать на том, чтобы один воцерковлялся, а другой крестился. Ну, не буду! Зачем мои нотации? Я думаю, что сыновья как-то и без нотаций разберутся. И с Богом у них отношения после этого случая, совсем неслучайного, станут поближе. Я увидел силу молитвы – родителей за детей и детей за родителей. А еще я увидел настоящих русских батюшек, имена которых не знаю ни я, ни выжившие сыновья. Спаси их, Господь.

Мне добавить почти нечего. История эта произошла в ночь на 17 февраля.

Об этой истории мне рассказала моя бабушка. 21 ноября, в день своего рождения, она поехала из своей деревни Васильевка в село Райгород Светлоярского района Волгоградской области в церковь на службу. Это был день Архангела Михаила, состоялось праздничное служение, а потом был праздничный обед. За обедом заговорили о силе молитв.
И вот встает священник из села Котельниково и рассказывает такую историю…

Заболел молодой парень — признали «инфекционный паралич организма». Врачи ничего не могли поделать, вызвали московских специалистов — тоже бесполезно. Болезнь прогрессировала, больному становилось все хуже и хуже. Он лежал в волгоград­ской больнице, был очень плох, когда к нему приехал батюшка, священник: он был родственником больного. Батюшка стал парня исповедовать, дали ему кусочек просвирки, ложку кагора. Но поскольку парень был парализован, ему просто приподняли голову и влили вино.

После этого 20 ноября священник поехал в эту Райгородскую церковь и во время вечерней службы попросил прихожан почитать вечернюю молитву о здравии раба божьего Михаила — так звали парня. Утром 21 ноября батюшка вновь молился о здравии болящего Михаила и просил молиться прихожан. После молитв он позвонил в больницу, спросил о самочувствии больного. Ему ответили, что он лежит без сознания и уже чернеет, то есть умирает. Ему выделили отдельную палату, рядом посадили медсестру, чтобы она наблюдала за состоянием умирающего.

Батюшка уже и в обедню стал читать молитвы во здравие, а после опять позвонил в больницу. И вдруг ему сообщают, что больной встал, и поскольку медсестра заснула, он ее разбудил. Та в испуге аж со стула упала — думала, это привидение.

Священник сказал: «Михаил сейчас с нами, он сидит за этим столом». И действительно встает человек лет 35 и рассказывает, что он чувствовал в тот момент, момент исцеления.

— Я открыл глаза, ничего не понимая, что со мной происходит, — сказал он. — Чувствую себя хорошо, никаких болей, и даже тело не парализовано, как будто могу им управлять. Рядом спит в кресле медсестра. Я встал, подошел и разбудил ее. Она сильно испугалась, даже на некоторое время потеряла дар речи — ведь я должен был умереть. А вставать — так я уже вообще давно не вставал.

После этого случая жизнь молодого человека кардинально изменилась. Он словно напитался жаждой жизни. Михаил стал преуспевающим бизнесменом, охотно помогает церкви. Он сказал, что знает, за какой грех ему пришлось расплачиваться болезнью, и уверовал в силу молитв. 21 ноября, в день своего второго рождения и день рождения Архангела Михаила, он непременно приезжает в эту церковь…

— Событие, конечно, хорошее, — философски заметил Серега. — Но, может, тебе поостеречься немного? Может, не так сильно молиться? А то ведь если после каждой молитвы с крыльца будешь падать, а оно у вас из восьми бетонных ступенек сделано, останутся овцы твои без пастуха… Другого такого им уже не пришлют.

— Теперь уж и другой тут управится, — с теплотой отозвался батюшка. — Когда храм очищали да открывали, трудно было, а сейчас легко. Вера в силу и милость Божию возвращается, а мы молитвами своими да делами помогаем ей укрепиться. И ты, Сергей, на промахи да неудачи не ропщи, а в предыдущих поступках и делах покопайся хорошенько да помощи попроси — и причину отыщешь, и помощники сыщутся, и выправится все. Храни тебя Бог! — С этими словами батюшка перекрестил Серегу и поспешил в сторону храма.

Продолжение этой истории случилось через неделю. Позвонила моя давняя приятельница и попросила проехать с ней на Даниловское кладбище, в часовенку к Матроне Московской. Я и сам собирался к матушке, поэтому согласился с радостью. Пока ехали в трамвае от метро, женщина жаловалась на неудачи и неурядицы, постигшие ее в последнее время. Я же, вспомнив Серегин рассказ о его приятеле-священнике, поведал его ей и посоветовал:

— Молись искренне, а за каждую возникшую проблему, как этот сельский батюшка, благодари Бога втройне.

Благополучно отстояв очередь, мы поклонились святому месту, помолились, поведали матушке свои заботы, прошли в храм, постояли у чудотворного образа святой блаженной Матроны Московской и, умиротворенные, поехали домой.

На пятый день приятельница позвонила и даже не поздоровавшись слабым голосом сказала:

— Дошла моя молитва. На обратном пути разболелся зуб. Зашла в платную клинику, там сделали снимки, накололи уколов и стали срочно удалять. Врач попался неопытный, зуб отломил. Пришел другой, десну разрезали, к вечеру уже и говорить не могла. Соседка вызвала «скорую», пятый день в больнице, ем и пью через трубочку. Вспоминаю твой рассказ про батюшку — сразу настроение улучшается: смеяться не могу, а хочется. Сегодня, слава Богу, заговорила.

Она тихонько рассмеялась, а потом очень серьезно сказала:

— Я ведь за сестру да за племянника молилась. Избили его сильно, врачи ничего поделать не могли и матери сказали, чтобы готовы были к худшему, а он сегодня рано утром в себя пришел и кушать попросил. И матери сказал, что Лиду видел: молилась она. Завтра выпишут, сразу же поеду к Матронушке с благодарностью, а батюшке тому молебен о здравии закажу: очень он меня поддержал… Имя мне его скажи.

Имени батюшки я не знал и перезвонил племяннику. Он очень удивился и поинтересовался, зачем оно мне. Я коротко ответил:

И действительно надо! Надо просить Господа Бога, чтобы даровал он каждой сельской деревеньке своего батюшку, болеющего и борющегося за каждую заблудшую душу, умеющего наставить на путь истинный, разбудить в людях светлое, помочь оценить поступки свои и желания, привести к истинному покаянию, а значит, и к очищению.

Здравия тебе и сил на многие лета, добрый сельский батюшка! Неси слово Божие, крепи веру православную, побуждай людей к делам добрым и к жизни праведной.

Добрая, милая и родная, или просто мама

Ты стоишь у окна, маленькая, в стеганой старенькой безрукавке, поверх которой завязан такой же старенький чистый цветастый фартук, в тонком шерстяном сером платочке, и смотришь мне вслед тревожным и любящим взглядом. Я оглядываюсь, с улыбкой машу тебе рукой, а ты крестишь меня и что-то говоришь, наверно благословляешь или шепчешь молитву. Я уезжаю к себе в Москву с легким сердцем, погостив у тебя целых шесть дней.

Побывал у друзей, у родственников, а в оставшееся время слушал твои рассказы и часто не дослушав опять куда-то спешил. Ты не роптала, а, только привычно вздохнув, как и в детстве, говорила ласковым и добрым голосом:

— Потихоньку иди. Не торопись да по сторонам гляди, машин-то вон теперь сколько.

— Мама, мне скоро сорок лет, у меня дети скоро взрослыми станут, а ты все за меня боишься.

— И за них тоже боюсь. Время-то вон какое страшное, везде митинги да забастовки, а их ведь вырастить надо. — И, смахнув слезу, крестила меня и провожала: — Иди с Богом! — И терпеливо ожидала, много раз подогревая остывающий чайник, когда я вернусь, сяду напротив и расскажу, где был, с кем встречался и что видел.

Однажды, чтобы помочь маме в огороде (она живет в деревне), я поехала к ней очень рано. Дверь ее дома была закрыта. Я не стала стучаться, не хотела будить ее. Пошла в огород, нашла старые вещи, переоделась и стала полоть траву. Вот, думаю, увидит, сколько я сделала, обрадуется, спасибо скажет. Но не тут-то было. Увидев, что я работаю в огороде, мама меня отругала. Сказала, что сегодня Троица – большой божественный праздник, и черти меня «разжигают». Я обиделась и, переодевшись, молча двинулась на остановку – уезжать домой. На сердце было как-то тревожно. К остановке приближалась крупная тяжелая машина, на прицепе она тащила многотонную бочку. Водитель явно не знал нашей местности, не рассчитывал, что здесь за домами очень крутой поворот, поэтому вовремя не сбавил скорость. Бочка наклонялась все больше и больше на бок, грозя перевернуть кабину. Машина надвигалась на остановку, где стояла я.

Вся моя жизнь, как в замедленном кино, пронеслась у меня перед глазами. Но в последние секунды мне вспомнилась молитва «Отче наш», я закрыла глаза и стала читать ее. Я ждала, когда эта махина раздавит меня, ждала боли. Но вместо этого услышала скрежет: это бочка оторвалась от кабины, перевернулась на бок, ударилась об асфальт. От сильнейшего удара люк бочки открылся, и меня обдало с ног до головы чем-то горячим, черным и липким. Это была эмульсия битума, как потом оказалось. Так как одежда на мне была из синтетики, эмульсия не впитывалась, а стекала «как с гуся вода» мне на ноги. Ногам было больно, но это была боль, которую можно было терпеть.

Мне пришлось возвращаться к маме домой. Она, увидев меня, сильно испугалась, плакала, вспомнила и про праздник. Меня всей деревней отмывали соляркой, искали мне одежду, чтобы переодеть. Теперь я верю в слово Божье, в силу молитвы. А про праздники стараюсь узнавать заранее.

Новость отредактировал Living_Vanilla — 19-06-2012, 00:36

Проверяющий немного помолчал и сказал: «Пойдем со мной по предприятию. Я хочу преподать урок, который поможет тебе в работе и в жизни». Три часа мы обходили завод из цеха в цех. Он очень подробно, объяснял, что важно соблюдать, а где можно установить срок для устранения нарушений технических условий разработчиков. Как себя грамотно вести с техническим персоналом, когда надо отстаивать свою позицию, когда не стоит сжигать за собой мосты для отступления и многое другое. После обхода цехов весь состав высшего звена завода собрался на совещание у директора. Затаив дыхание, с тревогой ждали приговора проверки. В своем выступлении проверяющий изложил претензии, указал на недопустимые нарушения и добавил, что готов вновь остановить завод. Но, прежде чем утвердить акт проверки, он хотел бы услышать мнение начальника ОТК, то есть мое. Мне оставалось сделать серьезное выражение лица, заставить не дрожать голос и внести свое предложение по устранению замечаний. А также, высказала мнение о нецелесообразности остановки завода. Проверяющий выслушал меня и сказал: «Я принимаю предложение начальника ОТК, с одним условием. Все ее требования по устранению нарушений должны выполняться безоговорочно. Вернусь и проверю».

Меня еще долго пытали, что произошло за эти три часа, как мне удалось найти контакт с таким серьезным человеком. После этой проверки для меня многое изменилось. Я стала чувствовать себя уверенно, со мной считались, оппоненты затаились и не мешали работать. Я благодарила всех Святых за помощь, за полученный шанс выстоять. Поддержка проверяющего стала для меня надежным щитом. Я руководила службой технического контроля шестнадцать лет и все годы с благодарностью вспоминала знаковую встречу.

Однажды, для выполнения производственного плана, привлекли к работе в горячем цеху инженерно-технических работников. И моя служба должна была участвовать в этом мероприятии. Прежде чем послать выполнять план своих коллег, приняла решение отработать ночную смену первой.

День провела на заводе, вечер – с ребенком, а в ночь вышла на смену в горячий цех. До двух часов ночи как-то продержалась, потом силы стали оставлять меня. Очень хотелось спать, думала, что упаду у этого «огнедышащего дракона» — горячего пресса. Пока боролась со сном и усталостью, мысленно вела разговор с Всевышнем. Я очень плохо переношу высокую температуру и этот пресс, для изготовления пластмассовых заготовок, стал для меня настоящим испытанием. Обращение к Богу, скорее можно назвать молитвой. Я повторяла ее до утра, что и помогло мне выстоять. Наконец пришло долгожданное утро, свою норму я успешно выполнила.

С тех пор прошло очень много лет, тяготы той ночи забыты, а обращение помню и по сей день. Когда наступают не лучшие для меня времена, молитва мне помогает.

Господи, Всемогущий,
Образумь всех людей,
Помоги нашему миру,
Полного зла и потерь.
Больным и здоровым,
Грехи и ошибки прости.
Просим всем миром,
Наших детей сохрани.
Ты такими нас создал
И Земля пожинает плоды
Велика ли Чаша терпения
Уготована детям твоим?
Как постичь слово Божье,
Как научиться прощать?
Из беспокойного сердца,
Как тревоги прогнать?
Господи, сделай добрее,
Этот мир и меня.
Сохрани в людях солнце,
Я так верю в тебя!

Многообразны жизненные истории, несхожи характеры — монахов и мирян, — но все авторы ведут сложный разговор с читателем о непростой современной действительности без ложной назидательности, все заставляют задуматься о собственном месте в мире.

  • Скорбное житие инока Иова
  • Новый год, Рождество и катамаран
  • Идеи литовского олигарха
  • Дребязги
    • Про муравья
    • Несдержанность
    • Долгий запой
    • «Державная»
    • Две свечи
    • Разговоры
    • Счастливый таксист
    • Кира, вернись!
    • Лжесвидетельство
  • «Трижды бывает дивен человек»
    • Степанида
    • «Почему вы не отпускаете ее?»
    • Воссиял!
    • Предчувствие
    • Вот мне бы так умереть!
    • Заветное желание владыки Стефана
    • Умер от голода
  • Крестный
  • Самый оригинальный способ убийства
  • Исцеление
  • Дедов крест
  • Багдадское небо
  • Просто священник
  • Метод воздействия
  • Из «совкового» поколения
  • Открытые небеса
  • Это старомодное слово «верность»
  • В доме престарелых
  • Я и сегодня жду его
  • «Попробуй, но знай…»
  • Благочестивые истории. Приходские хроники
    • Праздник для кота
    • Чудо
    • Сила молитвы
    • Владыка милостивый
    • Исаич
    • Церковь и комсомольская стройка
    • Как я краденое скупал
  • Псково-Печерская обитель
    • Горшок олифы
    • Святой вратарь
    • Видевший царя
  • Записки матушки
    • В поселке, где не было храма
    • Вымолила
    • Небесный покровитель
    • Перед Воздвижением
  • Про сельского батюшку
  • Добрая, милая и родная, или Просто мама
  • На Ильин день
  • Он услышал биение сердца Христа
  • По тещиным молитвам

Книгу можно приобрести:

· в отделе оптовых продаж Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Самокатная, д. 3/8, стр. 15
тел.: +7 (495) 628-82-10, +7 (495) 621-86-40)

· в магазине Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Большая Лубянка д.17,
тел.: +7 (495) 150-19-09)

· в интернет-магазине «Сретение» с доставкой по России и странам ЕАЭС.

Давно замечено ,что самые сильные и благодатные молитвы — детские.

. Промозглым осенним утром многодетная семья Михайловых стояла на обочине дороги, долго и безуспешно пытаясь остановить вместительную попутку, что бы доехать до храма. На автобус они опоздали, а презжавшие водители игнорировали семейство. Отчаявшиеся родители уже собрались было возвращаться домой, как вдруг старшего сына осенило, и он предложил братьям и сестричкам:
— А давайте помолимся, чтобы Бог послал нам машину!
И дети затянули хором:
— Господи, пошли нам машину, пожалуйста!
Самая младшая, трёхлетняя Соня, ещё и добавила:
— Пасли нам зелёную масыну!
— Да нам любая подойдёт, хоть чёрная, хоть в крапинку, лишь бы довезли! — воскликнула мать.
— А я хосю зелёную! — не сдавалась малышка.
Через минуту рядом с ними затормозил зелёный микроавтобус.
— Залезайте, довезу куда угодно — обрадовал их улыбчивый водитель. — Только мне ещё на пять минут по пути в один храм заехать надо, подождёте меня в машине.
Как оказалось, шофёр ехал по делам именно в тот самый храм, куда направлялась семья. И даже денег с них не взял.

Одна из моих знакомых однажды услышала, как её дочка, семилетняя Катя, закрывшись в комнате, просит Бога:
— Господи, я многое хотела бы попросить у Тебя, но я поняла, что не нужно мне Тебя беспокоить по пустякам. Хочу попросить у Тебя самое важное. Сделай так, чтоб мама и папа помирились и снова стали жить вместе! И ещё хочу, чтобы мама приходила с работы всегда весёлая и добрая.

Потрясённая молитвой дочки, вторую часть просьбы Елена отныне старалась исполнять сама и, чтобы ни случалось, возвращалась с работы с улыбкой на лице, добрая и ласковая. А Бог исполнил главную просьбу — восстановил семью. Ушедший к другой женщине отец вернулся и просил прощения у жены и дочки, обещая больше никогда не уходить, и они его, конечно же, простили. Сейчас их семья по-настоящему счастлива.

Молитва ребёнка может исцелять не только физически, но и духовно. Как рассказала одна из прихожанок нашего храма, она долгое время слыла упёртой атеисткой и была очень возмущена, когда свекровь без её ведома окрестила внука в храме. А когда пятилетний сын неожиданно заявил ей, что Бог есть и в него надо верить, она была шокирована и едва удержалась, чтобы не отлупить ремнём «маленького мракобеса». Пыталась переубеждать, но Миша упорно стоял на своём:
— Бог есть, я это знаю!
Три года спустя у Ольги обнаружили онкологическое заболевание. И тогда сын буквально потребовал, чтобы она покрестилась и начала ходить в храм. Пришлось подчиниться. Сын каждый день усердно молился за маму.
Обследование перед операцией потрясло всех — никаких следов рака в организме не осталось! Удивлённые врачи даже решили, что первичный диагноз был ошибкой. Но Ольга с той поры твёрдо знала, что произошло чудо.
Причём двойное: она не только исцелилась, но и обрела твёрдую веру.
Ныне Михаил уже оканчивает школу и мечтает стать священником.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное. » — две тысячи лет назад сказал Иисус.
Это значи, что людям стоит брать пример с детей, уподобляясь им в умении радоваться, не отвечать злом на зло, не помнить обид,не презирать, не осуждать других людей, не лицемерить, не стремиться к почестям, роскоши и богатству.
И учиться у них доброте, кротости и смирению.

Сила молитвы рассказы очевидцев читать
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here