Святые отцы о молитве Иисусовой

Самое детальное описание: святые отцы о молитве иисусовой специально для посетителей нашего ресурса.

Антология изречений святых отцов церкви

Следует прочитывать и молитвы, и акафисты, а иногда и псалмы. Но если есть внутренняя молитва, то следует тогда остановиться и молиться уже духом. Когда же нет, то читать молитвы.

Верх добрых дел есть постоянное пребывание в молитве.

Иисусову молитву должно творить с великим вниманием и покаянным чувством, с ударением на слова «помилуй мя, грешного». С сердечным сокрушением и с детским доверием ею молиться, и Господь за такое доверие пошлет умиление, и ощутишь плод великий от такой молитвы.

Пока действует молитва Иисусова (в сердце) — ни за что не берись, ибо равного этому нет ничего.

У молитвенника может быть ложная молитва. Это происходит оттого, что он торопится и не размышляет о том, что говорит.

Святитель Иоанн Кронштадтский

Если нет времени, читай половину правила или сколько можешь, но всегда с благоговейным чувством; иначе ты только прогневишь Бога своей недостойной молитвой.

Молитву Иисусову лучше ограничить временем (например, 15-20 минут), нежели количеством; в этом случае произносить молитву более неторопливо и более внимательно.

Откровение мыслей очень нужно, и приносит великую пользу.

Ничто столько не оскорбляет Господа, как то, когда молимся кое-как. Лучше не все положенные молитвы прочитывай, но со страхом Божиим, благоговением; чем все, но кое-как.

Святитель Феофан Затворник

Не лучше ли заниматься нам чтением на память стихов из Псалтири или творением Иисусовой молитвы, чем бесполезными разговорами?!

Дьявол, зная, сколь спасительна для нас молитва, ни против чего не восстает с такой яростью, как против нее, обуревая нас тучей помыслов, дабы отвлечь от молитвы или сделать ее бесполезной.

Произносить молитву Иисусову должно не громким голосом, но тихо вслух себе одному.

Очень полезно совершать молитву Иисусову гласно при усиленном нашествии помыслов и мечтаний плотского вожделения и гнева.

К живущим вдвоем: в совершении посильных наружных молений и чтений Вам обоим, как единодушным, нечего стесняться друг друга. Если одна изнеможет и лежит, другая, нимало не стесняясь, клади поклоны, или читай Иисусову молитву. Вслух читаемая молитва пользует и лежащего.

Старец Анатолий Оптинский

Великое зло и вред происходит от небрежения к молитве. Небрежение к молитве отверзает дверь всем порокам, всем страстям и бесам.

Памятование о Боге, т.е. умная молитва — выше всех деланий и есть глава добродетелей, точно так, как любовь Божия.

Молитва Иисусова, если ее механически творить, ничего не дает, как и всякая другая молитва, языком только приговариваемая. Дело совсем не в словах, а в чувствах к Господу.

Уединение предпринимается с целью избежать соблазнов, сохранить душевную чистоту, сосредоточиться в себе и в Боге, усердно заняться молитвою или каким-либо спасительном делом.

Лучшее время для молитвы — полночь (от 12 часов ночи до 3 утра).

Святитель Феофан Затворник

Если христианин тогда только молится, когда становится на молитву, он совсем не молится, ибо духом (про себя) должен постоянно молиться.

Ночное бдение — это бодрствование или малоспание ради дел богоугождения и избежания искушения на грех.

Уста, всегда благодарные, удостаиваются благословения от Бога и в сердце благодарящее входит благодать.

Если еще не научился молиться, как следует, то пока молись, как умеешь, только с мытаревой мыслью.

Более всего, как замечено опытом, молитве вредит оскорбление ближних. Пока не успокоил обиженного примирением, молитва не может иметь движения. Вредит молитве и принятие блудных помыслов, осуждение, объедение, и всякий грех.

Когда мы пребываем в молитве, то сила и власть лукавого не действуют на нас; когда же мы перестаем молиться, то одолевает нас противник.

Если по окончании молитвы отходим, не услышав ничего из того, что говорили, то постараемся тотчас снова повторить, и случится опять то же самое, повторим в третий и четвертый раз, — и не прежде перестанем молиться, пока произнесем всю молитву со вниманием. Когда дьявол увидит, что мы не прежде перестаем, пока произнесем молитву с усердием и вниманием, он, наконец, оставит свои козни.

Не отрекайтесь от молитвы за других под предлогом опасения, что за себя умолить не можете, — опасайтесь, что о себе не умолите, если за других молиться не будете.

Святитель Филарет Московский

Говорят: послушание выше поста и молитвы. Но выше какой молитвы? Молитвы внешней, а внутренняя молитва должна быть непрестанно (и при исполнения послушания).

Если трудна долгая молитва, да употребится краткая, часто, если не словом, то мыслью. Не читали ль написанного: «Помянул Бога и возвеселился».

Для всегдашнего памятования о Боге должно приобрести навык непрестанно повторять следующую молитву: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися». И сделается эта краткая молитва непреоборимой стеной против нападения бесов, разгонительницей помыслов худых, укротительницей страстных движений и воспитательницей всяких добрых насаждений в сердце.

Молитвы святых очень великую имеют силу, но когда и сами мы каемся и исправную являем жизнь. Если же сами не стараемся, то через других ничего не получим и не будем спасены. Бог более готов даровать нам потребное ради нашей молитвы, чем ради молитв других.

От молитвы приходит плач, умиление и прочие добродетели. Святые отцы молитву распределяют так: во-первых, славословие (прославлять Господа), во-вторых, благодарение, в-третьих, исповедание, в-четвертых, прошение.

Новоначальный может держать во время молитвы и четки в руках, потому что они как-то будят его, а без них на него нападает леность или сонливость.

При большой немощи даже лежа можете исполнять все положенные службы. Если не можете всего вычитывать, заменяйте недочитанное Иисусовой молитвой, трезвенно и благоговейно совершаемой. Конечно, лучше бы потрудить тело молитвенным трудом, но что же делать, когда не дает болезнь?

Святитель Феофан Затворник

Будем молиться святым о том, чтобы они просили Господа об утолении гнева Его праведного, на нас движимого, ходатайствовали бы пред ним об отпущении нам грехов и испросили бы нам христианскую кончину живота нашего безболезненную, непостыдную, мирную и добрый ответ на страшном суде Христовом.

Ночное бдение — самое важное занятие, днем же нужно храниться от сходбищ и бесед. Если нет сил, то сидя бодрствуй и молись сердцем ночью.

Святитель Исайя Отшельник

Главное — чаще упражняйтесь в благодарении Бога за ведомые Его благодеяния, а особенно, в скорбях благодарите и этим начинайте свою молитву.

Молитва есть возношение ума и сердца к Богу. Отсюда очевидно, что молиться не может тот, кого ум и сердце привязаны к чему-либо плотскому, например, к деньгам, к чести, или кто имеет в сердце ненависть к другим.

Святитель Иоанн Кронштадтский

Ежедневные утренние и вечерние молитвы необходимы как противодействие и противоядие ежедневным нашим грехам, как искоренение их через живое сознание их безумства. Церковные службы будничные, воскресные, праздничные, великопостные во главе с литургией тоже противоядие и врачевство душ грешных.

Святитель Иоанн Кронштадтский

Правило молитвенное есть стена, ограждающая христианина от внутренних искушений.

Молитва есть дыхание духовного человека.

Окрадывается и уничтожается молитва, когда во время совершения ее ум не внимает словам молитвы, но занят пустыми мыслями и мечтаниями.

Молитвенное бодрствование считается в христианстве одним из основных условий благочестивой жизни. Один монах, Моисей, совершал молитву 50 раз в день; дьякон Евагрий — 100 раз; авва Павел — 300 раз; одна благочестивая дева — 700 раз. Когда Макарий Александрийский предался непрестанной молитве в течении четырех суток, то привел этим дьявола в ужаснейшую ярость.

Лучше малое количество молитв прочесть с полным вниманием и сердечным умилением, чем много — с поспешностью и рассеянностью.

Святитель Иоанн Кронштадтский

Когда понуждаем себя к молитве, хотя и не хочется, из этого познается усердие.

Одним из признаков прелести святые отцы считают такое состояние, когда человек смеется на молитве.

Кто может произносить молитву Иисусову со смирением, тот не должен оставлять ее, за оставление же — укорять себя и каяться со смирением.

Когда придет желание молиться среди правила особенною молитвою и с поклонами, — не надо мешать такому настроению.

Молитвенное свое домашнее правило определи сама, сообразуйся со временем, в этом самочиния не будет, только много набирать не советую, чтобы не быть рабом правилу и во избежание торопливости.

Если мы за врагов не будем молиться, то погибли мы, как видно из того, что было с фарисеем, ибо если этот не против врагов молясь, а только потщеславившись, такое понес наказание.

От крепкого и здорового тела требуется при совершении правила молитвенного большее число поклонов и молитвословий.

Святитель Игнатий Брянчанинов

Скучание на молитве рождается от парения ума, а парение ума — от праздности, чтения (многого без разбору) и суетных бесед, или от пресыщения чрева.

Когда оскудеют силы, то, хотя сидя, бодрствуй и молись сердцем.

По окончании молитвенного правила подольше помолись, прося прощения за невольное отбегание ума.

Берегись молиться о красивой женщине, воспоминание о которой производит тревожное движение в крови твоей. Желая сделать добро (через молитву), ты сам подлежишь опасности впасть в зло.

Демоны очень завидуют человеку молящемуся.

Когда демоны увидят, что кто-либо имеет усердие и ревность молиться как должно, то они во время молитвы вкладывают ему мысли о чем-либо, будто нужном, и отходят, а спустя немного опять возбуждают воспоминание о том, подвигая ум, и он, не находя искомого, досадует и скорбит. Потом, когда встанет опять на молитву, бесы напоминают ему, о чем он думал и чего доискивался, чтобы ум, подвигшись опять к исканию, сделал молитву бесплодной.

Молитва Иисусова прилична, когда идешь, или сидишь, или лежишь, ешь, беседуешь, занимаешься рукоделием.

Учись творить Иисусову молитву через ноздряное дыхание с сомкнутыми устами — это искусство — бич против плоти и плотских похотений. К обыкновенной Иисусовой молитве прибавляй «Богородицею помилуй мя». Одна молитва внешняя недостаточна, Бог внемлет уму, а поэтому те монахи, кои не соединяют внешнюю молитву с внутренней — не монахи, а черные головешки. Все делай потихоньку, полегоньку, а не вдруг: добродетель — не груша, ее вдруг не съешь. Одна книга (об Иисусовой молитве) не научит молитве — надо иметь крепкое занятие в ней.

Преподобный Серафим Саровский

Один подвижник сказал: «Кто поет церковные молитвы, тот вдвойне молится: и сам молится, и на других влияет. Через пение духовное у человека изменяется настроение, и он становится богобоязненнее».

Книги молитвенные нужны, пока душа не начнет сама молиться, а когда сама уже молится, их можно оставить. Только когда своя молитва нейдет, чтобы расшевелить ее, надо начать по печатным молитвенникам молиться. И когда разшевелится своя молитва, оставлять их.

Святитель Феофан Затворник

Когда есть движение в сердце молиться, а рядом кто-то есть, то молиться все же надо, но не показывать молитвенности.

Если, совершая молитву, думаешь, что она не угодна Господу из-за твоей греховности, то она приятна Богу; если же подумаешь, как другой (в эту пору) спит или нерадит (о деле), то труд твой напрасен.

Вернее и полезнее себя за невнимание на молитве осуждать и смиряться.

Преподобный Амвросий Оптинский

Кто часто молится — избежит искушения.

Непременно надо помолиться за человека, который обидит тебя: «Господи, святыми молитвами дай мне смирение и терпение» Когда путешествуешь, то читай псалмы или молитвы на память.

Главное наше дело — к Богу приближение. Потому молитве все должно уступать.

Должно чаще читать про себя: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей».

Хотя и нет у тебя видимых слез, однако же пусть будет сердца сокрушение.

Худые мысли надо отгонять молитвой: «Господи, помилуй мя, яко немощен есть».

Спросите, что это за беззаконие, ради которого мы не будем со избранными? Исполнение правила вашего никуда не годно по торопливости. Как гнилая доска полезна столяру, так пользует и торопливое правило.

Преподобный Нил Мироточивый

Опасайся давать цену своей молитве; смиренный может ли когда подумать, что он хорошо молится?

По нужде можно правило исполнить в течение суток.

Всякая молитва, чья бы ни была, таинственно касается души человека, о котором молятся.

Славословие божественное да будет для нас всегда любезнее и честнее всех прочих дел человеческих.

Преподобный Корнилий Комельский

Недостаток молитвенного правила и других подвигов заменяй смирением и благодарением.

Будем молиться за благотворителей, что-бы не поставилось нам в грех полученное от них благотворение.

Против беса уныния в соединении духом скорбным необходима молитва; «Господи, виждь скорбь мою, и помоги мне грешному, и не попусти выше силы моей искушение!» Должно понуждать себя к молитве, чтению и рукоделию.

Укажу вам три самых простых приема: не приступайте к молитве без предварительного, хотя короткого приготовления; не совершайте кое-как, а со вниманием и чувством; и не тотчас по окончании переходите к обычным занятиям.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Святитель Феофан Затворник

Когда бывает бесчувствие, надо молиться вслух.

Пребывание наедине в молчании, в упражнениях в молитве и поучении день и ночь закону Божьему делает человека благочестивым.

Преподобный Серафим Саровский

При неспешном чтении молитв возможно внимание; при поспешном чтении вниманию нет места.

Святитель Игнатий Брянчанинов

Какое ни избери себе правило молитвенное, всякое хорошо, коль скоро держит душу в благоговейнстве пред Богом.

Святитель Феофан Затворник

Во время рассеяния ума чтение и рукоделие бывает полезнее молитвы.

Молитва друг о друге есть лучшее из общений.

Будь же всем рад и всякому послужи, чем можешь.

Преподобный Макарий Александрийский

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

. И между делом совершай молитву, как благодаря Того, Кто дал силу рук на дела и мудрость ума на приобретение знания. (свт. Василий Великий, 9, 148—149).

. Непрестанно сохраняйте в сердце имя Господа Иисуса, чтобы сердце поглотило Господа, и Господь — сердце, и таким образом два стали едино (свт. Иоанн Златоуст, 52, 965).

Как дождь чем в большем количестве ниспадает на землю, тем более умягчает ее; так и святое имя Христово, без помыслов нами возглашаемое, чем чаще призываем Его, тем более умягчает землю сердца нашего, преисполняя его радости и веселия (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 175).

Неопытным хорошо знать и то, что мы, дебелые и к земле поникшие и телом, и мудрованием, врагов своих, бестелесных и невидимых, зложелательных и мудрых па озлобления, скорых и легких, искусившихся в брани, какую ведут от Адама до ныне, не другим каким способом имеем возможность победить, как только непрестанным трезвением ума и призыванием Иисуса Христа, Бога и Творца нашего. Для неопытных молитва Иисус-Христова да будет возбуждением и руководством к испытанию и познанию добра; для опытных же — самый лучший наставник в добре есть деяние, испытание делом и вкушение добра (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 175).

. Трезвение и молитва Иисусова взаимно входят в состав друг друга — крайнее внимание в состав непрестанной молитвы, а молитва опять в состав крайнего в уме трезвения и внимания (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 186).

С дыханием твоим соедини трезвение и имя Иисусово, или помышление о смерти и смирение, ибо то и другое великую доставляет пользу (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 209).

Блажен воистину, кто так прилепился мыслию к молитве Иисусовой, вопия к Нему непрестанно в сердце, как воздух прилежит телам нашим или пламя к свечке. Солнце, проходя над землею, производит день; а святое и достопоклоняемое имя Господа Иисуса, непрестанно сияя в уме, порождает бесчисленное множество солнцевидных помышлений (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 210—211).

Молитва сия названа Иисусовою потому, что обращается к Господу Иисусу, и есть по составу своему словесная, как и всякая другая краткая молитовка. Умною же она бывает и называться должна, когда возносится не одним словом, но и умом, и сердцем, с сознанием ее содержания и чувствованием, и особенно когда чрез долгое со вниманием употребление так сливается с движениями духа, что они одни и присущими видятся внутри, а слов как бы нет, Всякая короткая молитовка может взойти на эту степень. Иисусовой же молитве принадлежит преимущество потому, что она с Господом Иисусом сочетавает душу, а Господь Иисус есть единственная дверь к Богообщению, к снисканию которого и стремится молитва.

Навыкновение молитве Иисусовой внешне состоит в достижении того, чтоб она сама собой непрестанно вращалась на языке, внутренне же — в сосредоточении внимания ума в сердце и непрестанном в нем предстоянии пред Господом, с сопровождающею сие сердечною теплотой в разных степенях, и отреванием всяких других помышлений, и наипаче с сокрушенным и смиренным припаданием ко Господу Спасителю. Начало сему навыку полагается частым, сколько можно, повторением сей молитвы со вниманием в сердце. Частое повторение, установляясь, собирает ум воедино в предстоянии Господу. Установлению такого строя внутри сопутствует согревание сердца и отгнание помыслов даже простых, а не только страстных. Когда в сердце начнет непрестанно теплиться огонь прилепления ко Господу, тогда вместе с сим водворится внутри мирное устроение сердца с сокрушенным и смиренным, мысленным, припаданием к Господу. Доселе доходит собственный наш труд с помощию благодати Божией. Что еще, высшее сего, может совершаться в деле молитвы, то будет даром единой благодати. У святых отцев упоминается о сем для того только, чтобы кто, достигши показанного предела, не подумал, что ему нечего уже больше желать, и не возмечтал, что стоит на самом верху совершенства молитвенного или духовного.

Итак, первое тебе дело предлежит — частое, сколько можно частое, повторение молитвы Иисусовой, пока навыкнешь непрестанно ее повторять. Делай сие так:

Желающий заняться успешно молитвою Иисусовой должен оградить себя и извне, и внутри поведением. самым осторожным: падшее естество паше готово ежечасно изменить нам, предать нас; падшие духи с особенным неистовством и коварством наветуют упражнение молитвою Иисусовою. Нередко из ничтожной, по-видимому, неосторожности, из небрежности и самонадеянности непримеченных возникает важное последствие, имеющее влияние на жизнь, на вечную участь подвижника. (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 211).

Правильное, благодатное действие молитвы Иисусовой может прозябнуть только из Духа Христова, прозябает и произрастает оно исключительно на одной этой почве. Зрение, слух и прочие чувства должны быть строго хранимы, чтоб через них, как через врата, не ворвались в душу супостаты (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 211—212).

заключается в Божественном имени Богочеловека, Господа и Бога нашего, Иисуса Христа (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 215).

Некоторые утверждают, что от упражнения Иисусовой молитвою всегда или почти всегда последует прелесть, и очень запрещают заниматься этой молитвой. В усвоении себе такой мысли и в таком запрещении заключается страшное богохульство, заключается достойная сожаления прелесть (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 217).

В упражнении молитвой Иисусовой есть свое начало, своя постепенность, свой конец бесконечный. Необходимо начинать упражнения с начала, а не со средины и не с конца. Начинают со средины те, которые, без всякого предварительного приготовления, усиливаются взойти умом в сердечный храм и оттуда воссылать молитву. С конца начинают те, которые ищут немедленно раскрыть в себе благодатную сладость молитвы и прочие благодатные действия ее. Должно начинать должно произносить очень неспешно, даже протяжно, чтоб ум имел возможность заключаться в слова (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 261).

Очень полезно совершать молитву Иисусову гласно при усиленном нашествии помыслов и мечтаний плотского вожделения и гнева, когда от действия их разгорячится и закипит кровь, отымутся мир и тишина у сердца. (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 262—263).

Упражнение молитвой Иисусовой имеет два главнейших подразделения или периода, оканчивающиеся чистою молитвою. В первом периоде предоставляется молящемуся молиться при одном собственном усилии; благодать Божия несомненно содействует молящемуся благонамеренно, но она не обнаруживает своего присутствия. В это время страсти, сокровенные в сердце, приходят в движение и возводят делателя молитвы к мученическому подвигу. Во втором периоде благодать Божия являет ощутительно свое присутствие и действие, соединяя ум с сердцем, доставляя возможность молиться. без развлечения, с сердечным плачем и теплотою, при этом греховные помыслы утрачивают насильственную власть над умом (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 270—271).

Скорби внешние и внутренние, долженствующие непременно повстречаться на поприще . подобает преодолевать верою, мужеством, смирением, терпением и долготерпением, врачуя покаянием уклонения и увлечения (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 295—296).

Имя Богочеловека получило в служении молитвенном важнейшее значение, будучи именем. вочеловечившегося Бога, Победителя возмутившихся рабов и созданий — демонов (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 240).

Во имя Господа Иисуса даруется оживление душе, умерщвленной грехом. Господь Иисус Христос — Жизнь, и имя Его — живое, оно оживотворяет вопиющих им к Источнику жизни, Господу Иисусу Христу (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 243).

Между непостижимыми, чудными свойствами имени Иисуса находится свойство и сила изгонять бесов (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 245).

Когда увидим при упражнении Иисусовой молитвой особенное волнение и воскипение страстей — не придем от этого в уныние и недоумение. Напротив того, ободримся и уготовимся к подвигу. как получившие явственное знамение, что молитва Иисусова начала производить в нас свойственное ей действие (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 246).

Молитва Иисусова и открывает присутствие бесов в человеке, и изгоняет их из человека (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 246).

Только нищий духом, непрестанно прилепляющийся молитвою к Господу по причине непрестанного ощущения нищеты своей, способен раскрыть в себе величие имени Иисуса (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 248).

В действии молитвы Иисусовой есть своя постепенность: сперва она действует на один ум, приводя его в состояние тишины и внимания, потом начнет проникать к сердцу, возбуждая его от сна смертного и знаменуя оживление его явлением в нем чувств умиления и плача. Углубляясь еще далее, она мало помалу начинает действовать во всех членах души и тела, отовсюду изгонять грех, повсюду уничтожать владычество, влияние и яд демонов (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 249—250).

. возводит от земли на небо делателя своего и включает его в число небожителей. Пребывание умом и сердцем на небе и в Боге — вот главный плод, вот цель молитвы; отражение и попрание врагов, противодействующих достижению цели, — дело второстепенное: не должно оно привлекать к себе всего внимания, чтоб сознанием и созерцанием победы не дать входа в себя высокоумию и самомнению. (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 251).

Имя Господа паче всякого имени: Оно источник услаждения, источник радости, источник жизни, оно — Дух, оно животворит, изменяет, переплавляет, боготворит (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 252).

Упражняющиеся молением именем Господа Иисуса подвергаются особенным гонениям диавола. (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 300).

Внимательная молитва, особенно молитва именем Господа нашего Иисуса Христа, при усилии соединять сердце с умом, обличает гнездящегося в сердечной глубине змия, и, уязвляя его, побуждает к движению (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 370).

. Желающему непогрешительно заниматься молитвою Иисусовою надо поверять себя, свое упражнение ею, частым чтением. отеческих писаний. (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 114).

Молитва Иисусова добрые расположения укрепляет, а недобрые навеяния дурных мыслей и страстных движений разгоняет и подавляет (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 94).

Молитва Иисусова — первое орудие и всемощное. Не выпускай его из рук (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 141).

Молитва Иисусова в силе своей является не в начале, а в конце; преуспеяния, как цвет и плод (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 162).

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

По учению святых отцов Церкви, самая емкая и действенная форма молитвы – Иисусова молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Монахи всю свою жизнь учатся правильному творению Иисусовой молитвы. Мы собрали поучения афонских святых и старцев, которые разъясняют, как правильно читать Иисусову молитву.

По слову святого апостола Павла, христиане должны непрестанно молиться Господу: «За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1 Фес 5:18). По учению святых отцов Церкви, самая емкая и действенная форма молитвы – Иисусова молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Но недостаточно просто повторять слова молитвы, необходимо соединить в обращении к Христу ум и сердце. Монахи всю свою жизнь учатся правильному творению Иисусовой молитвы.

Мы собрали поучения афонских святых и старцев, которые разъясняют, как правильно читать Иисусову молитву.

Преподобный Паисий Святогорец

«Лучше говорить ее (молитву) полностью: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», потому что в молитве содержится весь догмат веры. Если тебе трудно произносить ее полностью, тогда говори: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя».

«Одно дело молитва Божией Матери и святым, другое — молитва Иисусова, это разные вещи. Молитва Иисусова имеет иной смысл: молитвой человек соединяется со Христом, ум соединяется с Богом. Но ум должен пребывать в молитве — вот в чем секрет. Когда мы прочитываем много четок тому или иному святому, это тоже хорошо, но бесполезно для непрестанной молитвы. Привыкай больше творить молитву, чтобы ум многократно обращался на «Господи Иисусе Христе», и так ты естественным образом будешь пребывать в непрестанной молитве».

Преподобный Порфирий Кавсокаливит

«Когда Христос входит в сердце, жизнь меняется. Христос — это все. В ком живет Христос, тот переживает такое, что нельзя выразить: святые и сокровенные вещи. Такой человек переживает великую радость. Поверьте мне! Это правда! Это переживали подвижники на Святой Горе. Они непрестанно с жаждой шепчут молитву: Господи Иисусе Христе…»

«Будем обращаться к Богу как смиренные рабы, умоляющим и просящим голосом. Тогда наша молитва будет угодна Богу. Давайте будем с благоговением стоять перед Распятым и говорить: Господи Иисусе Христе, помилуй мя. Этим все сказано».

«Сердце — это радиоприемник, а страсти — помехи в эфире… Чтобы Христос явил нам Себя внутри нас, когда мы призываем Его в молитве «Господи Иисусе Христе», сердце наше должно быть чистым, должно быть свободным от какой — либо помехи, свободным от ненависти, от эгоизма, от злобы. Нужно, чтобы мы любили Его, а Он — нас».

Преподобный Никодим Святогорец

«Число, сколько раз повторять, в каком случае, сию молитву, сам себе определи или с совета духовного отца твоего. Только сначала много не назначай, а потом, по мере услаждения сею молитвою, прибавляй понемногу. Если когда придет желание повторить положенное число, не отказывай себе в этом, не поставляя себе сие в постоянное правило, а только в этом случае. И сколько бы ни потребовало сердце таких повторений, не отказывай».

Схиархимандрит Кирик Афонский

«При сей молитве (как и при всякой) надо иметь цель или намерение, с каким произносишь сию молитву, ибо Бог смотрит на цель, на намерение, а без сего Он молитве вашей не внемлет, не принимает ее. Итак, как раньше нами было сказано, молитву сию надо произносить с предварительной мыслью о той страсти или беспорядочных помыслах, которые в момент молитвы или чаще всего беспокоят».

«Молитву Иисусову надо творить не с тем, чтобы приобрести дар молитвы, а с тем, чтобы побеждать страсти по воле Божией, с преданностью Создателю своему, как Его создание, выражая Ему свою немощь и прося у Него благодатной помощи, которая узнается по вздоху смиренному».

«Молитву Иисусову должно творить при сознании присутствия Божия, убеждении, что не ты Бога зришь, а Бог тебя видит и знает все, что есть внутри тебя».

«… если вы будете иметь веру с горчичное зерно, и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф. 17, 20).

«И все вычитываю, но сознаюсь, что молитвы нет». – У вас, выходит, есть только труд стояния на молитве. Хоть это лучше, чем совсем не стоять на молитве, однако ж молитва такая есть то же, что подать Господу сухую корку.

Святитель Феофан Затворник Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни

Молитва не есть какое-либо однократное, прерывчатое действие, а есть состояние духа, постоянное и непрерывное, подобно тому, как постоянны и непрерывны в теле дыхание и биение сердца

Святитель Феофан Затворник Четыре слова о молитве

Молитва наша по преимуществу есть покаяние и прошение о прощении грехов, то и она должна быть непременно всегда искренняя и совершенно свободная, а не невольная, вынужденная обычаем и привычкою. Такою же не должна быть молитва и тогда, когда бывает благодарением и славословием. Благодарность предполагает в душе облагодетельствованного полноту свободного, живого чувства, свободно переливающегося чрез уста: от избытка сердца уста глаголют (Мф. 12,34).

Иоанн Кронштадский. Мысли христианина

Усердная, слезная молитва не только грехи очищает, но и телесные немощи и болезни исцеляет и все существо человека обновляет, и, так сказать, перерождает (говорю с опыта).

Иоанн Кронштадский. Мысли христианина

Стоя в храме, будь весь как на небе с Богом; ибо в храме все небесное… Тут общая молитва не о чем другом, житейском, а о — спасении души, о прощении грехов, о преуспеянии в добродетели и даровании бессмертия душам нашим — молитва за всех. Всякое житейское попечение должно отлагать в сторону при входе в храм и стоянии в нем.

Иоанн Кронштадский. В мире молитвы

Молись Господу об упокоении усопших праотцев, отец и братии своих ежедневно утром и вечером, да живет в тебе память смертная и да не угаснет в тебе надежда на будущую жизнь после смерти, да смиряется ежедневно дух твой мыслию о скоропреходящем житии твоем.

Иоанн Кронштадский. В мире молитвы

Господь любит и слушает более молитвы, когда мы не в одиночку и не от себя лишь и не о себе одних молимся, а вместе, от всех и за всех.

Иоанн Кронштадский В мире молитвы

Молиться ли за самоубийц?! Церковь не велит, как же сыны и дщери будут молиться? Мысль что можно молиться о тех, кои удостоены церковных похорон, разрешает молитву, предполагая, что разрешившия церковное погребение не признали убийцу убившим себя сознательно. Мне иногда думается, что можно молиться дома в своей частной молитве. Нр тут проглядывает покушение показать, что милосерднее церкви и даже Самаго Бога… Довольно ограничиться жалением о нем, предавая участь его безмерному милосердию Божию. ( № 791. письмо 583. вып.4. стр. 148. )

Феофан Затворник. О молитве

В службах церковных дух молитвенный. Кто простоит службу со вниманием ко всему читаемому и поемому, тот не может не согреться в молитвенном настроении. Если ныне так, завтра и послезавтра и т.д., то, наконец, загорится молитвенный огонек в сердце. Но когда это Бог даст, тогда ты будешь бежать в церковь, как на пир царский, и ничто тебя не удержит, только внимать старайся церковным пениям и чтениям, а без внимания ничего не будет. Поклоны неотложно должны быть при Иисусовой молитве, и чем больше, тем лучше. Почаще становись на поклоны и твори их сколько хочешь с молитвою Иисусовой. Утром и вечером побольше их клади. (Вып. 2, пас. 241, стр. 58)

Феофан Затворник. Наставления в духовной жизни

Чтобы выразить Богу наше благоговение пред Ним и почитание Его, мы во время молитвы стоим, а не сидим: только больным и очень старым дозволяется молиться сидя.

Сознавая свою греховность и недостоинство перед Богом, мы, в знак нашего смирения, сопровождаем нашу молитву поклонами. Они бывают поясные, когда наклоняемся до пояса, и земные, когда, кланяясь и становясь на колени, касаемся головою земли .

Читай молитвы неспешно, внимай во всякое слово — мысль всякого слова доводи до сердца, иначе: понимай, что читаешь, и понятое чувствуй. В этом — все дело приятного Богу и плодоносного чтения молитвы.

Проси того, что достойно Бога, не переставай просить, пока не получишь. Хотя пройдет месяц, и год, и трехлетие, и большее число лет, пока не получишь, не отступай, но проси с верою, непрестанно делая добро.

Не будь безрассуден в прошениях твоих, чтоб не прогневать Бога малоумием твоим: просящий у Царя царей чего-нибудь ничтожного уничижает Его. Израильтяне, оставив без внимания чудеса Божии, совершенные для них в пустыне, просили исполнения пожеланий чрева — и еще брашну сущу во устех их, гнев Божий взыде на ня (Пс. 77, 30—31). Ищущий в молитве своей тленных земных благ возбуждает против себя негодование Небесного Царя. Ангелы и архангелы — эти вельможи Его — взирают на тебя во время молитвы твоей, смотря, чего просишь ты у Бога. Они удивляются и радуются, когда видят земного, оставившего свою землю и приносящего прошение о получении чего-нибудь небесного; они скорбят, напротив того, на оставившего без внимания небесное, и просящего своей земли и тления.

Молясь Господу, Божией Матери или святым, всегда помни, что Господь дает по сердцу (даст ти Господь по сердцу твоему — Пс. 19, 5), каково сердце, таков и дар; если молишься с верою, искренне, всем сердцем, нелицемерно, то сообразно вере твоей, степени горячности твоего сердца, подастся тебе дар от Господа. И наоборот, чем хладнее твое сердце, чем оно маловернее, лицемернее, тем бесполезнее твоя молитва, мало того, тем более она прогневляет Господа… Поэтому, призываешь ли Господа, Божию Матерь, ангелов или святых, — призывай всем сердцем; молишься ли о ком из живых или умерших, — молись о них всем сердцем, выговаривая имена их с теплотою сердечною; молишься ли о даровании себе или другому какого-либо блага духовного, или о избавлении себя или ближнего от какого-либо бедствия или от грехов и страстей, худых привычек, — молись об этом от всего сердца, желая всем сердцем себе или другому просимого блага, имея твердое намерение отстать, или желая другим освободиться от грехов, страстей и греховных привычек, и дастся тебе от Господа дар по сердцу твоему.

Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Начало молитвы состоит в том, чтобы отгонять приходящие помыслы при самом их появлении; средина же ее — в том, чтобы ум заключался в словах, которые произносим или помышляем; а совершенство молитвы есть восхищение ко Господу.

Для чего нужна продолжительная молитва? Для того, чтобы продолжительностию усердной молитвы разогреть наши хладные, в продолжительной суете закаленные сердца. Ибо странно думать, тем более требовать, чтобы заматеревшее в суете житейской сердце могло вскоре проникнуться теплотою веры и любви к Богу во время молитвы. Нет, для этого нужен труд и труд, время и время.

Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Долго пребывая в молитве, и не видя плода, не говори: я ничего не приобрел. Ибо самое пребывание в молитве есть уже приобретение; и какое благо выше сего, прилепляться ко Господу и пребывать непрестанно в соединении с Ним?

В конце домашних утренних и вечерних молитв призывай святых: патриархов, пророков, апостолов, святителей, мучеников, исповедников, преподобных, воздержников или подвижников, безсребренников, — чтобы, видя в них осуществление всякой добродетели, и самому сделаться подражателем во всякой добродетели. У патриархов учись детской вере и послушанию Господу; у пророков и апостолов — ревности о славе Божией и о спасении душ человеческих; у святителей — ревности проповедывать слово Божие и вообще писаниями содействовать к возможному прославлению имени Божия, к утверждению веры, надежды и любви в христианах; у мучеников и исповедников — твердости за веру и благочестию пред людьми неверующими и нечестивыми; у подвижников — расписанию плоти со страстьми и похотьми, молитве и богомыслию; у безсребренников — нестяжательности и безмездной помощи нуждающимся.

Когда мы призываем святых на молитве, то произнести от сердца их имя — значит уже приблизить их к самому своему сердцу. Проси тогда несомненно их молитв и предстательства за себя — они услышат тебя и молитву твою представят Владыке скоро, во мгновение ока, яко Вездесущему и вся Ведущему.

Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Однажды братия спросила авву Агафона: какая добродетель труднее всех? Он ответил: «Простите мне, я думаю, что труднее всего молиться Богу. Когда человек захочет молиться, то враги стараются отвлечь его, ибо знают, что ничто им так не противодействует, как молитва Богу. Во всяком подвиге, какой бы ни предпринял человек, он получает после усиленного труда успокоение, а молитва до последней минуты жизни требует борьбы».

Святые отцы о молитве Иисусовой
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here