В большой поток молитв и песнопений

Самое детальное описание: в большой поток молитв и песнопений специально для посетителей нашего ресурса.

После приглашения оглашенным удалиться из храма, произносятся две краткие ектении и поется Херувимская песнь: «Иже Херувимы тайно образующе, и Животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа (трижды) «.

По-русски эта песнь читается так: «Мы, таинственно изображая Херувимов и воспевая трисвятую песнь Троице, дающей жизнь, оставим теперь заботу о всем житейском, чтобы нам прославить Царя всех, Которого невидимо ангельские чины торжественно прославляют. Хвала Богу!» Отдельные слова Херувимской песни означают: тайно образующе — таинственно изображая или таинственно представляя из себя; животворящей — жизнь дающей; припевающе — воспевая; отложим — оставим; житейское попечение — заботу о житейском; яко да — чтобы; подымем — поднимем, прославим; дориносима — торжественно носимого, прославляемого ( «дори» — слово греческое и значит копье, так что «дориносима» значит копьеносимого; в древности, желая торжественно прославить ларей или военачальников, сажали их на щиты и, подняв вверх, носили их на этих щитах пред войсками, причем щиты поддерживались копьями, так что издали казалось, что прославляемых лиц несут на копьях); ангельскими чинми — ангельскими чинами; аллилуиа — хвала Богу.

С этой минуты верующие не должны выходить из храма до окончания Литургии. Насколько предосудительно нарушать это требование, видно из 9-го апостольского правила: «Всех верных, входящих в церковь. и не пребывающих на молитве до конца, как бесчиние в церкви производящих, подобает отлучать от общения церковного». После Символа веры возгласом «Станем (будем стоять) добре, станем со страхом, вонмем, святое возношение в мире приносити» обращается внимание верующих на то, что наступило время приносить «святое возношение» или жертву, то есть совершать святое таинство Евхаристии, и с этого момента надлежит стоять с особенным благоговением. В ответ на этот возглас поется: «Милость мира, жертву хваления» , то есть будем приносить с благодарностью за даруемую нам свыше милость небесного мира единственно доступную нам жертву хваления. Священник благословляет верующих словами: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы (любовь) Бога и Отца и причастие (общение) Святаго Духа буди со всеми вами» , и, призывая к благоговейному предстоянию, возглашает: «горе имеим сердца» , то есть будем иметь сердца устремленными вверх — к Богу. На это певчие от лица молящихся благоговейно отвечают: «Имамы ко Господу» , то есть мы уже имеем сердца устремленными ко Господу.

Священник тайно продолжает евхаристическую молитву, прославляя благодеяния Божии, бесконечную любовь Божию, явленную в пришествии на землю Сына Божия, и, вспоминая Тайную Вечерю, когда Господь установил таинство причащения, произносит вслух слова Спасителя: «Приимите, ядите, сие (это) есть Тело Мое, еже (которое) за вы (за вас) ломимое во оставление (прощение) грехов» и «Пийте от нея вси, сия (эта) есть Кровь Моя Новаго Завета, яже (которая) за вы и за многия изливаемая во оставление грехов» . После этого священник в тайной молитве кратко вспоминает заповедь Спасителя о совершении причащения, прославляет страдания Его, смерть, воскресение, вознесение и второе Его пришествие и вслух произносит: «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся» (о всех членах Церкви и все благодеяния Божии).

Далее идет следующая часть Литургии верных.

По вере родителей и воспитателей и по словам Спасителя «Не препятствуйте детям приходить ко Мне» и «пийте от нея вси» в это же время причащаются и дети (без исповеди до семилетнего возраста).

01 Богу пели не в одном столетье (стих) — скачать с файлообменника filesonic
02 Гласом моим я к Господу воззвал — скачать с файлообменника filesonic
03 В тихий вечер склоняю я колени в тиши — скачать с файлообменника filesonic
04 Есть пути, которые кажутся человеку прямыми (Прит.14:12) — скачать с файлообменника filesonic
05 Есть узлы, которых не развяжешь — скачать с файлообменника filesonic
06 Вдали, вдали я вижу крест — скачать с файлообменника filesonic
07 Господь с вами, когда вы с Ним (2Пар.15:2) — скачать с файлообменника filesonic
08 Приходи, Иисус, ко мне — скачать с файлообменника filesonic
09 Если тьма иногда подавляет тебя — скачать с файлообменника filesonic
10 Хранящий заповедь хранит душу свою (Прит.19:16) — скачать с файлообменника filesonic
11 В моем сердце покой — скачать с файлообменника filesonic
12 У ног Иисуса нашел я покой — скачать с файлообменника filesonic
13 Дети для родителей отрада (стих) — скачать с файлообменника filesonic
14 Под горой смоковница растет — скачать с файлообменника filesonic
15 В мир приходят маленькие люди (стих) — скачать с файлообменника filesonic
16 Создана земля по Божьей воле — скачать с файлообменника filesonic
17 В большой поток молитв и песнопений (стих) — скачать с файлообменника filesonic
18 Когда в душе тоска немая — скачать с файлообменника filesonic
19 Душа, как птица ищет хлеба — скачать с файлообменника filesonic
20 Мы много читаем и пишем (стих) — скачать с файлообменника filesonic
21 Каждое утро Творца милосердие — скачать с файлообменника filesonic
22 Он знает все — скачать с файлообменника filesonic
23 Откровение слов Твоих просвещает (Пс.118:130) — скачать с файлообменника filesonic
24 Журавли улетают вдаль — скачать с файлообменника filesonic
25 Спаситель мой, Ты очи мне открыл — скачать с файлообменника filesonic
26 Все будет иначе — скачать с файлообменника filesonic
27 Когда Господу угодны пути человека (Пр.16:7) — скачать с файлообменника filesonic
28 Когда в пути душа утомляется — скачать с файлообменника filesonic
29 Как высоко небо над землею (Пс.102:11) — скачать с файлообменника filesonic
30 Подобно орлу, что парит вольно в небе — скачать с файлообменника filesonic
31 Я не о том молю (стих) — скачать с файлообменника filesonic
32 Дни как звук отшумят и исчезнут вдали — скачать с файлообменника filesonic
33 Чаша скорби еще не испита — скачать с файлообменника filesonic
34 Когда трудно бывает в пути — скачать с файлообменника filesonic

Итак, разбирая чинопоследование Божественной литургии (смотрите публикации в предыдущих номерах газеты и на сайте Саратовской епархии), мы подошли к ее вершине — Евхаристическому канону. Рассказывает нам о нем и объясняет отдельные его моменты наш постоянный собеседник, доцент Саратовской православной семинарии Алексей Кашкин.

— Греческое слово «канон» означает правило. Канонами назывались правила Вселенских Соборов. И в данном случае канон утверждает правило священнодействия, совершаемого в алтаре, его последовательность. Ведь это священнодействие — важнейшее из совершаемых в храме, здесь нет ничего второстепенного и мелкого. Канон регламентирует каждое движение и каждое слово.

— Для нас, мирян, Евхаристический канон начинается с возгласа «ГорЕ имеим сердца». Как его понимать?

— «ГорЕ» значит вверх, глагол «имеим» можно перевести как «давайте будем иметь» — это призыв обратить сердца от дольнего («нижнего»), от наших земных забот и проблем к горнему. Но обратить сердца — значит не просто не думать, не вспоминать обо всем этом во время совершения Евхаристии. Церковь в эту минуту призывает нас к большему, к тому, чтобы жить горним, пребывать сердцем в Боге. На самом деле, мы всегда должны жить так, чтобы сердца наши были обращены горЕ. Но мы по немощи нашей не справляемся с этим и должны хотя бы сейчас, перед великим чудом преложения хлеба и вина в Плоть и Кровь, сделать сугубое усилие.

— С возгласа «Благодарим Господа» начинается анафора — главная часть Божественной литургии. Почему она предваряется именно этим возгласом и что она такое?

— Слово «Евхаристия» означает благодарение; Сам Господь перед тем, как установить Евхаристию, возблагодарил Отца (см.: Лк. 22, 19). И мы, приступая к Божественной трапезе, благодарим Господа за дело нашего спасения, осуществленное Им. И в тайных молитвах, читаемых священником в алтаре, главное место занимает именно благодарение Бога.

Слово «анафора» греческое, оно означает возношение. В ветхозаветном понятии жертва именно возносится — в виде дыма, к небесам. Слово «анафора» говорит о том, что мы приступаем к жертвоприношению, к бескровной жертве.

— Хор поет «Достойно и праведно есть поклонятися Отцу и Сыну и Святому Духу», диакон в алтаре снимает с дискоса с предложением (Агнцем) прикрывающую его звездицу. Далее мы слышим возглас священника «Победную песнь поюще, вопиюще…» и далее — торжественное и страшное песнопениеСвят, Свят, Свят Господь Саваоф! Исполнь (полны) небо и земля славы Твоея (Ис. 6, 2).

— Здесь надо отметить, что Евхаристический канон целостен и состоит как из тайных молитв, читаемых священником в алтаре, так и из тех возгласов и песнопений, которые слышит церковный народ. Возглас священника «Победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще» есть продолжение его тайной молитвы, точнее говоря, продолжение заключительных слов той части, которая читается священником, пока хор поет «Достойно и праведно…»: «предстоят Тебе тысящи Архангелов и тмы Ангелов, Херувими и Серафими шестокрилатии, многоочитии…». А песнопение «Свят, Свят, Свят» имеет в литургической науке специальное название sanctus (лат. святой) и разделено на две части: первая возвращает нас к книге пророка Исаии, который видел Господа, сидящего на престоле высоком, и Серафимов, славивших Его именно этими словами. А вторая взята из псалма 117‑го: Благословен грядый во имя Господне (26).

— И вот наконец — Приимите, ядите…

— Это установительные слова Святой Евхаристии. В Литургии святителя Василия Великого они предваряются еще фразой «Даде (давая) святым Своим учеником и апостолом рек». Установительные слова, произнесенные Господом на Тайной вечере, при установлении Евхаристии, в Литургии имеют следующий вид:Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов… Пийте от нея вси, сия есть Кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и за многи изливаемая во оставление грехов. Интересно, что ни в Евангелиях, ни в Первом послании к Коринфянам (11, 24–25) эти слова именно в таком виде не встречаются. Можно сказать, что Церковь соединила текст установительных слов из Евангелий от Матфея и от Луки, и получился нынешний синтетический вариант. Впервые он встречается в Литургии апостола Иакова, затем перешел в наши обе Литургии. Эти слова заставляют нас еще раз осознать и почувствовать: Евхаристия, совершаемая сегодня в наших храмах, восходит к Тайной вечере.

После установительных слов мы слышим «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся»; в алтаре происходит возношение Даров, диакон поднимает сосуды (дискос и Чашу) над престолом, затем вновь ставит на место.

— Все, что есть на этом свете, создано Богом и принадлежит Ему. И что мы можем принести Ему в дар? Только то, что и так Его. И мы — Его, потому и возносим то, что от Него получили — не только за себя, но и за всех. Хор поет «Тебе поем, Тебе благодарим», а священник в алтаре читает краткую молитву, которая по-гречески называется эпиклезис — призывание: «Еще приносим Ти словесную сию и безкровную службу, и просим, и молим, и мили ся деем, низпосли Духа Твоего Святаго на ны и на предлежащия Дары сия». Это призывание присутствует во всех древних Литургиях. Нашествием Святого Духа происходит освящение Святых Даров. Следует, однако, отметить: православные бого­словы воздерживаются от указания точного момента преложения земного вещества в Плоть и Кровь Господа. Мы не можем вот так, механически фиксировать действие благодати Божией в земном времени: вот, секунду назад это было вино и хлеб, а сейчас уже иное. Тем не менее, после эпиклезиса начинается центральная часть Евхаристического канона.

Молитва эпиклезиса прерывается добавлением, вошедшим в канон в XVII веке вследствие полемики с католиками — читается тропарь третьего великопостного часа о призывании Святого Духа: «Господи, иже Святаго Твоего Духа в третий час апостолам Твоим ниспославый…». После тропаря молитва эпиклезиса (в которую еще вставлены слова диакона, так что получается искусственно созданный диалог) завершается: диакон, указывая орарем на дискос, говорит: «Благослови, владыко, Святый Хлеб». Священник благословляет предложение со словами «И сотвори убо хлеб сей честное Тело Христа Твоего». Диакон, указывая орарем на Чашу: «Аминь. Благослови, владыко, Святую Чашу». Священник: «А еже в Чаши сей, честную Кровь Христа Твоего». Затем, благословив Святые Дары вместе, произносит: «Преложив Духом Твоим Святым». Священник и диакон совершают земные поклоны, и многие в храме следуют их примеру. Священник тайно (про себя) читает молитвы «Яко же быти причащающимся» и «Еще приносим Ти словесную сию службу». И начинается завершающая часть Евхаристического канона.

— Именно здесь звучит обращение к Божией Матери…

— Да, мы слышим возглас «Изрядно о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней…», а хор поет «Достойно есть» или «О Тебе радуется», если совершается Литургия святителя Василия Великого. Пока поется это песнопение, священник тайно молится за всех усопших, а затем и за живых: «В первых помяни, Господи…». «И всех и вся» — продолжение этой молитвы хором. Затем мы слышим слова о нашем единении перед Божественной трапезой: «И даждь нам единеми усты и единем сердцем славити и воспевати пречестное и великолепное имя Твое». Завершается Евхаристический канон возгласом священника «И да будут милости Великого Бога и Спаса нашего со всеми вами. ».

— Далее, после второй просительной ектении «Вся святыя помянувше…» нас ждет общее пение молитвы Господней, «Отче наш». Почему?

— Это одна из древнейших особенностей Литургии, восходящая к III веку. А поем мы ее все вместе перед Причащением — не только потому, что эта молитва дана нам Самим Господом, но и потому, что в ней есть слова «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». Мы можем воспринимать их как слова о хлебе насущном, о том пропитании, которое подает нам всем Господь, но святые отцы подразумевали здесь Хлеб Евхаристии — Святые Дары. И воспринимали «Отче наш» как молитву о даровании возможности причащаться Святых Таин, что было особенно актуально в периоды гонений.

После «Отче наш» находящийся в алтаре священник, преподав «мир всем», закрывает завесу царских врат (напомним, сами они закрыты еще с окончания Великого входа). Диакон возглашает «Главы ваша Господеви приклоните» — мы приближаемся к непосредственной встрече со святыней, к Причащению Святых Таин. Священник тайно читает молитву «Благодарим Тя, Царю невидимый…», которая продолжается возгласом «Благодатью, и щедротами, и человеколюбием Единородного Сына Твоего…». Диакон возглашает «Вонмем» (то есть «Будем внимательны»).

— Многие спрашивают: почему перед Причащением духовенства в алтаре мы слышим возглас «Святая святым», разве мы святые?

— Возглас действительно означает, что Святые Дары предназначены святым; но слово «святые» здесь используется в значении выделенные для Христа, избранные для Него и освященные Его благодатью. Сам факт нашего крещения уже выделил нас из общего числа людей: Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет (1 Пет. 2, 9). Эти слова первоверховного апостола говорят еще и о том, что каждый из нас призван к святости. После «Святая святым» хор поет «Един Свят, един Господь» — только Он, Единый Безгрешный, может очистить нас от наших грехов — и затем причастны, или, по-гречески, киноники. Причастен, как правило, стих псалма (хотя есть и исключения, то есть причастны, взятые не из псалмов, например, пасхальный «Тело Христово приимите…»), который следовало бы петь медленно все то время, пока причащается духовенство. В Средние века действительно пели этот стих (или два стиха, если положено по Уставу) на протяжении пяти-семи минут, пока причащались клирики.

Сразу после возгласа «Святая святым» перед закрытыми царскими вратами ставится зажженная свеча, которая горит все время, пока причащаются священнослужители; перед началом Причащения народа ее убирают.

Газета «Православная вера» № 6 (530)

Беседовала Марина Бирюкова

В молитвословах и богослужебных книгах некоторые часто употребляемые молитвы и даже небольшие ряды молитв не приводятся каждый раз полностью, а обозначаются сокращенно. Такие сокращения — например, сокращение «Слава, и ныне:» — есть почти во всех молитвословах. Это не только экономит место, но и очень удобно для опытных чтецов и певцов. Однако начинающего молитвенника порой могут сбить с толку еще не знакомые ему сокращения. Поэтому мы приводим для наших читателей список наиболее употребительных сокращенных обозначений, которые могут встретиться в молитвословах.

В богослужебных книгах сокращений подобного рода гораздо больше: они рассчитаны на твердое знание читающим весьма широкого круга молитв и песнопений. В церковнославянской традиции показателем такого сокращения служит двоеточие (:) — оно выполняет здесь роль, подобную роли многоточия (…) в современной русской письменности.

«Слава, и ныне: (либо: «Слава: И ныне:») — Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

«Слава:» — Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу.

«и ныне:» — И ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

В н и м а н и е! В Псалтири каждая из кафизм — двадцати частей, на которые разделена Псалтирь для чтения — делится на три части, после каждой из которых обычно написано: «Слава:» (эти части поэтому и называются «Славами»). В этом (и только этом) случае обозначение «Слава:» заменяет следующие молитвословия:

Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже.(Трижды)

Господи, помилуй. (Трижды)

Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

«Аллилуиа» (Трижды) — Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже. (Трижды)

«Трисвятое по Отче наш» или «Трисвятое. Пресвятая Троице… Отче наш…» — читаются последовательно молитвы:

Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас. (Трижды)

Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

Господи, помилуй. (Трижды)

Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Отче наш, Иже еси на Небесех, да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Сокращение «Приидите, поклонимся… » следует читать:

Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу.(Поклон)

Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу. (Поклон)

Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему. (Поклон).

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Вместо Богородичен обычно говорим: Пресвятая Богородице, спаси нас, а вместо Троичен: Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе, или Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

Слова из Евхаристического канона на Божественной Литургии, — «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе Благодарим, Господи, и молим Ти ся, Боже наш», — очень важны потому, что в это время совершается преложение хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы.

Православный Катехизис не указывает конкретный миг, когда оно происходит. Центральная часть Литургии начинается со слов Самого Христа на Тайной вечери: «Приимите, ядите…». Однако тайносовершительными является молитва эпиклезы (с греч. — «призывание»), которой священник во время пения «Тебе поем» молится о ниспослании Святого Духа на предложенные Дары и об Их преложении.

Точный характер слов «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим» в современной транслитерации понять трудно. Церковнославянский же язык (согласно с греческим) указывает на точные взаимоотношения между словом «Тебе» и остальными словами. Правильно понимать не «поем (кому?) Тебе», а «Теб я воспеваем» (подразумевается вопрос «кого?»). Соответственно — «Теб я благословляем». Но точнее, в согласии с греческим языком — «призываем Твое благословение» (ибо «меньший благословляется большим» (Евр. 7:7)). А слова «Тебе благодарим», более точно означают не «Теб я благодарим», а «Теб е (кому?) возносим благодарение».

«И молим Ти ся» переводятся как «молимся Тебе». Впрочем, и здесь церковнославянский язык (согласно с греческим) расширяет для нас грани смысла. Буквально — «молим Тебе себя». В греческом используется слово «дэомэфа», имеющее значение «просим, умоляем», «пожалуйста!». Таким образом, эту фразу можно понимать как — «умоляем Тебя от всего сердца!».

Песнопение «Тебе поем» является отражением тайносовершительной молитвы священника, передает смысл ее. В это время священник начинает эпиклезу (на Литургии св. Иоанна Златоустого) словами: «Еще приносим Ти словесную сию и безкровную службу, и просим, и молим, и мили ся деем (умиленно молим), низпосли Духа Твоего Святаго на ны (на нас) , и на предлежащия Дары сия.» И затем, после тропаря о ниспослании Святаго Духа, благословляет: «И сотвори убо Хлеб Сей, честное Тело Христа Твоего». Диакон отвечает: «Аминь». После этого, благословляя Чашу: « А еже (то, что ) в Чаши Сей, честную Кровь Христа Твоего». Диакон произносит : «Аминь», и затем — «Благослови, владыко, обоя». Священник, благословляя, говорит: «Преложив Духом Твоим Святым».

После троекратного «Аминь», диакон испрашивает у священника благословение. Затем иерей молится о том, чтобы Святое Причастие было нам «во трезвение души, во оставление грехов, в приобщение Святаго Твоего Духа, во исполнение Царствия Небеснаго, в дерзновение еже к Тебе, не в суд, или во осуждение». К этим словам прибавляется молитва об усопших, начиная от ликов святых и заканчивая просьбой «о всяком дусе праведнем в вере скончавшемся».

Важнейшая часть евхаристического канона подходит к концу. И хотя Святые Дары всегда хранятся на Престоле храма (для причащения болящих), теперь же благодать Святого Причащения становится доступной для всех, кто готовил себя к личной встрече с Господом. Поминовением усопших, в том числе святых на небесах, открывается незримая связь небесной и земной Церкви, где Господь был и есть — «путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6) для каждого Ее члена.

Чаще всего мы слышим за богослужением ектеньи, произносимые диаконом или священником. Ектенья есть протяжно произносимое усердное моление Господу Богу о наших нуждах. Ектений четыре: великая, малая, сугубая и просительная.

Ектенья называется великою по многочисленности прошений, с которыми мы обращаемся к Господу Богу; каждое прошение оканчивается пением на клиросе: Господи помилуй!

Великая ектения начинается словами: миром Господу помолимся. Этими словами священнослужитель приглашает верующих молиться Господу, помирившись со всеми, как повелевает Господь.

Следующие прошения этой ектеньи читаются так: о свышнем мире и спасении душ наших Господу помолимся, т.-е. о мире с Богом, чего лишились мы вследствие тяжких грехов наших, которыми оскорбляем Его, Благодетеля и Отца нашего.

О мире всего мира, о благосостоянии святых Божиих церквей и соединении всех Господу помолимся; этими словами мы просим Бога, чтобы Он послал нам согласие, дружбу между собою, чтобы мы удалялись ссор и вражды, которые противны Богу, чтобы никто не обижал церквей Божиих, и чтобы все неправославные христиане, отделившиеся от православной Церкви, соединились с нею.

О святем храме сем, и с верою, благоговением и страхом Божиим входящих в он (в этот) Господу помолимся. Здесь мы молимся о храме, в котором совершается богослужение; нужно помнить, что святая Церковь лишает своих молитв того, кто нескромно и невнимательно входит и стоит в храме Божием.

О Святейшем Правительствующем Синоде, и о преосвященнейшем (имя), честнем пресвитерстве, во Христе диаконстве, о всем причте и людех Господу помолимся. Святейший Синод — это собрание архипастырей, которым вверено попечение о православной греко-российской Церкви. Пресвитерством называется священство — священники; диаконство — диаконы; причт церковный — это церковники, которые поют и читают на клиросе.

Затем молимся о Государе Императоре и Супруге Его, Государыне
Императрице, и о всем Царствующем Доме, о том, чтобы Господь покорил Государю нашему всех врагов наших, брани хотящих.

Грех человека не только удалил его от Бога, разстроив все способности души его, ни и во всей окружающей природе оставил мрачные следы свои. Мы молимся в великой ектеньи о благорастворении воздухов, о изобилии плодов земных, о временех мирных, о плавающих, путешествующих, недугующих, страждущих, плененных, о избавлении нас от гнева и от всякой нужды.

При перечислении наших нужд мы призываем на помощь Богоматерь и всех святых и высказываем Богу нашу преданность Ему в таких с ловах: пресвятую, пречистую, преблагословенную, славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, со всеми святыми помянувше, сами себе и друг друга, и весь живот наш (жизнь) Христу Богу предадим!

Ектенья заканчивается возгласом священника: яко подобает Тебе всякая слава и проч.

Малая ектения начинается словами: паки (опять) и паки миром Господу помолимся и состоит из первого и последнего прошения великой ектеньи.

Сугубая ектения начинается словами: рцем вси, т.-е. Скажем все, от всея души и от всего помышления нашего рцем. Что будем говорить, это дополняют поющие, именно: Господи помилуй!

Название сугубой присвоено этой ектении потому, что после прошения священника или диакона поется три раза: Господи помилуй! Только после первых двух прошений Господи помилуй! поется по одному разу. Эта ектения один раз за вечерней и однажды за утреней начинается с третьего прошения: помилуй нас, Боже! Последнее прошение в сугубой ектеньи читается так: еще молимся о плодоносящих и добродеющих во святем и всечестнем храме сем, труждающихся, поющих и предстоящих людех, ожидающих от Тебе великия и богатыя милости. В первые времена христианства в церковь Божию к службам церковным приносили богомольцы разные вспомоществования и делили их между бедными людьми, заботились они и о храме Божием: это и были плодоносящие и добродеющие. Теперь усердствующие христиане могут творить не меньшее добро чрез братства, попечительства, приюты, во многих местах устрояемые при храмах Божиих. Труждающиеся, поющие…. это люди, которые заботятся о благолепии церковном своим трудом, а также внятным чтением и пением.

Еще есть ектения просительная, названная так потому, что в ней большая часть прошений оканчивается словами: у Господа просим. Хор отвечает: подай, Господи! В сей ектеньи мы просим: дне всего совершенна, свята, мирна и безгрешна, — ангела мирна (не грозного, подающего мир душам нашим), верна наставника (руководящего нас ко спасению), хранителя душь и телес наших, — прощения и оставления грехов и прегрешений (падений, допущенных невнимательностью и рассеянностью нашею) наших, — добрых и полезных душам нашим и мира мирови, — прочее время живота нашего в мире и покаянии скончати, — христианския кончины (принести истинное покаяние и причастившись св. таин) безболезненны (без тяжких страданий, с сохранением чувства самосознания и памяти), не постыдны (не позорной), мирны (свойственной благочестивым людям, которые с мирною совестью и покойным духом расстаются с этою жизнию) и добраго ответа на страшном судище Христове. После возгласа священник, обратившись к народу с благословением, говорит: мир всем! Т.-е. Пусть будет мир и согласие между всеми людьми. Хор отвечает ему взаимным благожеланием, говоря: и духови твоему, т.-е. Душе твоей желаем того же.

Возглас диакона: главы ваша Господеви преклоните напоминает нам, что все верующие обязываются наклонить свои головы в знак покорности Богу. Священник в сие время молитвою, тайно читаемою, низводит на предстоящих благословение Божие от престола благодати; следовательно, кто не преклоняет своей главы пред Богом, тот лишается и благодати Его.

Если просительная ектения читается в конце вечерни, то ее начало бывает со слов: нисполним вечернюю молитву нашу Господеви, а если она произносится в конце утрени, то она начинается словами: исполним утреннюю молитву нашу Господеви.

На вечерне и утрене поются разные священные песни, называемые стихирами. Смотря по тому, в какое время службы поются стихиры, они называются стихирами на Господи воззвах или стихирами на стиховне, поемыми за вечерней после просительной ектеньи, если не бывает литии; еще стихиры называются хвалитными; которые обыкновенно поются пред великим славословием.

Тропарь есть священная песнь, в кратких, но сильных чертах напоминающая нам или историю праздника или жизнь и подвиги святого; поется за вечерней после Ныне отпущаеши, за утреней после Бог Господь и явися нам… и читается на часах после псалмов.

Кондак имеет одинаковое содержание с тропарем; читается после 6 песни и на часах после молитвы Господней: Отче наш…

Прокимен. Так называется краткий стих из псалма, который поется на клиросах попеременно несколько раз, например: Господь воцарися, в лепоту облечеся (т.-е. Оделся в великолепие). Прокимен поется после Свете тихий и на утрене пред евангелием, а на обедне пред чтением из книг апостольских.

Согласно евангельскому повествованию, первое христианское песнопение было принесено на землю ангелами в рождественскую ночь (Лк. 2:13-14); обычай употреблять песнопения на богослужениях был освящен Господом Иисусом Христом на Тайной вечери (Мф. 26:30; Мк. 14:26) и, как молитвенная жертва уст (Ос. 14:3), с евангельских времен песнопения в богослужении обрели простор вечности, ибо Божественные гимны неумолчно раздаются и будут вечно раздаваться на небесах (Откр. 4:8-11; 15:2-4; 19:5-7).

В истории христианского песнетворчества первые два века овеяны духом импровизации. Плодом ее стала вдохновенная богослужебная поэзия гимнов и псалмов, песен хвалы и благодарений. Поэзия эта рождалась одновременно с музыкой как песнопение в его точном значении. В раннем периоде христианского песнетворчества догматический элемент доминирует над лирическим, так как христианское богослужение есть прежде всего исповедание, свидетельство веры, а не только излияние чувств, что и предопределило в песнетворчестве музыкальный стиль — его мелодическое выражение и форму.

Со временем концепция Климента Александрийского получила каноническое закрепление на вечные времена в формулировке 75-го правила VI Вселенского Собора (680-681): «Желаем, чтобы приходящие, в церковь для пения не употребляли бесчинных воплей, не вынуждали из себя неестественного крика и не вводили ничего несообразного и несвойственного Церкви, но с великим вниманием и умилением приносили псалмопения Богу, назирающему сокровенное. Ибо священное слово поучало сынов Израилевых быта благоговейными. «

В последующие века деятельным трудом, создалась стройная, музыкально обоснованная художественная система осмогласия. Над музыкально-техническим ее совершенствованием трудились великие песнотворцы: на Западе — папа Римский святой Григорий Великий, или Двоеслов (ум.604), на Востоке — святой Иоанн Дамаскин (ум. 776). Труды святого Иоанна Дамаскина способствовали становлению осмогласия основным законом богослужебного пения в практике всей Восточной Церкви. Сообразно с концепцией Климента Александрийского, музыкальная структура осмогласия святого Иоанна Дамаскина исключает напевы хроматического строя и базируется на дорическом и фригийском ладовом строе диатонического характера.

Практикуемое нашей Церковью восточно-греческое церковное осмогласие не удерживает всех точных музыкальных форм и тонкостей, имевшихся в византийском прототипе, но содержит в себе твердые музыкальные основания, мелодические и ритмические свойства византийского осмогласия. Характерной музыкальной особенностью осмогласия является присущее ему живое, светлое, радостное религиозное чувство, как плод христианского благодушия, без скорби и уныния; оно превосходно выражает чувства кротости, смирения, мольбы и богобоязненности. Несравнимая прелесть сочетания звуков в системе осмогласия свидетельствуете высоком художественном вкусе его творцов, о их искреннем благочестии, поэтических дарованиях и глубоком знании сложных законов музыки.

В истории развития церковного песнетворчества осмогласие является живым родником, из которого вытекли потоки и реки всех древних православных распевов: греческих, славянских и собственно русских. Только этим и можно объяснить, что, несмотря на множество и разнообразие древних распевов, на них лежит печать внутреннего родства и единства, определяемого понятием строгий церковный стиль.

К началу X века осмогласное пение стало общеупотребительным в Восточной Церкви. В храмах столицы Византийской империи осмогласие обрело наиболее духовно впечатляющие формы. Не без основания историческое предание сохранило свидетельство русских послов святого равноапостольного великого князя Владимира (ум. 1015): «Корда мы были в храме греков (константинопольском храме Святой Софии), то незнаем, на небе или на земле находились.»

Х век завершил развитие осмогласного пения в Византии и стал началом истории его совершенствования на Руси. Русские с большим интересом и любовью принялись за изучение и усвоение музыкальной системы греческого осмогласия и той нотации, или, вернее, мнемонических знаков, которыми греки пользовались для записи своих осмогласных мелодий. Греческое осмогласие стало называться у русских ангелоподобное, изрядное, а нотные знаки — знамена, столпы, крюки.

По мере усвоения духа, характера и музыкальной техники греческого осмогласного песнетворчества среди русских скоро появляются — и свои собственные «гораздые певцы,» «мастера пения,» которые стремятся к самостоятельному творчеству, тем более, что нужда в этом появляется уже в ХI веке, когда начали составляться первые русские службы святым Борису и Глебу (ум. 1015, перенесение мощей 1072 и 1115) и преподобному Феодосию Печерскому (ум. 1074, открытие мощей 1091).

Резкое разграничение мирского от церковного, боязнь ввести новшество в церковное пение являлись сдерживающим началом для музыкального творчества русских и заставляли их на первых порах сконцентрировать все свои способности на приспособлении новых богослужебных текстов к уже существующим знаменным осмогласным мелодиям. Так как размер русских, текстов не совпадал с размером греческого мелоса (melos — песнь — понятие, определяющее мелодическое начало музыкального произведения), а тот или иной мелос, по вкусам и понятиям русских певцов, мог не соответствовать содержанию русского текста, русские мастера пения пользовались приемом музыкального компромисса, подсказываемого чувством интуиции и вдохновения.

Благодаря этому знаменное пение в Русской Православной Церкви сразу стало обретать свой колорит, генезисом которого были греко-славянские прототипы. Древнейшим памятником такого рода русского музыкального творчества является кондакарное пение, изложенное, в Кондакарях ХI-ХII вв. особыми, доныне не полностью разгаданными нотными крюками (кондакарное знамя), и так называемое стихирарное пение, находящееся в богослужебном, — нотном Стихираре ХШ века в честь святых Бориса и Глеба. По (согласному мнению исследователей нашего древнецерковного пения, знаменные мелодии Стихираря Борису и Глебу являются прототипом для всех прочих, впоследствии возникших русских распевных мелодий, как осмогласных, так и не осмогласных.

По мере овладения музыкальным характером и техникой знаменных мелодий русские мастера, пения все более и более устремлялись в своей музыкально-творческой деятельности к обогащению песенного репертуара. Знаменные мелодии бесконечно варьировались, а приносимые из соседних православных, стран, песнопения обрабатывались и приспосабливались к русским самобытным церковно-певческим понятиям и вкусам, и, наконец, самостоятельно раздавались совершенно новые, собственно русские распевные мелодии.

Мелодии, творчески переработанные, я также новые мелодии русские называли обычно тоже знаменными, так как, их записывали знаменами. Мелодии эти отличались одна от другой не музыкальным характером, а большей или меньшей широтой развития своей мелодической основы.

Как основной, путевой, подобно столпу на котором утверждалось все церковное осмогласие, знаменный распев назывался также путевым, столповым. Протяжный расцвеченный мелодическими украшениями распев назывался большой, знаменный, а более простой сокращенный — «алый знаменный.

Знаменные мелодии, разнившиеся между собой в «музыкальных частностях имели названия средний, большой, новгородский, псковский, баскаков, лукошков запевы. В большинстве случаев эти наименования говорят о творцах мелодий или местности где образовался или преимущественно употреблялся напев. Все русские распевы обычно разделяются на полные, заключающие в себе все восемь гласов богослужебного пения, и неполные, не содержащие всего осмогласия. Последние образуют отдельные, самостоятельные группы мелодий и употреблялись в Русской Церкви лишь в известное время богослужения или на особые случаи, о чем говорят и их названия, например: «Перенос постный,» «Агиос задушный.» По характеру музыкальной структуры все мелодии подобных песнопений в основном являются видовыми вариантами знаменного распева. Уклонение сочиненной или переработанной мелодии от музыкального стиля знамен наго пения назывался произвол, или произвольный напев, такие напевы, никогда не смешивались со знаменными.

Наряду со знаменным пением на Руси с XI века существовало демественное (греч. домашнее) пение или (демество, считавшееся самым изящным. Демественное пение было свободно от условий и границ положенных для церковно-богослужебного пения, не подчинялось строгим законам осмогласия и отличалось музыкальной свободой. Демественное пение было свойственно греческому домашнему быту. Такое же домашнее, келейное назначение имело оно сначала и на Руси но с конца XVI века, внедрившись и в богослужебную практику стилистика демественного пения принципиально изменилась: демеством стали петь в торжественных случаях праздничные стихиры, величаниям и многолетия.

В конце ХVI — начале ХVII века Русская Православная Церковь обогатилась новыми полными осмогласными распевами: киевским, греческим и болгарским.

Киевский распев — образовался из знаменного в Галиции и на Волыни до воссоединения Юго-Западной Руси с Северо-восточной. Характерная черта киевского распева — краткость и простота его мелодий, а отсюда и удобоисполнимость в богослужениях.

Греческий распев принесен на Русь певцом-греком иеродиаконом Мелетием, и поэтому носит еще одно название — Мелетиев перевод. Основанный на византийском церковном осмогласии, он является, несомненно, коренным греческим распевом своего времени; но так как он усваивался русскими певцами с голоса Мелетия него русских учеников, а не с оригинальных греческих певческих книг, то закрепился у нас значительно измененным и является поэтому русским вариантом греческого распева.

Болгарский распев, значительно переработанный, как и греческий, отличается от древнеболгарского распева, но он весьма резко отличается и от всех других русских распевов. Его характерные особенности — симметричность ритма и такта, а также пространность и оригинальность мелодических оборотов, присущих славянской народной песне.

В период исконна XVII. По ХIХ век включительно распевная сокровищница Русской Церкви пополнилась новыми распевами: симоновским, сложившимся в, московском Симоновом монастыре, распевом московского Успенского собора, монастырскими распевами, придворными и обычными. Мелодии большинства из них, и особенно позднейших, упрощенное сокращение мелодий других распевов, своего рода музыкальная компиляция.

В процессе образования знаменных распевов основное значение имели творцы церковных напевов, учители пения и отдельные певцы. К сожалению, история сохранила весьма скудные сведения о них. В большинстве это были скромные, богобоязненные музыканты-практики, в тиши монастырских келий, преисполненные сознанием великой ответственности перед Церковью, трудившиеся во славу Божию. У современников они пользовались почетом и авторитетом.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Из певцов-любителей, выделявшихся голосовыми данными и основательно знавшими церковное пение, с XV века начали складываться отдельные хоры, вначале при великокняжеском и митрополичьем дворах, а затем, по их примеру, при богатых боярских домах и соборных городских храмах. Во второй половине XVI века особую известность приобретают хор государевых певчих дьяков и хор патриарших певчих дьяков и поддьяков. Оба хора составлялись из лучших голосов Руси, пользовались привилегиями и были на казенном содержании. В них внимательно следили за развитием музыкально-певческого искусства, усвояли все важное, ценное и полезное, здесь задавался тон в постановке певческого дела и формировался репертуар всей певческой Руси. Хор государевых дьяков в XVIII столетии был преобразован в Придворную певческую капеллу позже Государственная капелла, а хор патриарших дьяков — в Московский синодальный хор.

В большой поток молитв и песнопений
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here