Вечный покой даруй им Господи название молитвы

Самое детальное описание: вечный покой даруй им господи название молитвы специально для посетителей нашего ресурса.

Поэма на слова Реквиема Моцарта

Название «реквием» происходит от начального слова молитвы: «Requiem aeternam dona eis Domine. » -«Покой вечный даруй им, Господи. » То есть латинское «requiem» -не что иное, как форма винительного падежа от слова «requies» -покой. Реквием как форма католического богослужения возник в ранние века христианства. При папе Григории Великом (VI век) за мессой были закреплены определённые гимны на латинскую прозу.

Текст пришел из латинских поэм XIII, предположительно написан Томасом из Силано, и был ассоциирован с самим Франциском Ассизским.

Текстовая структура реквиема складывалась постепенно и окончательно оформилась в XIV столетии. Слова этой траурной мессы основаны на фрагментах Нового Завета и отражают церковные взгляды на жизнь и смерть человека. Отдельные части реквиема послужили основой для многих композиций западноевропейской музыки.

Вечный покой даруй им, Господи,
и да сияет им свет вечный.
– Господи, помилуй.
– Христе, помилуй. Господи, помилуй.

— От врат ада.
– Избавь, Господи, его (ее, их) душу (души).
– Да покоится (покоятся) в мире.

— Господи, услышь молитву мою.
– И вопль мой да придет к Тебе.

— Господь с вами.
– И со духом твоим.

Боже, у Которого вечное милосердие и прощение! Смиренно молим Тебя о душе раба Твоего (рабы Твоей) N , которого (которую) (ныне) призвал Ты от мира сего, да не предашь ее во власть врага и не забудешь ее во веки, но повелишь святым Твоим ангелам принять ее и ввести в райскую обитель, чтобы, веровавшая в Тебя и на Тебя уповавшая, она не подверглась мучениям адовым, но получила вечное блаженство. Через Христа , Господа нашего.

Славься, Царица, Матерь милосердия,
жизнь, отрада и надежда наша, славься.
К Тебе взываем в изгнании, чада Евы,
К Тебе воздыхаем, стеная и плача
в этой долине слез.
О Заступница наша!
К нам устреми Твоего милосердия взоры,
И Иисуса, благословенный плод чрева Твоего,
яви нам после этого изгнания.
О кротость, о милость, о отрада,
Дева Мария!

Из глубины взываю к Тебе, Господи.
Господи! услышь голос мой.
Да будут уши Твои внимательны
к голосу молений моих.

Если Ты, Господи, будешь замечать беззакония, —
Господи! Кто устоит?
Но у Тебя прощение,
да благоговеют пред Тобою.

Надеюсь на Господа, надеется душа моя;
на слово Его уповаю.
Душа моя ожидает Господа
более, нежели стражи – утра,
более, нежели стражи – утра.

Да уповает Израиль на Господа;
ибо у Господа милость
и многое у Него избавление.
И Он избавит Израиля
от всех беззаконий его.

Вечный покой даруй им, Господи,
и да сияет им свет вечный.

(только для личного употребления)

Господи, помилуй!
Христе, помилуй.
Господи, помилуй.
Иисус, внемли нам.
Иисус, услышь нас.

Отче Небесный, Боже, помилуй нас.
Сын, Искупитель мира, Боже, помилуй нас.
Дух Святый, Боже, помилуй нас.
Святая Троица, единый Боже, помилуй нас.

Агнец Божий, берущий на Себя грехи мира, прости нас, Господи!
Агнец Божий, берущий на Себя грехи мира, услышь нас. Господи!
Агнец Божий, берущий на Себя грехи мира, помилуй нас, Господи!

Помолимся: Господь над жизнью и смертью. Окажи милость безмерную рабам Твоим, кои верили в Тебя и на Тебя уповали. Даруй им отпущение всех провинностей и наказаний и вызволи их души из чистилища! Через Христа, Господа нашего. Аминь.

Пушкин не имел права рисковать своей жизнью,
но взял и рискнул, и враги его скопом загрызли,-
вот так верой и правдой послужил он Отчизне
и памятным стал из имён.

Эх, Александр Сергеевич, поминаемый всуе,
как вы нужны всей постсоветской литературе,
где литераторы заботятся лишь о своей шкуре
и в денежках- за миллион.

Если привык с сильными мира сего якшаться,
значит, от них поимеет и не единожды шанса,
помимо услуги целоваться и обжиматься,
и издаваться — за томом том;

и вот уже вхож он в любые анналы и чертоги,
хоть и имея в виршах слог довольно убогий,
но убедив словоблудством почитателей многих,
что в поэзии — Наполеон.

Что там улицкие, приставкины, пелевины и пр.,
что ещё держатся за перо при слове «спирт»
и засыпают моментально, заслышав игру лир
или, как поёт аккордеон,

что, в принципе, одно и то же для старичков,
путающих чёрно-белые клавиши со смычком,
но заставляющих играть дуроватых внучков,
как на пианино — слон.

Сколько столетий прошло, а игра не уймётся;
слышу, как сердце у Пушкина под землёй бьётся
громко набатом, ведь в гробу ему не живётся,-
изнемогает там он,-.

раз слово стало базарной разменной монетой,
как молитвой над усопшим скорбно пропетой;
сколько разбросано слов повсюду -батюшки-светы!
Но Пушкин — святее из имён!
05.09.2017 г.

Помяни́, Го́споди, ду́ши усо́пших рабо́в Твои́х, роди́телей мои́х (имена их), и всех сро́дников по пло́ти;

и прости́ их вся согреше́ния во́льная и нево́льная, да́руя им Ца́рствие и прича́стие ве́чных Твои́х благи́х и Твоея́ безконе́чныя и блаже́нныя жи́зни наслажде́ние. (Поклон)

Помяни́, Го́споди, и вся в наде́жди воскресе́ния и жи́зни ве́чныя усо́пшия, отцы́ и бра́тию на́шу, и се́стры, и зде лежа́щия и повсю́ду, правосла́вныя христиа́ны, и со святы́ми Твои́ми, иде́же присеща́ет свет лица́ Твоего́, всели́, и нас поми́луй, я́ко Благ и Человеколю́бец.

Пода́ждь, Го́споди, оставле́ние грехо́в всем пре́жде отше́дшим в ве́ре и наде́жди воскресе́ния, отце́м, бра́тиям и се́страм на́шим и сотвори́ им ве́чную па́мять. (Трижды)

«Вечный покой» — это одна из нескольких христианских молитв за умерших, которая использовалась с первых дней христианства. На латинском языке молитва известна как «Реквием Этернам». Он читается после смерти любимого человека как способ просить Бога благословить усопших, гарантировать им безопасный путь на небеса (или рай) и обеспечить им покой в ​​мире

Существует несколько версий «Вечного покоя», в том числе различные переводы оригинальной латинской молитвы и вариаций. Версия, изложенная римскими католиками:

Если вы предлагаете молитву за конкретного человека, вы можете заменить «его» или «ее» на «их».

Перевод, прочитанный лютеранами:

«Покойся с нею, даруй им, Господи; И пусть свет вечно сияет над ними. Пусть они покоятся с миром. Аминь.»

Перевод, цитируемый англиканами:

Вариант «Вечный отдых» иногда читается методистами во время похоронных служб:

«Вечный Бог, мы благодарим вас за большую компанию всех тех, кто закончил свой курс с верой а теперь отдохни от своего труда. Мы благодарим вас за тех, кто нам дорог кого мы называем в наших сердцах перед вами. Особенно мы благодарим вас за [Имя], кого вы любезно приняли в свое присутствие. Всем этим, дай свой мир. Пусть вечный свет сияет на них; и помоги нам поверить в то, чего мы еще не видели, что ваше присутствие может вести нас через наши годы, и приведи нас наконец с ними в радость вашего дома не сделанный руками, но вечный на небесах; через Иисуса Христа, нашего Господа. Аминь.»

Вера в загробную жизнь является важным аспектом христианства. Верующие верят, что после смерти душа или дух человека отправляются в другой мир. В римском католицизме состояние, в которое человек входит сразу после смерти, является чистилищем, лиминальной зоной, где умерший подвергается божественному суду. Это суждение ведет либо к вечному проклятию в аду, либо к попаданию на небеса. Некоторые христиане верят, что чистилище — это место, где душа проходит заключительное очищение или очищение перед тем, как попасть на небеса. Это явная часть катехизиса католической церкви:

Считается, что молитва за умерших помогает душе в этом процессе очищения. В Восточной Православной Церкви души, которые «ушли с верой, но не успев принести плодов, достойных покаяния», могут «помочь в достижении благословенного воскресения молитвами, возносимыми за них». Молитва за умерших была частью христианской литургии со времен первых апостолов.

Это не значит, что все христиане молятся за умерших. Например, многие протестантские группы отвергают эту практику на том основании, что, как только человек умер, его отправляют на суд, и от его имени нельзя заступиться. Ниблейская поддержка этой веры найдена в Евреям 9:27:

«Назначено, чтобы смертные однажды умерли, а после этого суд».

Уоллес Томпсон, секретарь евангельских протестантов Северной Ирландии, заявляет об этом более прямо:

Сторонники этой точки зрения считают молитву за умерших как бесполезной, так и нарушающей библейские учения.

Фраза «Покойся с миром» (на латыни, Покойся с миром), которая появляется в молитве «Вечный покой», также используется в традиционных христианских богослужениях и молитвах, таких как месса Реквиема. С восьмого века на христианских надгробиях была выгравирована фраза (иногда сокращенная до Р.И.П.). Некоторые христиане используют это высказывание как просьбу к Богу, чтобы даровать душу усопшего в загробной жизни. Другие используют это как общее благословение для мертвых.

Всемогущий Боже, услышь наши молитвы, возносимые с верой в Воскресшего Твоего Сына, и укрепи нашу надежду на то, что вместе с усопшим рабом Твоим (усопшей рабой Твоей) и все мы удостоимся воскресения. Через Господа нашего Иисуса Христа, Твоего Сына, который с Тобою живёт и царствует в единстве Святого Духа, Бог вовеки веков. Аминь.

Боже, Отче Всемогущий, тайна креста — наша сила, а Воскресение Сына Твоего — основание нашей надежды; освободи усопшего раба Твоего (усопшую рабу Твою) от уз смерти и сопричти его (её) к лику спасённых. Через Христа, Господа нашего. Аминь.

Вечный покой даруй усопшим, Господи, и да сияет им свет вечный. Да покоятся в мире. Аминь.
За умершего после продолжительной болезни

Боже, Ты соделал, что наш брат N служил (наша сестра N служила) Тебе среди страданий и болезней, участвуя таким образом в Страстях Христовых; просим Тебя, удостой его (её) участия и в славе Спасителя. Через Христа Господа нашего. Аминь.

Боже, Ты видишь нашу скорбь из-за того, что внезапная смерть унесла из жизни нашего брата N (нашу сестру N); яви Своё безграничное милосердие и прими его (её) в Свою славу. Через Христа, Господа нашего. Аминь.

Боже, заповедавший нам почитать отца и мать; смилуйся над моим отцом и матерью (нашими родителями), прости им грехи и вознагради их за труды, а мне (нам) позволь лицезреть их в блаженстве вечного света. Через Христа, Господа нашего. Аминь.

Боже, Господь милосердный, вспоминая годовщину смерти раба Твоего N (рабы Твоей N) просим Тебя, удостой его (её) места в Царствии Твоём, даруй благословенный покой и введи в сияние славы Твоей.

Господи, призри милостиво на молитвы наши за душу раба Твоего N (рабы Твоей N), чью годовщину смерти мы вспоминаем; просим Тебя, сопричти его (её) к сонму Твоих святых, даруй прощение грехов и вечный покой. Через Христа, Господа нашего. Аминь.

Господи Иисусе Христе, в единении со Страстями Твоими, по предстательству Скорбящей Твоей Матери, жертвую все мои молитвы, труды, страдания и добрые дела за души усопших. Аминь.

И вечная им память
Наша будет.

Вечный покой даруй им, Господи,
И да сияет им свет вечный.

— Христе, помилуй. Господи, помилуй.

— От врат ада избавь, Господи,
Его (ее, их) душу (души).

— Да покоится (покоятся) в мире.

— Господи, услышь молитву мою.

— И вопль мой да приидет к Тебе.

— Господь с вами и со духом твоим.

Боже, у Которого вечное милосердие и прощение!

Смиренно молим Тебя о душе раба Твоего (рабы Твоей),
Которого (которую) (ныне) призвал Ты от мира сего,
Да не предашь ее во власть врага и не забудешь ее во веки,
И повелишь святым Твоим ангелам принять ее,
И ввести в райскую обитель, чтобы, веровавшая
В Тебя и на Тебя уповавшая, она не подверглась
Мучениям адовым, но получила вечное блаженство.

Вечный покой даруй им, Господи,
и да сияет им свет вечный.
— Господи, помилуй.
— Христе, помилуй. Господи, помилуй.

Отче наш.
— От врат ада
— Избавь, Господи, его (ее, их) душу (души).
— Да покоится (покоятся) в мире. Аминь.
— Господи, услышь молитву мою.
— И вопль мой да приидет к Тебе.
— Господь с вами
— И со духом твоим.

Eternal rest grant to them, O Lord, and let perpetual light shine upon them. May they rest in peace. Amen.

Requiem mess.
Eternal rest grant unto them, O Lord,
and let perpetual light shine upon them.
A hymn becomes you, O God, in Zion,
and to you shall a vow be repaid in Jerusalem. Hear my prayer; to you shall all flesh come. Eternal rest grant unto them, O Lord,
and let perpetual light shine upon them. Amen. .

Requiem æternam dona eis, Domine,
et lux perpetua luceat eis.

Te decet hymnus Deus, in Sion,
et tibi reddetur votum in Ierusalem.
Exaudi orationem meam;
ad te omnis caro veniet.

Requiem æternam dona eis, Domine,
et lux perpetua luceat eis.

Amžinąjį atilsį duok mirusiems, Viešpatie!
Ir amžinoji šviesa jiems tešviečia!

Amžinąjį atilsį duok mirusiems, Viešpatie!
Ir amžinoji šviesa jiems tešviečia!

Amžinąjį atilsį duok mirusiems, Viešpatie!
Ir amžinoji šviesa jiems tešviečia!
Tegul ilsisi ramybėje.

Упоко́й, Го́споди, ду́ши усо́пших раб Твои́х: роди́телей мои́х, сро́дников, благоде́телей (имена), и всех правосла́вных христиа́н, и прости́ им вся согреше́ния во́льная и нево́льная, и да́руй им Ца́рствие Небе́сное.

Помяни́, Го́споди Бо́же наш, в ве́ре и наде́жди живота́ ве́чнаго усо́пшаго (до 40 дня со дня смерти — новопреста́вленнаго) раба́ Твоего́ (усо́пшую рабу́ Твою́, усо́пших раб Твои́х) (имя), и я́ко благ и человеколю́бец, отпуща́яй грехи́, и потребля́яй непра́вды, осла́би, оста́ви, и прости́ вся во́льная его́ (ея́) согреше́ния и нево́льная, возставля́я его́ (ю) во свято́е второ́е прише́ствие Твое́ в прича́стие ве́чных Твои́х благ, и́хже ра́ди в Тя еди́наго ве́рова, и́стиннаго Бо́га и Человеколю́бца; я́ко Ты еси́ воскресе́ние и живо́т, и поко́й рабу́ Твоему́ (имя), Христе́ Бо́же наш, и Тебе́ сла́ву возсыла́ем, со безнача́льным Твои́м Отце́м, и с Пресвяты́м Ду́хом, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в, ами́нь.

Помяни́, Го́споди Бо́же наш, в ве́ре и наде́жди живота́ ве́чнаго преста́вльшагося раба́ Твоего́, бра́та на́шего (имя), и я́ко Благ и Человеколю́бец, отпуща́яй грехи́, и потребля́яй непра́вды, осла́би, оста́ви и прости́ вся во́льная его согреше́ния и нево́льная, изба́ви его ве́чныя му́ки и огня́ гее́нскаго, и да́руй ему прича́стие и наслажде́ние ве́чных Твои́х благи́х, угото́ванных лю́бящым Тя: а́ще бо и согреши́, но не отступи́ от Тебе́, и несумне́нно во Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, Бо́га Тя в Тро́ице сла́вимаго, ве́рова, и Еди́ницу в Тро́ице и Тро́ицу во Еди́нстве, правосла́вно да́же до после́дняго своего́ издыха́ния испове́да.
Т е́мже ми́лостив тому́ бу́ди, и ве́ру, я́же в Тя, вме́сто дел вмени́, и со святы́ми Твои́ми я́ко Щедр упоко́й: несть бо челове́ка, и́же поживе́т и не согреши́т. Но Ты Еди́н еси́ кроме́ вся́каго греха́, и пра́вда Твоя́, пра́вда во ве́ки, и Ты еси́ Еди́н Бог ми́лостей и щедро́т и человеколю́бия, и Тебе́ сла́ву возсыла́ем, Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в.

Перевод: Помяни, Господи Боже наш, (по нашей) вере и надежде на жизнь вечную преставившегося раба Твоего (имя усопшего). И, поскольку ты Благ и Человеколюбив, отпусти (ему) грехи, пренебреги самообманом (его), умали, освободи, оставь и прости ему все грехи его, сознательно и неосознанно совершенные, избавь его от наказания бесконечного и огненной кары, и даруй ему причастность к вечным Твоим благам, которые приготовлены любящим Тебя и радость от них: пусть он и согрешил, но не отступил же (он) от Тебя (не предал); и, несомненно, веровал в Отца и Сына и Святого Духа — Бога, прославляемого (нами всеми) как Троицу; и до последнего вздоха своего (он) придерживался этого.
Поэтому будь милостив, и (этой) верой в Тебя замени дела его и помести его среди святых Своих: ведь, нет же человека, который проживает жизнь без греха. Это, лишь Ты Один таков — Безгрешен и правда Твоя — абсолютна, Ты — Единый и Единственный Бог — милостивый, щедрый и действительно любящий нас, людей. И (мы) — славу Тебе воссылаем (из сердец наших) — как Отцу и Сыну и Святому Духу — и сейчас, как и раньше — и всегда, вовеки. Аминь (то есть, я говорю то, что до́лжно по закону Твоему).

Глубино́ю му́дрости человеколю́бно вся́ стро́яй, и поле́зное все́м подава́яй, Еди́не Соде́телю, упоко́й Го́споди ду́шу раба́ Твоего́ (или: ду́шу рабы́ Твоея́; о многих же: ду́ши ра́б Твои́х): на Тя́ бо упова́ние возложи́ша, Творца́ и Зижди́теля и Бо́га на́шего.

Перевод: Глубочайшей мудростью человеколюбиво всем управляющий и полезное всем подающий, Единый Создатель, упокой, Господи, души рабов Твоих, ибо на Тебя они надежду возложили, Творца, и Промыслителя, и Бога нашего.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

Богородичен: Т ебе́ и сте́ну, и приста́нище и́мамы, и Моли́твенницу благоприя́тну к Бо́гу, Его́же родила́ еси́, Богоро́дице безневе́стная, ве́рных спасе́ние.

В тебе имеем мы и стену, и прибежище, и Заступницу, благоугодную Богу, Которого родила Ты, Богородица, брака не познавшая, верных спасение.

Припев: Б лагослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

Благословен Ты, Господи, научи меня повелениям Твоим.

Святы́х лик обре́те исто́чник жи́зни, и дверь ра́йскую, да обря́щу и аз путь покая́нием. Поги́бшее овча́ аз е́смь, воззови́ мя, Спа́се, и спаси́ мя.

Хор святых обрел источник жизни и дверь рая; да обрету и я путь покаяния. Я – пропавшая овца; призови меня, Спаситель, и спаси меня!

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

А́гнца Бо́жия пропове́давше, и закла́ни бы́вше я́коже а́гнцы, и к жи́зни нестаре́емей, святи́и, и присносу́щней преста́вльшеся, Того́ приле́жно, му́ченицы, моли́те долго́в разреше́ние нам дарова́ти.

Об Агнце Божием провозгласившие и заколотые как агнцы, и к жизни нестареющей, святые, и вечной переселившиеся, Его усердно, мученики, просите, долгов прощение нам даровать.

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

В путь у́зкий хо́ждшии приско́рбный, вси в житии́ крест я́ко яре́м взе́мшии, и Мне последова́вшия ве́рою, прииди́те наслади́теся, и́хже угото́вах вам по́честей, и венце́в небе́сных.

Путем узким ходившие, прискорбным, все в жизни крест как ярмо поднявшие, и за Мною последовавшие с верою, придите, наслаждайтесь тем, что Я приготовил вам: наградами и венцами небесными!

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

О́браз е́смь неизрече́нныя Твоея́ сла́вы, а́ще и я́звы ношу́ прегреше́ний; уще́дри Твое́ созда́ние, Влады́ко, и очи́сти Твои́м благоутро́бием, и вожделе́нное оте́чество пода́ждь ми, рая́ па́ки жи́теля мя сотворя́я.

Образ я неизреченной Твоей славы, хотя ношу и язвы согрешений: пожалей Твое создание, Владыка, и очисти по Своему милосердию, и вожделенное отечество подай мне, снова делая меня гражданином рая.

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

Дре́вле у́бо от не су́щих созда́вый мя, и о́бразом Твои́м Боже́ственным почты́й, преступле́нием же за́поведи па́ки мя возврати́вый в зе́млю, от нея́же взят бых, на е́же по подо́бию возведи́, дре́внею добро́тою возобрази́тися.

В древности из небытия создавший меня и образом Твоим Божественным почтивший, но за нарушение заповеди снова меня возвративший в землю, из которой я был взят! К тому, что по подобию Твоему, возведи, чтобы в прежней красоте мне восстановиться.

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

Упоко́й, Бо́же, раба́ Твоего́ (рабу́ Твою́, рабы́ Твоя́) и учини́ его́ (ю, я́) в раи́, иде́же ли́цы святы́х, Го́споди, и пра́ведницы сия́ют я́ко свети́ла; усо́пшаго раба́ Твоего́ (усо́пшую рабу́ Твою́, усо́пшия́ рабы́ Твоя́) упоко́й, презира́я его́ (ея́, их) вся согреше́ния.

Упокой, Боже, рабов Твоих, и посели их в раю, где хоры святых, Господи, и праведники сияют как светила, усопших рабов Твоих упокой, не смотря на все их согрешения.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху.

Трисия́тельное Еди́наго Боже́ства благоче́стно пое́м, вопию́ще: Свят еси́, О́тче безнача́льный, собезнача́льный Сы́не, и Боже́ственный Ду́ше, просвети́ нас ве́рою Тебе́ служа́щих, и ве́чнаго огня́ исхити́.

Светом Тройственным сияющее единое Божество благоговейно воспоем, взывая: «Свят Ты, Отче Безначальный, Столь же Безначальный Сын и Божественный Дух: просвети нас, верою Тебе служащих, и исторгни из вечного огня.

И ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Богородичен: Р а́дуйся, Чи́стая, Бо́га пло́тию ро́ждшая во спасе́ние всех, Е́юже род челове́ческий обре́те спасе́ние, Тобо́ю да обря́щем рай, Богоро́дице чи́стая благослове́нная.

Радуйся, Досточтимая, Бога по плоти родившая для спасения всех, благодаря Тебе род человеческий обрел спасение; да обретем через Тебя рай, Богородица Чистая, благословенная.

Аллилу́ия, аллилу́ия, аллилу́ия, сла́ва Тебе́, Бо́же. (Трижды)

Поко́й, Спа́се наш, с пра́ведными раба́ Твоего́ (рабу́ Твою́, рабы́ Твоя́), и сего́ (сию́, сия́) всели́ во дво́ры Твоя́, я́коже есть пи́сано, презира́я, я́ко благ, прегреше́ния его́ (ее́, их), во́льная и нево́льная, и вся я́же в ве́дении, и не в ве́дении, Человеколю́бче.

Упокой, Спаситель наш, с праведными раба Твоего и посели его во дворах Твоих, как написано, не взирая, как Благой, на согрешения его вольные и невольные, и на всё, в ведении и в неведении содеянное, Человеколюбец.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Богородичен: О т Девы возсиявый миру, Христе Боже, сыны света Тою показавый, помилуй нас.

От Девы воссиявший миру, Христе Боже, и через Нее сынами Света нас явивший, помилуй нас.

Со святы́ми упоко́й, Христе́, ду́шу раба́ твоего́, иде́же не́сть боле́знь, ни печа́ль, ни воздыха́ние, но жи́знь безконе́чная.

Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, там, где нет ни боли, ни скорби, ни стенания, но жизнь бесконечная.

Са́м Еди́н еси́ Безсме́ртный, сотвори́вый и созда́вый челове́ка, земни́и у́бо от земли́ созда́хомся, и в зе́млю ту́южде по́йдем, я́коже повеле́л еси́ созда́вый мя́ и реки́й ми́: я́ко земля́ еси́ и в зе́млю оти́деши, а́може вси́ челове́цы по́йдем, надгро́бное рыда́ние творя́ще пе́снь: аллилу́иа.

Сам – один бессмертный, сотворивший и создавший человека: мы же, смертные, из земли были созданы, и в ту же землю пойдем, как повелел Ты, создав меня и сказав мне: «Ты земля, и в землю отойдешь», куда все мы, смертные, пойдем, надгробное рыдание претворяя в песнь «Аллилуия!»

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Со ду́хи пра́ведных сконча́вшихся, ду́шу раба́ Твоего́, Спа́се, упоко́й, сохраня́я ю́ во блаже́нной жи́зни, я́же у Тебе́, Человеколю́бче.

Со духами праведных скончавшихся душу раба Твоего, Спаситель, упокой сохраняя ее в блаженной жизни, той, что у Тебя, Человеколюбец.

В поко́ищи Твое́м, Го́споди, иде́же вси́ святи́и Твои́ упокоева́ются, упоко́й и ду́шу раба́ Твоего́, я́ко еди́н еси́ Человеколю́бец.

В месте упокоения Твоем, Господи, где все святые Твои обретают покой, упокой и душу раба Твоего, ибо Ты Один – Человеколюбец.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху.

Ты́ еси́ Бо́г, соше́дый во а́д, и у́зы окова́нных разреши́вый, Са́м и ду́шу раба́ Твоего́ упоко́й.

Ты – Бог наш, сошедший во ад и муки узников прекративший, Сам и душу раба Твоего упокой.

И ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Богородичен: Е ди́на Чи́стая и Непоро́чная Де́во, Бо́га без се́мене ро́ждшая, моли́ спасти́ся души́ его́.

Единая чистая и непорочная Дева, Бога во чреве носившая неизреченно, ходатайствуй о спасении души раба Твоего.

Во блаже́нном успе́нии ве́чный поко́й пода́ждь, Го́споди, усо́пшему рабу́ Твоему́ (имя), и сотвори́ ему́ ве́чную па́мять.

Во блаженном успении вечный покой подай, Господи, усопшему рабу Твоему (имя), и сотвори ему вечную память!

Kyrie
Kyrie eleison.
Christe eleison.
Kyrie eleison.
Помилуй
Господи помилуй.
Христос помилуй.
Господи помилуй.

Sequentia
Dies irae, dies illa,
solvet saeclum in favilla,
teste David cum Sibylla.

Quantus tremor est futurus
quando judex est venturus,
cuncta stricte discussurus.

Tuba mirum spargens sonum
per sepulcra regionum,
coget omnes ante thronum.

Mors stupebit et natura.
Cum resurget creatura
judicanti responsura.

Liber scriptus proferetur
in quo totum continetur
unde mundus judicetur.

Judex ergo cum sedebit
quidquid latet apparebit:
nil inultum remanebit.

Quid sum miser tunc dicturus,
quem patronum rogaturus,
cum vix justus sit securus?
Секвенция
День гнева, тот день,
повергнет мир во прах,
тому свидетель Давид с Сивиллой.

О, как все вздрогнет
когда прийдет судия,
который все строго рассудит.

Труба, разносящая чудные звуки,
через места погребения,
созывает всех к трону.

Смерть оцепенеет и природа.
Когда восстанет творение,
ответит судящему.

Возглашается писаная книга,
в которой содержится все,
откуда мир будет судим.

Итак, когда судия воссядет, —
кто ни скрылся, тот появится:
никто не останется без наказания.

Что тогда скажу я, несчастный,
кого попрошу в защитники,
когда нет справедливости?

Rex tremendae majestatis,
qui salvandos salvas gratis;
salva me, fons pietatis.

Recordare, Jesu pie,
quod sum causa tuae viae
ne me perdas illa die.

Quaerens me sedisti lassus;
redemisti crucem passus.
Tantus labor non sit cassus.

Juste Judex ultionis
donum fac remissionis
ante diem rationis.

Ingemisco tanquam reus:
culpa rubet vultus meus.
supplicanti parce, Deus.

Qui Mariam absolvisti
et latronem exaudisti,
mihi qouque spem dedisti.
Царь устрашающего величия,
кто милостиво спасает всех;
спаси меня, источник милосердия.

Помни, Иисусе милосердный,
что я причина твоего пути,
чтобы не погубить меня в этот день.

Ищущий меня ты сидел усталый;
ты искупил страдания креста.
Да не будет жертва бесплодной.

О, справедливый судья мщения,
сотвори дар прощения
перед лицом судного дня.

Я воздыхаю подобно преступнику:
вина окрашивает мое лицо.
Пощади молящего, Боже.

Тот, кто Марию освободил,
и разбойника выслушал,
и мне дал надежду.

Preces meae non sunt dignae,
sed tu bonus fac benigne,
ne perenni cremer igne.

Inter oves locum praesta
et ab haedis me sequestra,
statuens in parte dextra.

Confutatis maledictis
flammis acribus addictis,
voca me cum benedictis.

Структура Реквиема соответствует католической мессе в целом, за исключением отсутствующих Credo и Gloria.

Requiem aeternam dona eis, Domine,
et lux perpetua luceat eis.
Te decet hymnus, Deus, in Sion,
et tibi reddetur votum in Jerusalem.
Exaudi orationem meam:
ad te omnis caro veniet.

Requiem aeternam dona eis, Domine,
et lux perpetua luceat eis

Вечный покой даруй им, Господи,
и свет непрестанный пусть им сияет
Тебе, Боже, поется гимн в Сионе,
и тебе дают обеты в Иерусалиме.
Услышь мою молитву:
к Тебе да приидет всякая плоть.

Вечный покой даруй им, Господи,
и свет непрестанный пусть им сияет.

Kyrie eleison.
Christe eleison.
Kyrie eleison.

Господи помилуй.
Христос помилуй.
Господи помилуй.

Dies irae, dies illa,
solvet saeclum in favilla,
teste David cum Sibylla.

Quantus tremor est futurus,
quando judex est venturus,
cuncta stricte discussurus.

Tuba mirum spargens sonum,
per sepulcra regionum,
coget omnes ante thronum.

Mors stupebit et natura,
Cum resurget creatura,
judicanti responsura.

Liber scriptus proferetur
in quo totum continetur,
unde mundus judicetur.

Judex ergo cum sedebit
quidquid latet apparebit:
nil inultum remanebit.

Quid sum miser tunc dicturus,
quem patronum rogaturus,
cum vix justus sit securus?

День гнева, тот день,
повергнет мир во прах,
как свидетельствуют Давид и Сивилла.

О, как всё вздрогнет,
когда придёт Судия,
который всё строго рассудит.

Поразительный зов трубы разнесётся
повсюду в мире в могилах,
каждого призывая к престолу.

Застынут в изумлении смерть и природа,
когда восстанет творение,
отвечая Судящему.

Будет прочитана книга,
в которой записано всё,
по ней мир будет судим.

Итак, когда Судия воссядет, –
кто ни скрылся, тот появится:
никто не останется без наказания.

Что тогда скажу я, несчастный,
кого попрошу в защитники,
когда нет справедливости?

Rex tremendae majestatis,
qui salvandos salvas gratis,
salva me, fons pietatis.

Recordare, Jesu pie,
quod sum causa tuae viae:
ne me perdas illa die.

Quaerens me sedisti lassus;
redemisti crucem passus.
Tantus labor non sit cassus.

Juste Judex ultionis
donum fac remissionis
ante diem rationis.

Ingemisco tanquam reus:
culpa rubet vultus meus.
supplicanti parce, Deus.

Qui Mariam absolvisti
et latronem exaudisti,
mihi qouque spem dedisti.

Царь устрашающего величия,
который милостиво спасает всех,
спаси меня, источник милосердия.

Вспомни, возлюбленный Иисусе,
что из-за меня Ты пришёл в сей мир:
да не будет этот тяжкий труд напрасным.

Ища меня, Ты утомился;
Ты искупил меня страданиями на кресте.
Да не будет жертва бесплодной.

О, справедливый Судья мщения,
сотвори дар прощения
перед лицом судного дня.

Я воздыхаю подобно преступнику:
вина окрашивает мое лицо.
Пощади молящего, Боже.

Тот, кто Марию освободил,
и разбойника выслушал,
и мне дал надежду.

Preces meae non sunt dignae,
sed tu bonus fac benigne,
ne perenni cremer igne.

Inter oves locum praesta
et ab haedis me sequestra,
statuens in parte dextra.

Confutatis maledictis
flammis acribus addictis,
voca me cum benedictis.

Oro supplex el acclinis
cor contritum quasi cinis,
gere curam mei finis.

Lacrimosa dies illa
qua resurget ex favilla
judicandus homo reus.
Huic ergo parce, Deus,
pie Jesu Domine,
dona eis requiem. Amen.

Мои мольбы недостойны,
но Ты, добрый, яви щедрость,
чтобы не сжёг меня вечный огонь.

Дай место среди овец,
и от козлищ меня отдели,
поставив меня одесную.

Изобличив проклятых,
преданных жаркому пламени,
призови меня с благословенными.

Молю, коленопреклоненный,
с сердцем, почти обращенным в прах,
яви заботу о моем конце.

О, тот день слёз,
когда восстанет из праха
виновный грешный человек.
Так пощади его, Боже,
милостивый Господи Иисусе:
даруй им покой. Аминь.

Domine Jesu Christe, Rex gloriae,
libera animas omnium fidelium
defunctorum de poenis inferni et de profundo lacu.
Libera eas de ore leonis,
ne absorbeat eas Tartarus,
ne cadant in obscurum.
Sed signifer sanctus Michael
repraesentet eas in lucem sanctam:
quam olim Abrahae promisisti
et semini eius.

Hostias et preces tibi, Domine,
laudis offerimus:
Tu suscipe pro animabus illis
quarum hodie memoriam facimus:
fac eas, Domine,
de morte transire ad vitam.

О Господь Иисус Христос, Царь славы,
освободи души всех верных усопших
от мук ада и от преисподней.
Освободи их от пасти зверя,
да не засосёт их ад,
да не падут они во тьму.
Но пусть архистратиг Михаил
проводит их в святой свет,
как некогда ты обещал Аврааму
и семени его.

Жертвы и мольбы тебе, Господи,
с хвалою мы приносим:
Ты поддержи те души,
которые мы сегодня поминаем:
позволь им, Господи,
перейти от смерти к жизни,

Sanctus, sanctus, sanctus,
Domine Deus Sabaoth!
Pleni sunt coeli et terra gloria tua.
Hosanna in excelsis.

Свят, Свят, Свят
Господь Бог Саваоф!
Полны небо и земля Твоей славой.
Славься в вышних!

Benedictus qui venit in nomine Domini.
Hosanna in excelsis!

Благословен грядущий во имя Господа.
Славься в вышних!

Agnus Dei, qui tollis peccata mundi,
dona eis requiem.

Agnus Dei, qui tollis peccata mundi,
dona eis requiem sempiternam.

Агнец Божий, берущий на Себя грехи мира,
даруй им покой.

Агнец Божий, берущий на Себя грехи мира,
даруй им вечный покой.

Lux aeterna luceat eis, Domine,
cum sanctis tuis in aeternam,
quia pius est.

Requiem aeternam dona eis, Domine,
et lux perpetua luceat eis.

Вечный свет даруй им, Господи,
с твоими Святыми навеки,
ибо Ты милосерд.

Вечный покой даруй им, Господи,
и свет непрестанный пусть им сияет.

Libera me, Domine, de morte aeterna in
die
illa tremenda, quando caeli movendi sunt
et terra;
dum veneris iudicare saeclum per ignem.

Tremens factus sum ego, et timeo, dum
discussio
venerit atque ventura ira.

Dies irae, dies illa, calamitatis et miseriae,
dies magna et amara valde.

Requiem aeternam dona eis, Domine;
et lux perpetua luceat eis.

Избавь меня, Господи, от вечной
смерти
в тот ужасный день, когда небо и
землю содрогнутся
и Ты явишься в огне судить мир.

Я охвачен трепетом и
страхом,
пока не пришёл день расплаты и ярости.

В тот день — день гнева, катастроф, страданий
великий и самый ужасный

Вечный покой даруй им, Господи,
и свет непрестанный пусть им сияет.

Основа перевода на современный русский язык: Валентина Катеринич

Считается, что первый Реквием на канонический латинский текст, который окончательно сложился к 1570 году, принадлежит Гийому Дюфаи (ок. 1400 – 1474) (не сохранился до наших дней). Первый сохранившийся Реквием принадлежит перу франко-фламандского композитора Йоханнеса (Жана) Окегема (ок. 1425 – 1497). Это сочинение acapella, написанное в строгом полифоническом стиле.

Самые известные и наиболее часто исполняемые Реквиемы написали Вольфганг Амадей Моцарт (1756 – 1791) (закончен его учеником Францем Ксавьером Зюсмайером) и Джузеппе Верди (1813 – 1901).

Сочинению Реквиемов отдали дань множество как прославленных, так и менее известных композиторов: Жоскен Депре (ок. 1440-1521), Пьер де Ла Рю (1460 – 1518), Джованни Пьерлуиджи да Палестрина (1525 – 1594), Орландо ди Лассо (1532 – 1594), Франческо Кавалли (1602 – 1676), Иоганн Каспар Керль (1627 – 1693), Иоганн Йозеф Фукс (1660 – 1741), Антонио Лотти (1667 – 1740), Ян Зеленка (1679 – 1745), Франческо Дуранте (1684– 1755), Иоганн Адольф Хассе (1699 – 1783), Николло Йомелли (1714 – 1774), Джузеппе Сарти (1729-1802), Винченцо Манфредини (1731 – 1799), Франциск Госсек (1734 – 1829), Михаэль Гайдн (1737 – 1806) – брат Йозефа Гайдна, Джованни Паизиелло (1740 – 1816), Доменико Чимароза (1749-1801), Антонио Сальери (1750 – 1825).

Реквием написали Луиджи Керубини (1760 – 1842), Вацлав Ян Томашек (1774 –1850), Джоакино Россини (1792-1868), Гектор Берлиоз (1803 – 1869), Ференц Лист (1811 – 1886), Шарль Гуно (1818 – 1893), Антон Брукнер (1824 – 1896), Камиль Сен-Санс (1835 – 1921), Антонин Дворжак (1841 – 1904), Габриэль Форе (1845 – 1924).

После Реформации с появлением лютеровского перевода Библии на немецкий язык появились и немецкоязычные Реквиемы, в частности Михаэля Преториуса (1571-1621), Генриха Шютца (1585 – 1672), и немецкие реквиемы Франца Шуберта (1797 – 1828) и Иоганнеса Брамса (1833 – 1897).

Реквиемы Ж. Окегема, О. ди Лассо и др. не соответствуют римской традиции. В XVII – XVIIIвв. Реквием эволюционирует в сторону концертности, многохорности, симфонизации, становится по стилю гомофонно-гармоническим (Н. Йомелли, И.А.Хассе, В.А. Моцарт). В конце XVIII – XIX вв. Реквием – монументальное симфоническое ораториальное произведение (Ф. Госсек, Л. Керубини, А. Дворжак). Драматизмом и романтической экспрессией обладают Реквиемы Г. Берлиоза и Дж. Верди. В русле идей цецилианского движения (отказ от романтических атрибутов, архаизация музыкального языка) находятся Реквием Ф. Листа, исполнительский состав которого – мужской хор и орган, а также К. Сен-Санса и А. Брукнера.

Камерная лирическая трактовка жанра в Реквиеме Г. Форе подчеркнута отсутствием наиболее драматической части «Dies Irae» и сокращенным оркестровым составом (отсутствуют скрипки).

Были в XIXв. Реквиемы, написанные на совершенно неканонические тексты, например Реквием по Миньоне, сочиненный Р. Шуманом на слова Гёте.

Сочинялись Реквиемы и в ХХ веке, но, в основном, на неканонические тексты. Так целых два Реквиема написал вполне советски настроенный композитор Дмитрий Кабалевский (1904-1987) – 3-ю симфонию-реквием памяти Ленина на слова Н. Асеева (1933) и Реквием на слова одноименной поэмы Роберта Рождественского (1963). Великолепный Военный реквием создал Бенджамин Бриттен (1913-1976) на слова У. Оуэна. Есть Реквиемы и в числе сочинений Игоря Стравинского (1882-1971), Карла Орфа (1895-1982).

Замечательное сочинение в этом жанре написал Альфред Шнитке (1934-1998). Вначале оно было создано как музыка к пьесе Ф. Шиллера «Дон Карлос», но позже собранно в единое сочинение, посвященное памяти матери композитора. Авторами Реквиемов являются и ныне здравствующие московские композиторы: Владимир Дашкевич (р. 1934), написавший музыку на слова одноименного стихотворного цикла Анны Ахматовой, и Вячеслав Артёмов (р. 1940).

Написал Реквием и Эндрю Ллойд-Уэббер (р. 1948), более известный как автор нашумевших и очень популярных мюзиклов «Кошки», «Призрак оперы» и особенно «Иисус Христос – суперзвезда».

В Заокской духовной академии христиан адвентистов седьмого дня 18 мая 2000 года впервые в России был исполнен Реквием Джона Руттера. Этот концерт стал выпускным экзаменом дирижеров на музыкальном факультете. Это произведение было создано в 1985 году и впервые исполнено в октябре того же года. Вслед за И. Брамсом, Г. Форе и другими композиторами автор отказался от строгого следования канону католической траурной мессы, используя в своем сочинении, наряду с каноническим латинским текстом, библейские фрагменты на английском языке. Первая и последняя части — молитвы за все человечество, вторая и шестая части – псалмы, третья и пятая – молитвы Иисусу Христу и центральная часть, Sanctus — провозглашение Божественной славы.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Создаются Реквиемы и в наши дни. Так известнейший польский композитор Кшиштоф Пендерецкий (р. 1933) заявил, что в день смерти Папы Римского он принял решение завершить Польский реквием. «Долгое время я напрасно искал новую идею, – сказал К. Пендерецкий, – но в этот трагический момент я решил посвятить недостающую часть Иоанну Павлу Второму». Первую часть Реквиема К. Пендерецкий посвятил лидеру профсоюза «Солидарность» Леху Валенсе, вторую и третью – жертвам восстания в Варшавском гетто, а также польским офицерам, которых подразделения советского НКВД расстреляли под Катынью.

Вечный покой даруй им Господи название молитвы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here