Жанр молитвы в русской литературе

Самое детальное описание: жанр молитвы в русской литературе специально для посетителей нашего ресурса.

Итак, как было, выше сказано, молитвой является словесный жанр, обращение человека к высшим силам, в существование которых он верит. В современной лингвистике до сих пор остается вопрос, к какой форме речевого общения (диалогической или монологической) принадлежит данный жанр. С одной стороны, молитва как жанр не предполагает вербально выраженной реплики-реакции, которая, согласно традиционному пониманию диалога, составляет диалогическое единство с репликой-стимулом. С другой стороны, для каждого верующего человека молитва — это разговор с Богом: «обращение же наше к Богу есть молитва. Значит, молитва есть беседа или разговор наш с Богом». [3, с.31].

Говорящий произносит молитву в надежде на ответ, который выражен не вербально. Кроме того, читая молитву, человек анализирует и свои поступки, помыслы, чувства.

Диалогичность молитвы отмечают многие исследователи, например, Л. В. Балашова, М. Войтак и священнослужители, например, по словам Игумена Филарета, «молитва есть беседа человека с Богом. Кто помнит, знает, любит Бога, тот непременно будет обращаться к Нему, а это обращение и есть молитва». Молитва как жанр по своей природе очень близка к жанру лирики. Под лирикой понимается «поэзия, объектом которой являются личные или коллективные переживания человека в форме непосредственно выражаемых чувств» [4,Т.6]; «лирическая поэзия… изображает внутренний мир души, ее чувства, ее понятия, ее радости и страдания.

Это личная мысль, которая заключается в том, что она имеет в себе наиболее интимного и реального, выраженного поэтом, как его собственное настроение; это живая и вдохновенная продукция его духа» [4, Т.6]. Лирический текст имеет свои законы, которым подчиняется каждый входящий в него элемент.

«Поэтическая молитва — это художественное высказывание, направленное к Богу, реализующее определенную жанровую схему, основанную на диалогической форме текста, … на вводимых в язык элементах, возвышенных и освящающих, которые могут быть связаны (хотя необязательно) с демонстрацией религиозности поэта, отражением его творческой деятельности и его сознания, обращенного непосредственно к Абсолюту». [5, с.47]. По мнению М. С. Руденко, «поэтическая молитва является особым способом выражения в форме искусства религиозных чувств; обращение к данному жанру позволяет художнику раскрыть глубинные пласты своего творческого и человеческого «я», высказать то, что обычно относится к области несказанного». [6, с.11]. В молитве индивидуализируется внутренняя боль или радость лирического персонажа. Поэтическая молитва наряду со многими чертами, роднящими молитву с лирикой, отличается от молитвы церковной. Речь идет не о переложении псалмов или молитв, как, например переложение Сумароковым и Кюхельбекером молитвы «Отче наш», а о стилизации духовной молитвы в лирике. Начиная с XVIII века, большое распространение получают «подражания» молитвам.

Церковная молитва имеет определенную структурную композицию: «личное обращение, изложение предмета и оснований (просьбы, благодарности или прославления» [6, с.333]. Такая композиция нередко повторяется и в поэтической молитве, однако лирический текст может не содержать всех элементов церковной молитвы.

Формирование жанров христианских религиозных текстов происходило на протяжении определенного времени и отличалось своеобразной закономерностью. В.И. Карасик указывает на то, что для квалификации жанровой природы речи необходимо не только выявление типовых действий говорящего, но и определение целого круга многомерных отношений: участники коммуникации (минимум два), предмет речи, предлагаемый адресантом, предмет речи, воспринятый и, может быть, дополненный адресатом — вот четыре точки в пространстве коммуникативного акта, которые представляют минимальный набор объектов, вступающих во взаимоотношения в ходе реализации того или иного речевого жанра. Он же выделяет четыре жанра религиозного дискурса: молитва, проповедь, исповедь и обрядовое действие [7, с. 4, 7, 9, 12].

Словом «молитва» определяют особое духовное состояние человека. Сложно дать однозначное определение этому феномену духовной жизни, поскольку это состояние изменчиво.

В энциклопедии «Христианство» дается следующее определение, основанное на противопоставлении земной (телесной) и небесной (духовной) жизни:

молитва является «вместилищем всей духовной жизни или самой духовной жизнью в движении и действии» [4, с. 142]. Конечно, это наиболее общее определение, но вместе с тем оно четко локализует молитвенное событие в жизни верующего.

В Библейской энциклопедии молитва толкуется как «возношение ума и сердца к Богу, являемое благоговейным словом человека к Богу» [8, с. 292]. Св. Иван Златоустый утверждал, что «молитва — это определенный якорь для тех, кому угрожает опасность; это сокровище, которое способно обогатить и излечить физически». Истоки поэтической молитвы следует искать в молитве канонической.

Изначально коммуникативная функция канонической молитвы — обращение к Богу с целью восхваления, с той или иной просьбой или с благодарностью. В.А. Мишланов в своей статье «Молитва как речевой жанр» утверждает: «Отречение реальной обратной связи сближает молитву с любым поэтическим произведе нием.

Собственно говоря, молитва и есть одно из древнейших поэтических творений, более того, лирическая поэзия опирается на молитву как на один из основных её прототипов» [9].

В данном исследовании нами рассматривается не просто молитва в религиозном понимании этого слова, а то, что Э.М. Афанасьева обозначает как особый поэтический жанр — стихотворная молитва.

В этом жанре создается «новая эстетическая реальность», в которой важную роль играет богообщение и «установка молящегося (трансцендентная или имманентная) на духовное преображение или преображение окружающего мира в процессе богообщения» [10, с. 17].

Стихотворная молитва многое взяла от канонической: содержание, состояние лирического героя, адресация, деление на жанры, поэтические приемы. В истории русской поэзии есть незаслуженно забытые имена. Федор Николаевич Глинка — русский поэт, создавший большое количество стихотворений, известен современному русскому читателю только как поэт-декабрист, автор романсов «Сон русского на чужбине» и «Не слышно шуму городского…». Молитва для Ф.Н. Глинки всегда была важным способом духовного самосовершенствования: «К Тебе, мой Бог, спешу с молитвой: / Я жизнью утомлён, как битвой! / Куда своё мне сердце деть? / Везде зазыв страстей лукавых; / И в чашах золотых—отравы, / И под травой душистой —сеть. / Там люди строят мне напасти; / А тут в груди бунтуют страсти! / Разбит мой щит, копьё в куски, / И нет охранной мне руки!» [4].

В стихотворении Николая Языкова «Молитва» перед читателем встает преддверье рая, «таинственные врата». Мы видим, что поэтам важно сохранить себя не столько для жизни земной, сколько для жизни небесной: «Молю святое провиденье: / Оставь мне тягостные дни. / Но дай железное терпенье, / Но сердце мне окамени» [11].

Подражания молитвам, начиная с XVIII века, получают многообразные поэтические формы. В них или варьируются излюбленные мотивы псалмов, или с помощью пейзажной детали и психологических подробностей индивидуализируется ситуация молитвы. Именно этим путем — путем раскрытия интимно-духовных отношений личности к Богу — движется молитвенная лирика Анны Ахматовой: от подражаний и стилизаций к сложному сочетанию религиозно-мистических, нравственных, эмоциональных элементов, не отрываясь от традиционной формы изложения содержания: «Дай мне горькие годы недуга, / Задыханье, бессонницу, жар, / Отыми и ребёнка, и друга, / И таинственный песенный дар — / Так молюсь за твоей литургией / После стольких томительных дней, / Чтобы туча над тёмной Россией / Стала облаком в славе лучей» [12, c. 492].

В «Молитве» А. Ахматовой чувствуется страх: страх за Родину, за судьбу России, за себя и своих близких. Это произведение — на редкость бескорыстная молитва, в которой Родина больше чем сын, больше, чем друг, даже больше, чем чары: «таинственный песенный дар». Такой же страх за жизнь мы видим в «Молитве» О. Мандельштама: «Помоги, господь, эту ночь прожить, / Я за жизнь боюсь: за свою рабу… / В Петербурге жить — словно спать в гробу»

Стихотворная молитва есть даже у революционной Ольги Берггольц, что свидетельствует о том, что поэтесса жила с верой в душе, однако ее представление о Боге отнюдь не христианское, скорее языческое: «Да будут слезы эти как молитва. / А на врагов — расплавленным свинцом / пусть падут они в минуты битвы / за всех, за всех, задушенных кольцом» [13].

В христианской лирике Николай Степанович Гумилева — русского поэта и критика Серебряного века, основателя акмеизма — есть стихи, заставляющие задуматься о Боге, о вечности, о своем ближнем: «Мечты Господни многооки, / Рука Дающего щедра, / И есть еще, как он, пророки — / Святые рыцари добра». [13].

Молитвенная проблематика в творчестве Ф.И. Тютчева связана с осознанием поэтом духовной катастрофы мира. Молитва у поэта признается единственным средством, способным очистить человека, приобщить к мировой гармонии. Ф.И. Тютчев подчеркивает, что атеизм современного мира порождают грандиозную проблему — именно вера и ее проявление в молитве противостоит антихристанским революционным тенденциям. В стихах поэта мы слышим призыв к молитве, искренняя вера, стремление жить по закону Божьему, любовь к Православию и Родине.

Контуры жанра молитвы намечаются уже в юношеских стихотворениях И.А. Бунина «Под орган душа тоскует…» (1889), «В костеле» (1889), «Троица» (1893) и др. Молитвенное обращение ко Христу первоначально сопрягается здесь с эстетическим переживанием таинственно-величавого храмового пространства, овеянного «куреньем мглы» и увенчанного скорбным «Христа распятьем», а также звучания органной музыки, в которой «мука о земном» преображается «песнью небесных сил».

При изучении стихотворных молитв следует исходить из того, что творчество подобного рода — это явление религиозно-эстетического порядка, стремящееся приблизиться к постижению истины посредством выразительных средств языка. Приобщение к религиозной культуре — это путь прежде всего путь филологии, способ возвращения к мировой культуре, ее традиции.

Формирование жанров христианских религиозных текстов происходило на протяжении определенного времени и отличалось своеобразной закономерностью. В.И. Карасик указывает на то, что для квалификации жанровой природы речи необходимо не только выявление типовых действий говорящего, но и определение целого круга многомерных отношений: участники коммуникации (минимум два), предмет речи, предлагаемый адресантом, предмет речи, воспринятый и, может быть, дополненный адресатом — вот четыре точки в пространстве коммуникативного акта, которые представляют минимальный набор объектов, вступающих во взаимоотношения в ходе реализации того или иного речевого жанра. Он же выделяет четыре жанра религиозного дискурса: молитва, проповедь, исповедь и обрядовое действие [13, с. 4, 7, 9, 12]. Словом «молитва» определяют особое духовное состояние человека. Сложно дать однозначное определение этому феномену духовной жизни, поскольку это состояние изменчиво. В энциклопедии «Христианство» дается следующее определение, основанное на противопоставлении земной (телесной) и небесной (духовной) жизни: молитва является «вместилищем всей духовной жизни или самой духовной жизнью в движении и действии» [9, с. 142].

Стихотворная молитва многое взяла от канонической: содержание, состояние лирического героя, адресация, деление на жанры, поэтические приемы.

В истории русской поэзии есть незаслуженно забытые имена. Федор Николаевич Глинка — русский поэт, создавший большое количество стихотворений, известен современному русскому читателю только как поэт-декабрист, автор романсов «Сон русского на чужбине» и «Не слышно шуму городского…». Молитва для Ф.Н. Глинки всегда была важным способом духовного самосовершенствования: «К Тебе, мой Бог, спешу с молитвой: / Я жизнью утомлён, как битвой! / Куда своё мне сердце деть? / Везде зазыв страстей лукавых; / И в чашах золотых—отравы, / И под травой душистой —сеть. / Там люди строят мне напасти; / А тут в груди бунтуют страсти! / Разбит мой щит, копьё в куски, / И нет охранной мне руки!» [16].

В стихотворении Николая Языкова «Молитва» перед читателем встает преддверье рая, «таинственные врата». Мы видим, что поэтам важно сохранить себя не столько для жизни земной, сколько для жизни небесной: «Молю святое провиденье: / Оставь мне тягостные дни. / Но дай железное терпенье, / Но сердце мне окамени» [17].

Подражания молитвам, начиная с XVIII века, получают многообразные поэтические формы. В них или варьируются излюбленные мотивы псалмов, или с помощью пейзажной детали и психологических подробностей индивидуализируется ситуация молитвы. Именно этим путем — путем раскрытия интимно-духовных отношений личности к Богу — движется молитвенная лирика Анны Ахматовой: от подражаний и стилизаций к сложному сочетанию религиозно-мистических, нравственных, эмоциональных элементов.

Не отрываясь от традиционной формы изложения содержания: «Дай мне горькие годы недуга, / Задыханье, бессонницу, жар, / Отыми и ребёнка, и друга, / И таинственный песенный дар — / Так молюсь за твоей литургией / После стольких томительных дней, / Чтобы туча над тёмной Россией / Стала облаком в славе лучей» [18, с. 492].

В «Молитве» А. Ахматовой чувствуется страх: страх за Родину, за судьбу России, за себя и своих близких. Это произведение — на редкость бескорыстная молитва, в которой Родина больше чем сын, больше, чем друг, даже больше, чем чары: «таинственный песенный дар». Такой же страх за жизнь мы видим в «Молитве» О. Мандельштама: «Помоги, господь, эту ночь прожить, / Я за жизнь боюсь: за свою рабу… / В Петербурге жить — словно спать в гробу».

Стихотворная молитва есть даже у революционной Ольги Берггольц, что свидетельствует о том, что поэтесса жила с верой в душе, однако ее представление о Боге отнюдь не христианское, скорее языческое: «Да будут слезы эти как молитва. / А на врагов — расплавленным свинцом / пусть падут они в минуты битвы / за всех, за всех, задушенных кольцом» [19].

В христианской лирике Николай Степанович Гумилева — русского поэта и критика Серебряного века, основателя акмеизма — есть стихи, заставляющие задуматься о Боге, о вечности, о своем ближнем: «Мечты Господни многооки, / Рука Дающего щедра, / И есть еще, как он, пророки — / Святые рыцари добра». [20].

Молитвенная проблематика в творчестве Ф.И. Тютчева связана с осознанием поэтом духовной катастрофы мира. Молитва у поэта признается единственным средством, способным очистить человека, приобщить к мировой гармонии. Ф.И. Тютчев подчеркивает, что атеизм современного мира порождает грандиозную проблему — именно вера и ее проявление в молитве противостоит антихристанским революционным тенденциям. В стихах поэта мы слышим призыв к молитве, искренняя вера, стремление жить по закону Божьему, любовь к Православию и Родине.

Контуры жанра молитвы намечаются уже в юношеских стихотворениях И.А. Бунина «Под орган душа тоскует…» (1889), «В костеле» (1889), «Троица» (1893) и др. Молитвенное обращение ко Христу первоначально сопрягается здесь с эстетическим переживанием таинственно-величавого храмового пространства, овеянного «куреньем мглы» и увенчанного скорбным «Христа распятьем», а также звучания органной музыки, в которой «мука о земном» преображается «песнью небесных сил».

При изучении стихотворных молитв следует исходить из того, что творчество подобного рода — это явление религиозно-эстетического порядка, стремящееся приблизиться к постижению истины посредством выразительных средств языка. Приобщение к религиозной культуре — это путь прежде всего путь филологии, способ возвращения к мировой культуре, ее традиции.

направление 0203 – филология

специальность 6.020303 – филология («русский язык и литература»)

Курсовая работа студентки

1.1. Молитва как объект изучения теологии……………………………..

1.2. Молитва как объект изучения культурологии..……………………

1.3. Молитва как объект изучения теолингвистики……………

1.4. Жанрово-стилистические особенности молитвы. Виды молитв……..

2.1. Структура и композиция молитвы……………………………………..

2.2. Фонетические особенности молитвы ………………………………….

2.3. Семантические особенности молитвы…………………………………

2.4. Лексические особенности молитвы…………………………………..

2.5. Синтаксические особенности молитвы……………………………….

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………….

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………….

До недавнего времени в силу разных причин религиозный язык, понимаемый как совокупность жанровых разновидностей, функционирующих в сфере религии, оставалась за рамками лингвистического изучения. «Современная наука опирается на понятие жанра как один из наиболее эффективных объясняющих механизмов при рассмотрении ситуаций использования языка, механизмов порождения и интерпретации речи, что позволяет рассматривать жанр как типологическое явление, исторически устойчивое, свойственное произведениям разных эпох и направлений.

Жанр определяется совокупностью структурно-композиционных средств, особенностями языка и стиля. Так, для религиозных текстов характерна более высокая, чем в бытовой речи, формально-смысловая организованность, искусность. »[Прохватилова О.А. 1997. С.43]

Актуальность выбранной темы определяется следующим причинами:

религиозный язык является одним из древнейших и важнейших типов общения, вместе с тем в науке о языке его признаки были изучены мало;

изучение религиозного языка осуществляется в теологии, философии, психологии, социологии и теолингвистике. Поэтому синтез различных аспектов описания религиозного языка в лингвистическом исследовании позволяет расширить потенциал лингвистической теории за счет привлечения достижений, полученных в смежных областях знания;

молитва — как жанр религиозного языка сложилась на протяжении длительного исторического периода, и поэтому ее описание позволяет понять не только природу данного языка, но и принципы жанрового устройства общения в целом;

определяется повышенным интересом лингвистов к молитвам как жанру религиозного языка и к языковым особенностям церковнославянского языка, как основному языку православных молитв;

изучение языковых характеристик религиозного языка дает возможность раскрыть специфику языковых и речевых средств, используемых в институциональном общении;

в основу выполненной работы положена следующая гипотеза: религиозный язык представляет собой сложный коммуникативно-культурный феномен, основу которого составляет система определенных ценностей, которая реализуется в виде определенных жанров и выражается посредством определенных языковых и речевых средств.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Целью данной работы является характеристика молитвы как жанра религиозного языка. Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

попытаться понять, что такое религиозный язык;

отметить отличительные особенности религиозного языка;

выделить основные жанры религиозного языка;

дать определение молитвы как жанра религиозного языка;

выделить основные виды молитв;

определить жанрово-стилистические особенности молитв.

Объектом исследования является православные молитвы, которые понимаются как общение, основная интенция которого — поддержание веры или приобщение человека к вере. В качестве предмета изучения рассматриваются жанры и языковые характеристики религиозного языка.

Материалом исследования являются основные православные молитвы, такие как «Отче Наш», «Молитва Ангелу Хранителю», «Молитва предначинательная», «Песнь Богородицы».

Научная новизна работы состоит в определении конститутивных признаков молитвы, в выделении и объяснении её основных функций, в характеристике её жанров, в описании коммуникативных особенностей молитвы как жанра религиозного языка.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что данная работа вносит вклад в развитие теории языка, характеризуя один из его вариантов – религиозный язык, с позиций теолингвистики, аксиологической лингвистики, теории речевых жанров.

Выполненное исследование основано на положениях, доказанных в работах К. Бюлера, М. Бахтина, А. К. Гадомского, В. И. Гараджа , Н. К. Грунского, Е. Зигабена, В. И. Карасика ,К. А. Кузьмина , Н. В. Матусевича , Н. Б. Мечковской , М. А. Селищева, Г. А. Хабургаева, Р. О.Якобсона и других исследователей.

Методы исселедования — описательный и сопоставительный. Они заключаются в следующем: описательный метод – наблюдение, обобщение, интерпретация и классификация материала; сопоставительный метод – это исследование описание одного языка через системное сравнение с другим языком с целью прояснения его специфичности; а также – наблюдение, контекстологический метод, стилистический анализ, метод компонентного анализа.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, приложения с образцами молитв.

В первой главе работы – «Молитва и аспекты в её изучении» — рассмотрено содержательное и знаковое пространство религиозного языка, описаны участники общения, также молитва была рассмотрена с точки зрения религии, культуры и лингвистики.

Во второй главе — «Особенности молитвы. Анализ молитвы»- была рассмотрена структура молитвы, был проведён подробный фонетический, лексико-синтаксический анализ основных православных молитв.

В заключении отражены полученные выводы.

Список литературы включает в себя … источник.

Приложение включает в себя некоторые православные молитвы.

Практическая ценность работы заключается в том, что полученные результаты могут найти применение в вузовских лекционных курсах по языкознанию, истории русского языка, межкультурной коммуникации, лингвистике текста, теории дискурса, социолингвистике и психолингвистике, при проведении спецкурсов и спецсеминаров и написании работ различного типа.

МОЛИТВА КАК ОСОБЫЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ ЖАНР

Крицкая Наталья Викторовна

канд. филол. наук, доцент ГУДОВ «ВО ИРО», г. Витебск,
Республика Беларусь

Формирование жанров христианских религиозных текстов происходило на протяжении определенного времени и отличалось своеобразной закономерностью. В.И. Карасик указывает на то, что для квалификации жанровой природы речи необходимо не только выявление типовых действий говорящего, но и определение целого круга многомерных отношений: участники коммуникации (минимум два), предмет речи, предлагаемый адресантом, предмет речи, воспринятый и, может быть, дополненный адресатом — вот четыре точки в пространстве коммуникативного акта, которые представляют минимальный набор объектов, вступающих во взаимоотношения в ходе реализации того или иного речевого жанра. Он же выделяет четыре жанра религиозного дискурса: молитва, проповедь, исповедь и обрядовое действие [3, с. 4, 7, 9, 12].

В Толковом словаре русского языка молитва толкуется как «1. В религии: установленный канонический текст, произносимый при обращении к Богу, к святым. 2. Моление, обращенное к Богу, к святым». Молитва — это акт любви, в которой любовь к Богу проявляется более всего, так как все способности человеческой души через молитву сознательно и актуально обращаются к Богу и соединяются с ним [6, с. 362].

Словом «молитва» определяют особое духовное состояние человека. Сложно дать однозначное определение этому феномену духовной жизни, поскольку это состояние изменчиво. В энциклопедии «Христианство» дается следующее определение, основанное на противопоставлении земной (телесной) и небесной (духовной) жизни: молитва является «вместилищем всей духовной жизни или самой духовной жизнью в движении и действии» [7, с. 142]. Конечно, это наиболее общее определение, но вместе с тем оно четко локализует молитвенное событие в жизни верующего.

В Библейской энциклопедии молитва толкуется как «возношение ума и сердца к Богу, являемое благоговейным словом человека к Богу» [2, с. 292]. Св. Иван Златоустый утверждал, что «молитва — это определенный якорь для тех, кому угрожает опасность; это сокровище, которое способно обогатить и излечить физически».

Истоки поэтической молитвы следует искать в молитве канонической. Изначально коммуникативная функция канонической молитвы — обращение к Богу с целью восхваления, с той или иной просьбой или с благодарностью. В.А. Мишланов в своей статье «Молитва как речевой жанр» утверждает: «Отречение реальной обратной связи сближает молитву с любым поэтическим произведе­нием. Собственно говоря, молитва и есть одно из древнейших поэтических творений, более того, лирическая поэзия опирается на молитву как на один из основных её прототипов» [5].

В данной статье нами рассматривается не просто молитва в религиозном понимании этого слова, а то, что Э.М. Афанасьева обозначает как особый поэтический жанр — стихотворная молитва. В этом жанре создается «новая эстетическая реальность», в которой важную роль играет богообщение и «установка молящегося (трансцендентная или имманентная) на духовное преображение или преображение окружающего мира в процессе богообщения» [1, с. 17].

Стихотворная молитва многое взяла от канонической: содержание, состояние лирического героя, адресация, деление на жанры, поэтические приемы. В истории русской поэзии есть незаслуженно забытые имена. Федор Николаевич Глинка — русский поэт, создавший большое количество стихотворений, известен современному русскому читателю только как поэт-декабрист, автор романсов «Сон русского на чужбине» и «Не слышно шуму городского…». Молитва для Ф.Н. Глинки всегда была важным способом духовного самосовершенствования: «К Тебе, мой Бог, спешу с молитвой: / Я жизнью утомлён, как битвой! / Куда своё мне сердце деть? / Везде зазыв страстей лукавых; / И в чашах золотыхотравы, / И под травой душистойсеть. / Там люди строят мне напасти; / А тут в груди бунтуют страсти! / Разбит мой щит, копьё в куски, / И нет охранной мне руки!» [8].

В стихотворении Николая Языкова «Молитва» перед читателем встает преддверье рая, «таинственные врата». Мы видим, что поэтам важно сохранить себя не столько для жизни земной, сколько для жизни небесной: «Молю святое провиденье: / Оставь мне тягостные дни. / Но дай железное терпенье, / Но сердце мне окамени» [10].

Подражания молитвам, начиная с XVIII века, получают многообразные поэтические формы. В них или варьируются излюбленные мотивы псалмов, или с помощью пейзажной детали и психологических подробностей индивидуализируется ситуация молитвы. Именно этим путем — путем раскрытия интимно-духовных отношений личности к Богу — движется молитвенная лирика Анны Ахматовой: от подражаний и стилизаций к сложному сочетанию религиозно-мистических, нравственных, эмоциональных элементов, не отрываясь от традиционной формы изложения содержания: «Дай мне горькие годы недуга, / Задыханье, бессонницу, жар, / Отыми и ребёнка, и друга, / И таинственный песенный дар — / Так молюсь за твоей литургией / После стольких томительных дней, / Чтобы туча над тёмной Россией / Стала облаком в славе лучей» [7, c. 492].

В «Молитве» А. Ахматовой чувствуется страх: страх за Родину, за судьбу России, за себя и своих близких. Это произведение — на редкость бескорыстная молитва, в которой Родина больше чем сын, больше, чем друг, даже больше, чем чары: «таинственный песенный дар». Такой же страх за жизнь мы видим в «Молитве» О. Мандельштама: «Помоги, господь, эту ночь прожить, / Я за жизнь боюсь: за свою рабу… / В Петербурге жить — словно спать в гробу»

Стихотворная молитва есть даже у революционной Ольги Берггольц, что свидетельствует о том, что поэтесса жила с верой в душе, однако ее представление о Боге отнюдь не христианское, скорее языческое: «Да будут слезы эти как молитва. / А на врагов — расплавленным свинцом / пусть падут они в минуты битвы / за всех, за всех, задушенных кольцом» [11].

В христианской лирике Николай Степанович Гумилева — русского поэта и критика Серебряного века, основателя акмеизма — есть стихи, заставляющие задуматься о Боге, о вечности, о своем ближнем: «Мечты Господни многооки, / Рука Дающего щедра, / И есть еще, как он, пророки — / Святые рыцари добра». [11].

Молитвенная проблематика в творчестве Ф.И. Тютчева связана с осознанием поэтом духовной катастрофы мира. Молитва у поэта признается единственным средством, способным очистить человека, приобщить к мировой гармонии. Ф.И. Тютчев подчеркивает, что атеизм современного мира порождают грандиозную проблему — именно вера и ее проявление в молитве противостоит антихристанским революционным тенденциям. В стихах поэта мы слышим призыв к молитве, искренняя вера, стремление жить по закону Божьему, любовь к Православию и Родине.

Контуры жанра молитвы намечаются уже в юношеских стихотворениях И.А. Бунина «Под орган душа тоскует…» (1889), «В костеле» (1889), «Троица» (1893) и др. Молитвенное обращение ко Христу первоначально сопрягается здесь с эстетическим переживанием таинственно-величавого храмового пространства, овеянного «куреньем мглы» и увенчанного скорбным «Христа распятьем», а также звучания органной музыки, в которой «мука о земном» преображается «песнью небесных сил».

Стихотворная молитва приписывается преданием и Н.В. Гоголю. Впервые она была напечатана в «Собрании листков для душеполезного чтения», опубликованном по Благословению Святого Афонского Ильинского скита, под названием «Песнь молитвенная ко Пресвятой Деве Марии Богородице».

В последние годы издаётся множество работ, посвящённых проблеме религиозности сознания и творчества А.С. Пушкина. В связи с этим внимание исследователей привлекает творчество поэта 1830-х годов, особенно богатое использованием церковнославянизмов и библейской образности. Молитва представлена в стихотворении «Отцы пустынники и жены непорочны…», которое включает в себя переложение Великопостной молитвы преп. Ефрема Сирина.

При изучении стихотворных молитв следует исходить из того, что творчество подобного рода — это явление религиозно-эстетического порядка, стремящееся приблизиться к постижению истины посредством выразительных средств языка. Таким образом, духовный потенциал богословия соединяется с культурными возможностями языка и литературы. Изучение стихотворной молитвы — прекрасный пример содружества лингвистики, литературоведения, лингвокультурологии. С одной стороны, она может быть рассмотрена как связь с великими идеями христианства, с другой — как жанр, с третьей — исследуется ее язык как средство существования культурно-религиозных установок общества [4, с. 81]. Приобщение к религиозной культуре — это путь прежде всего путь филологии, способ возвращения к мировой культуре, ее традиции.

Секция: Филология

LIII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Жанр молитвы в лирике М.Ю. Лермонтова

М.Ю. Лермонтов за свои 26 лет оставил большое творческое наследие в литературе. В нем мы находим и борьбу противоположных мнений, и ограниченность истории русской литературы. Особо следует отметить лермонтовское религиозное мировоззрение, на которое обращают внимание лермонтоведы – Л.Я. Гинзбург, Е.Н.Михайлова, И.Л. Андроников, В.А. Мануйлов и др. Некоторые лермонтоведы считают, что библейский сюжет не мог не повлиять на поэта. В 80-х годах XX в. в свет выходит ряд статей: «Религиозные мотивы», «Библейские мотивы», «Богоборческие мотивы», которые друг с другом переплетаются в один библейский сюжет.

Следует отметить, что интерес к библейской проблематике не только требует анализа отдельных произведений, но и вызывает интерес у поклонников лермонтовского наследия. Именно поэтому для критиков предоставляется возможность еще и еще раз вернуться к тщательному исследованию библейских произведений, написанных выдающимся поэтом.

Анализ молитвенных мотивов позволил по-новому взглянуть на эволюционный жанр молитвы в наследии Михаила Юрьевича. Актуальность статьи видится в исследовании религиозного состояния души поэта, его покаяния, веры в милосердие, надежды на спасение, христианской любови, которые пронизывают поэзию М.Ю. Лермонтова. Его поэтическое воплощение лежит в человеке как Божием образе и подобии [1, с. 196].

Прежде всего, следует раскрыть понятие «молитва». Молитва это – живое общение с Богом. В нее вкладывают и веру в отеческую любовь Всевышнего, и убежденность в действенности молитвенного слова, и стремление к покаянию, очищению, спасению. Молитвы – это религиозно-мистическое творчество. М.Ю. Лермонтов в своей поэзии не остался равнодушным к религиозному жанру. Он неоднократно возвращался к этой теме. «Одну молитву чудную Твержу я наизусть. Есть сила благодатная В созвучьи слов живых, И дышит непонятная, Святая прелесть в них». По-детски просто у М.Ю. Лермонтова народ услышал молитву: «Есть речи: значенье Темно иль ничтожно, Но им без волненья Внимать невозможно…»[2, с. 28]. Часто и сам М.Ю. Лермонтов употреблял в своей речи – «значенье ничтожно». На наш взгляд, он хотел, чтобы эти речи слышали от него другие, которые познавали бы смысл: «Душа их с моленьем, Как ангела, встретит, И долгим биеньем Им сердце ответит».

Для Лермонтова его молитва всегда была тайная. Многие литераторы, критики считали М.Ю. Лермонтова безбожником, что он никогда не был религиозным человеком. Но это было лишь заблуждением. Для Михаила Юрьевича абсолютной реальностью был Бог. И, несмотря на то, что поэзия порой его уводила далеко от Божиих путей, он сам осознал, что так не должно быть, что это может погубить его. В такие минуты он просит Бога не карать его, так как понимает свою вину перед Всевышним, что приводит поэта к страху предстать пред Его Очами: «К тебе ж проникнуть я боюсь».

В 1837 году Лермонтов пишет стихотворение «Молитва», которая на многие века остается в русском стихе («Я, Матерь Божия, ныне смолитвою. »). Молитва «Я, Матерь Божия» ни на одну молитву непохожа. Можно с уверенностью сказать, что «Молитва» в лирике М.Ю. Лермонтова предстает пред нами как благоговейная любовь, что может быть названа гимном чистоты, нежности, душевной красоты. В «Молитве» М.Ю. Лермонтов воспел не только могущество «слова», но и библейскую лексику. Верующие видят в духовном поэте поэтические шедевры о сердечной связи Михаила Юрьевича с космосом, частью которого он ощущал планету Земля, запечатлев её «в сиянье голубом».

Стихотворения-молитвы поэта не лишены противоречивости в религиозных взглядах. Так, «Молитва» 1829 г. – это мольба-спор, обращенная к Господу. Герой стихотворения – живой, реальный человек, который занят своим любимым делом – написанием стихов. «Лава вдохновения» «клокочет» в его груди. Он понимает земной мир «с его страстями», но «дикие волнения» жизни «мрачат стекло» его очей. Тяга к творчеству является самым сильным из земных переживаний. Поэзия овладела всей его душой, не оставив там места для «живой речи» Бога. Ум поэта уносится вдаль от Божьей дороги, возможно, поэтому сам он находится в «заблужденье» [3, с. 561]. Конфликт стихотворения в том, что юному поэту тесно в земном мире, но он не решается приникнуть к миру Всевышнего, поскольку «звуком грешных песен» молится не ему. Душа лирического героя не может совладать с талантом, который дан ему свыше. Лермонтов обращается с молитвой к Всесильному, чтобы он освободил поэта от «жажды песнопенья» и обратил его сердце в «камень», что поможет встать на «тесный путь спасенья». Юный поэт осознает силу своего таланта, но благоволит не царству Божьему, а «могильному» «мраку земли», с его страстями, заблуждениями, «дикими волнениями», «звуками грешных песен».

«Молитва» 1837 г. – с одной стороны, молитвословие, с другой – шедевр любовной лирики: лирический герой молит Бога дать счастье любимой женщине, хотя сам поэт является «странником с пустынной душой». В стихотворении звучат богоборческие мотивы. Поэт пытается раскрыть перед Всевышним свою жизнь в тесном для поэтических звуков «земном мире». Он просит Творца дать ему свободу, забрать у него ниспосланный поэтический талант, то есть отказывается от дара Бога. Но отнятый песенный дар – это лишение поэта жизни, а значит обретение пути спасенья возможно только для простого смертного, а не поэта.

«Молитва» 1839 г. – это вдохновение поэта, светлая грусть и надежда. Стихотворение выражает идею отказа от прежних сомнений, скепсиса, приводящих поэта в состояние грусти. Лермонтов акцентирует внимание на «силе благодатной» святого слова. Основываясь на этом, можно сказать, что стихотворение «Молитва» является соединением тем: вера, душевное просветление тесно переплетаются со словом, что аккумулируется поэтом в тему творчества.

В другом стихотворении Лермонтов дает такую характеристику творчеству: «из пламя и света рожденное слово».

Такая идейно-тематическая связь возникает неслучайно. У Лермонтова уже в самых ранних стихах появляются две музы – одна демоническая, которая несет настроения сомнения, скепсиса и приводит к тоске и скуке; другая – муза, помнящая небесные «песни святые», о которых говорится в раннем стихотворении «Ангел». На протяжении многих лет идет напряженная внутренняя борьба этих муз, но ко времени создания «Молитвы» исход этой борьбы становится очевидным.

Лирический жанр – это особое творческое развитие поэта, его открытие и существенное звено поэтического наследия.

В своем жанре М.Ю. Лермонтов неоднократно обращался через молитвы к Библии при написании стихов [5, с. 183]. Главным является тот факт, что М.Ю. Лермонтов несмотря на противоречивость в отношении к Богу в своих литературных творениях представлял разные грани богопознания: хвала и обвинение, сомнения и вера, смирение и бунт.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В последние годы XX века вновь возрос интерес к творчеству поэта с точки зрения взаимоотношения его художественного мира с христианством. Таким образом, жанры молитвы в лирике у поэта – многообразное явление, в котором для исследователей открывается новое пространство для дальнейшей деятельности.

Жанр молитвы в русской литературе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here